Главная > Памяти митрополита Николая (Кутепова) > Битва за Успенский собор во Владимире
«Ведомости Нижегородской митрополии» 9 (93) 16:36, 12 мая 2016

Битва за Успенский собор во Владимире

Успенский соборНезадолго до кончины приснопамятного митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова), 25 апреля 2001 года, журналисты «Независимой газеты — Религии» спросили его, какое событие он считает самым ярким в своем служении. Владыка ответил: «Я связан с Церковью с 44-го года, когда вернулся с фронта. Но самым запоминающимся считаю то, как пришлось отстаивать от передачи под музей владимирский Успенский кафедральный собор. Это было в 1976 году. Конечно, я был с кафедры Владимирской удален, но ни одного дня собор уже под музеем не был». Владимирскую кафед­ру владыка занимал с 1970-го по 1975 годы.

Ремонт за свой счет

Удивительно для советского времени, но кафедральным собором Владимирской епархии был древний Успенский собор XII века, который по всем признакам должен был быть музеем. Так случилось, что построенный в 1160 году по повелению святого благоверного князя Андрея Боголюбского храм после 1918 года был заброшен и медленно приходил в запустение. В нем лишь периодически проводили обследования и расчистку фресковых росписей, относящихся ко времени и кисти великого русского иконописца преподобного Андрея Рублева.

В июне 1944 года собор, как писали тогда, «в жутком запустении и загрязнении» был передан общине верующих, за счет средств которой храм привели «в нормальное состояние». Чуть позже, в 1949 году, был составлен официальный акт — арендно-охранный договор с владимирским областным отделом культуры, которым предусматривалось, что община обязана содержать собор в должном порядке и исправности. В том же 1949 году община собора впервые обратилась с просьбой освидетельствовать состояние древнего храма XII века, «составить дефектный акт и согласно ему провести надлежащий ремонт и восстановить станковую живопись XV века».

В 1951–1954 годах реставрация в соборе была проведена за счет средств Московской патриархии, однако это не решило главных проблем, и после очередного осмотра храма в 1972 году специальной комиссией Министерства культуры СССР стало очевидно, что фрески и иконостас находятся в плачевном состоянии, а здание требует нового незамедлительного ремонта. Этот вопрос был поставлен перед новым правящим архиереем Владимирской епархии, которым в то время стал архиепископ Николай (Кутепов).

Храм или музей?

Вместе с требованием провести в храме восстановительные работы стали звучать и голоса об изъятии здания в пользу Владимирского краеведческого музея и создании на базе храма особого музея-заповедника. Это грозило полным прекращением богослужений, как говорилось, «ради сохранения памятника архитектуры». Эти голоса звучали с разных сторон. Особенно от директора Исторического музея Алисы Ивановны Аксёновой и от настраиваемых ею работников музея.

— Самое сложное было в том, — вспоминал владыка, — что храмы Владимира и Суздаля подвергались бесконтрольному давлению со стороны местного исторического музея и его чересчур активной директрисы. Она совала свой нос во все дела и кричала на всех совещаниях, что свечки губят уникальные фрески Андрея Рублева, что это безобразие и нужно забрать Успенский собор из рук верующих.

Однажды прихожанки Успенского собора услышали, как во время одной из экскурсий экскурсовод сказала: «Скоро здесь будет ремонт, храм закроют на пять лет, потому что с молящимися делать ничего нельзя, у них служба идет по восемь часов». И намекнула гостям, что «после ремонта будут порядки другие, а молящимся сделала рукой крест».

Предполагалось, что верующим оставят пристроенный к собору Георгиевский придел и колокольню, и с этими планами преосвященный Николай боролся всеми доступными ему средствами. Как отмечает нижегородский историк, автор книги о приснопамятном митрополите Ольга Букова, в один из больших праздников владыка организовал вокруг Успенского собора крестный ход, а кто-то из прихожан поделился с иностранными журналистами своими опасениями по поводу невозвращения храма после реставрации верующим, и в иностранной печати появились соответствующие газетные заметки. Это в значительной степени способствовало тому, что власти так и не решились на передачу собора музею.

Вопросы реставрации

12 мая 1974 года было окончательно решено реставрировать Успенский собор, и началась активная подготовка. На этом этапе спор между епархиальными и музейными властями о принадлежности храма разгорелся с новой силой. Музейщики предлагали богослужения в храме прекратить совсем и ремонтировать весь храм полностью, чтобы потом оставить его в ведении музея. Епархиальный же архиерей и высшее руководство Русской Церкви выступало за поэтапный ремонт: сначала восстановить коммуникации древней части здания XII века, а затем росписи и фрески при совместном использовании музеем и епархией.

Владимирскому преосвященному, в соответствии с указом от 30 мая 1974 года, Патриархом Московским и всея Руси Пименом предписывалось «благословить начало ремонтных работ, которые будут проходить в течение двух лет, с тем чтобы после их окончания Успенский собор и дальше использовался общиной верующих». По ходатайству исполнительного органа собора патриархия выделяла на ремонт 400 тысяч рублей, что по тем временам было суммой весьма немаленькой. Попытки «выдавить» верующих из храма продолжались и позже.

В Неделю Всех святых, 9 июня 1974 года, владыка произнес в Успенском соборе проповедь, в которой оповестил верующих о грядущем начале ремонта и реставрации.

Во время первоочередных работ, связанных со вскрытием полов древней части храма, богослужения совершались в Георгиевском приделе. В процессе восстановления живописи собор использовался как общиной верующих, так и для туристического показа. Завершал ремонтные работы в 1976 году уже архиепископ Владимир (Котляров), академический друг владыки Николая.

Владыка Николай с клиром Владимирской епархии

Владыка Николай с клиром Владимирской епархии

Не угоден

Активная позиция архиепископа Николая по защите Успенского собора от захвата мешала многим. В патриархию на владыку начали поступать многочисленные жалобы и доносы, которые сам преосвященный рассматривал как «начало идеологической атаки» и «маскировку истинных причин». Внешне это было оформлено как рост недовольства общиной верующих правящим архиереем. Имело место и серьезное недовольство властей его «религиозным пылом», как они говорили, и большой самостоятельностью в решении епархиальных вопросов. Так или иначе, 17 апреля 1975 года постановлением Святейшего Синода  архиепископа Николая решено было назначить архиепископом Калужским и Боровским.

Перевод из Владимира не стал для владыки неожиданностью, он был к этому готов. Однако годы, проведенные на Владимирской кафедре, стали для него, как отмечал он сам, уроком «к уразумению на будущее».

По воспоминаниям митрополита Владимира (Котлярова), который уже второй раз менял своего друга на кафедре, «владыку Николая во Владимире очень любили, и он действительно очень много сделал, управляя этой епархией». Сам же приснопамятный митрополит еще не раз приезжал во Владимир — прикладывался к мощам святого благоверного князя Георгия Всеволодовича, любовался фресками преподобного Андрея Рублева и самим великолепным Успенским собором, который ему удалось отстоять.

Алексей Дьяконов,
кандидат богословия, преподаватель Нижегородской Духовной семинарии

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.