Главная > Интервью > Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Георгий ответил на вопросы студентов НГЛУ им. Добролюбова
13:25, 11 октября 2006

Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Георгий ответил на вопросы студентов НГЛУ им. Добролюбова

– Владыка Георгий, каким вы видите будущее России и замечаете ли вы какие-либо перемены в духовной жизни россиян?

– Мне бы хотелось видеть нашу страну могучей, красивой, не агрессивной. Чтобы мы научились хранить свою землю. Очень важна экономическая, военная, духовная безопасность. Обратите внимание: когда начались большие перемены в обществе, к нам не пришли новые технологии с Запада, многие позитивные явления, на страну обрушился весь суррогат, начиная с наркомании и заканчивая многими другими явлениями. Благочестие, целомудрие стало поругаемо. Сейчас, с одной стороны, увеличивается количество храмов, монастырей, духовных учебных заведений. С другой – я вижу молодежь, девушек с бутылками пива, в совершенно невнятном состоянии. Есть две стороны нашей жизни, и которая из них перевесит, я вам не могу сказать. Но со своей стороны я буду делать все, чтобы страсти и грех как можно больше ушли из жизни людей.

– Как Церковь относится к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией?

– Это явление не ново, мы знаем и эллинскую традицию и т. д. Надо понимать, что антихрист – значит против Христа. То, что с точки зрения христианства – грех, мерзость и беззаконие, то с современной точки зрения – норма жизни. Это и есть дух антихриста. Эту идею нужно осуждать. Почему именно в нашем веке всплеск таких явлений? Потому что мы отошли от своей традиционной жизни.

– Что вы вкладываете в понятие Церкви?

– Церковь – общество верующих людей, которые веруют во Христа, Господа нашего, который был распят и воскрес. Он победил смерть. Церковь состоит из двух частей: небесной и земной. Церковь небесная – торжествующая, а Церковь земная – воинствующая. Наша война против духов злобы поднебесной.

– Как вы прокомментируете интерес к исламской культуре?

– В Европе это действительно большая проблема. Приезд сюда Совета Европы показал им, что мы находим формы общения, которые не призывают нас к противостоянию. А в Европе действительно есть многомиллионные образования мусульман, которые не ассимилируются. Они приходят в страну и живут своим укладом, своей жизнью. Не надо допускать использования религиозной жизни для достижения политических целей.

Вкладываются огромные средства для того, чтобы разделить нашу страну по религиозному признаку. А православие занимает доминирующее значение в жизни нашего общества. И если сделать нашу страну безрелигиозной, бестрадиционной, мы рассыплемся как карточный домик. Сейчас возрос интерес к духовной жизни. Сейчас огромное количество книг и журналов, растет роль православия, но интерес увеличивается и к исламу, протестантизму, буддизму, кришнаитству. Причина такого интереса – семидесятилетний атеизм. Духовный голод был очень велик. А Церковь находилась в плену. В Нижегородской епархии было 40 храмов, а сейчас 500. В этом вакууме многие люди, не получая ответа в православной вере, находили интерес в других плоскостях. Это мое мнение.

– Россия – многонациональная страна. Как тогда относиться к вопросу о распространении православия в школах? Может, православие ущемляет другие нации?

– Когда мы обсуждаем вопрос об основах православной культуры, нам задают вопрос, что будет, если придет мусульманин, иудей или буддист? Я хочу сказать, что выбор должен быть свободным. Мы должны создавать системы не путем запрета, а путем предоставления права выбора. А нам сегодня чиновники права выбора не дают. Православная Церковь не говорит того, что все поголовно должны быть таковыми. Нижегородская земля многоконфессиональна. Здесь давно живут мусульмане, и со временем мы смогли выработать положительные традиции. У нас никогда не было противостояний на религиозной почве.

– У меня есть знакомый бизнесмен. Раньше он не был человеком верующим, но недавно ему поставили страшный диагноз, и врачи сказали, что не могут ничем помочь, а поскольку он общается с нашей семьей, мы сказали, что нужно обращаться за помощью не к врачам, а к Богу.

– Конечно, жизнь человека и ее окончание – великая тайна. Господь промышляет о каждом человеке. И почему заканчивается его жизненный путь на каком-то определенном уровне, мы сказать не можем. Но Господь забирает людей, которые готовы к святости жизни. Другие сами заканчивают жизнь, потому что их нечестие переполнило чашу терпения Божиего. Когда у человека возникают трудности, он обращается к Богу. Мы в повседневной жизни суетимся, но когда возникает вопрос жизни и смерти, человек все равно обращается к Богу, как правило. Человек имеет надежду и упование.

Об этом писали многие поэты, писатели. Даже А. С. Пушкин написал знаменитое стихотворение, когда пришел к позитивизму, когда познал все жизненные услады. Он задавался вопросом, зачем ему дана жизнь, зачем он должен мучаться, страдать, переживать, если после удара молотка по гробовой доске жизни нет. И некоторые заканчивали свою жизнь раньше положенного суицидом. А святитель Филарет Дроздов ответил Пушкину на его стихотворение, что «не случайно, не напрасно жизнь от Бога мне дана, не без воли Бога тайной и на казнь осуждена». После этого Пушкин анонимно написал стихотворение покаянного характера.

– Каждый ли священник имеет дар пасторства?

– Как в любом деле, есть люди более талантливые, есть менее способные, есть более и менее ревностные. Но через каждого священника проходит дар священнодействия. А личное отношение к тому или иному священнику бывает разное. Для каждого человека существует свой пастор. Это зависит от многих факторов, психологической совместимости и многих других явлений.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской епархии обязательна.