Главная > Интервью > Броуновское движение русского неоязычества
«Ведомости Нижегородской митрополии» 9 (165) 12:32, 16 мая 2019

Броуновское движение русского неоязычества

Парадоксально, но вместе с возрождением православной веры в нашей стране можно говорить и о возрождении славянского язычества. Его исповедуют некоторые известные персоны, языческие волхвы проводят обряды, языческие талисманы продаются в сувенирных магазинах, именами славянских богов предприниматели называют свои фирмы. Почему это происходит, что вообще известно науке о язычестве восточных славян и возможна ли его реконструкция? Этим вопросам была посвящена встреча в нижегородском Доме ученых в цикле просветительских бесед этой весной. На вопросы нижегородцев отвечал кандидат философских наук, автор книги «Язычество восточных славян перед лицом современности» Андрей Бесков.

— Андрей Анатольевич, сегодня на фоне активного интереса к древнему славянскому язычеству мы наблюдаем большое количество реконструкций, причем каждая группа новоявленных язычников считает себя правопреемницей веры далеких предков. Что говорит наука о возможности воссоздания древней славянской веры?

— В этом вопросе существуют две противоположные точки зрения. Сам я занимаюсь данной темой около 20 лет и сначала был уверен, что реконструировать славянское язычество можно, но с течением времени эта убежденность начала таять. Теперь я, скорее, отношусь к скептикам.

— В чем причина неутихающих споров?

— До нас не дошли свидетельства носителей языческого мировоззрения, у нас нет письменных источников. О язычестве славян мы черпаем информацию из памятников христианского или исламского происхождения. Все, что мы знали об этом из источников, было известно еще в XIX веке. На излете XIX века ученые стали искать новые методы исследования этой проблематики. Большую популярность приобрели лингвистические методы реконструкции славянской духовной культуры, когда обобщаются элементы верований, сохранившиеся в индоевропейских религиозных традициях, и получившуюся мифологическую схему проецируют на несколько тысячелетий назад. В качестве элементов используются имена богов и других мифологических персонажей, ученые пытаются установить их этимологии, и это приводит к появлению десятков противоречивых версий. Лингвистика не настолько точна, как хотели ее видеть мифологи.

— К каким же источникам о верованиях славян: «Повесть временных лет», «Велесова книга» — апеллируют приверженцы древнего культа?

— Во всей истории про «Велесову книгу», если углубиться в нее, одни нестыковки и противоречия. Среди ученых нет разногласий, что эта книга — фальшивка. Даже многие неоязычники, которые на первых порах сильно зависели в своих построениях от «Велесовой книги», сегодня признают это. Но она привлекла внимание общества к теме славянского язычества и способствовала ее популяризации. «Слово о полку Игореве» — интересный источник, но он сам породил огромное количество литературы по поводу того, как его понимать, интерпретировать. Он тоже нуждается в масштабных комментариях и филологических реконструкциях.

— Какие известны самые древние свидетельства о религии древних славян?

— Самое древнее свидетельство — это упоминание византийского автора VI века н. э. Прокопия Кесарийского о верховном боге славян — повелителе молний. Часто делают вывод, что речь шла о Перуне, но полной уверенности нет. Все подобные свидетельства крайне фрагментарны. Что касается древнерусских источников, ситуация плачевна. Есть летописи, в которых кое-что упоминается о славянских богах, есть древнерусские поучения против язычества, которые появились через несколько веков после Крещения Руси. Но зачастую это были переводные сочинения, в которые древнерусские книжники вставляли имена славянских богов. Пытаясь адаптировать переводные тексты для славянской аудитории, древние книжники по сути сами создают схемы восточнославянского язычества, становясь первыми реконструкторами язычества.

Взять известное среди исследователей «Слово об идолах». Это компиляция, составленная на основании поучения Григория Богослова против античного язычества. Древний книжник предположил, что сначала славяне приносили жертвы упырям и берегиням, затем Роду и рожаницам и только потом над всеми возвысился Перун как главный бог. Известный советский историк и археолог Рыбаков воспринял эту периодизацию как истину и подарил средневековой реконструкции вторую жизнь.

— Чем объясняется интерес к язычеству в позднесоветское время?

— Он обостряется тогда и там, где ослабевает преследование язычества со стороны властей. Да и вообще интерес к седой старине, романтике, к чему-то таинственному свойственен природе человека. Интерес к язычеству сегодня наблюдается по всему миру. Даже в Израи ле — прародине авраамических религий — есть свое неоязычество. О неоязычестве в мусульманских странах, правда, ничего не слышно, что, очевидно, связано с более строгими политическими режимами в большинстве этих стран. Зато в России часть татарской интеллигенции пытается найти свои корни в доисламской старине.

— Есть ли все-таки такие места, где язычество сохранилось как живая, непрерываемая традиция? Взять, к примеру, Марий Эл. Там ведь до сих пор есть верховный жрец, признанный на государственном уровне.

— Есть разные мнения по поводу того, насколько хорошо древняя языческая традиция сохранилась у марийцев. Думаю, марийцы не самый показательный пример. Лучше обратиться к малым народам Русского Севера. Их христианизация коснулась в меньшей степени, чем народов, населяющих центральную Россию.

— Что доподлинно известно о язычестве восточных славян?

— Достоверно известно, что оно было. Все остальное нам известно с большой долей гипотетичности. Из источников мы знаем, например, имена славянских божеств: Перун, Хорс, Дажьбог, Велес, Сварог, Макошь и др. Однако по поводу этих имен в научной среде много разногласий. Например, все ли они были славянскими. Не вполне понятно, был ли бог Велес. В «Слове о полку Игореве» Боян назван внуком Велеса. Есть точка зрения, что этим словом обозначали богатырей (людей, великих телом). В источниках ведь в основном упоминается не Велес, а Волос. Ряд ученых их отождествляет, считая, что это разные формы одного имени. Другие считают, что говорить можно только о боге Волосе, а Велес — это то ли испорченное чтение данного имени, то ли какой-то отдельный божок или демон. Сварог — другой любопытный пример. Кто-то отводит ему место верховного божества славянского пантеона, а вот филолог Зубов доказывает, что этим словом назывался просто сноп хлеба… Такие противоречивые версии существуют в отношении каждого славянского божества, известного нам по древнерусским источникам. Неслучайно известный польский исследователь Станислав Урбанчик писал, что изучение славянского язычества является историей разочарований.

— У неоязычников есть проблема и с письменностью. То они пользуются кириллицей, то специальный алфавит придумывают. Некоторые доказывают, что у славян было свое руническое письмо — руница.

— Руническое письмо зародилось на территории Северной Европы до ее христианизации, поэтому имеет отношение, скорее, к хронологии, чем к религии. В скандинавском руническом письме ничего чисто языческого нет. Известны находки с руническими надписями бытового содержания, встречаются даже записи рунами христианских молитв. Тема славянских рун сейчас широко распространена в массовой культуре, активно муссируется в интернете и СМИ. В фильме «Крещение Руси», показанном по Первому каналу на Пасху в прошлом году, буквы в титрах были стилизованы под скандинавские руны. У зрителей складывается впечатление, что это славянские руны. На канале «РЕН ТВ» тема славянских рун цветет пышным цветом. Науке же о славянских рунах ровным счетом ничего не известно.

— Так можно ли назвать язычеством восточнославянскую форму религиоз ности? Некоторые предлагают ее считать адаптированной версией христианства.

— Термин «язычество», безусловно, употребим, хотя бы потому, что само это слово появилось именно для обозначения верований, которые бытовали у различных народов до возникновения иудаизма и христианства. Не вижу никакой проблемы, чтобы его использовать в том же значении. Язычество — это то, что не является иудаизмом, христианством и исламом, это все неавраамические религии.

— Что можно сказать о современном положении неоязычества в нашей стране?

— Я бы охарактеризовал русское неоязычество термином «броуновское движение», где хаотично двигаются, сталкиваются и отталкиваются друг от друга разные группы, лидеры, идеи. Единого понимания, что такое неоязычество, нет, потому что само оно весьма неоднородно. В самой неоязыческой среде родилось такое понятие как псевдоязычество, к которому одна часть язычников — родноверы — относит инглингов (хотя у них от христианства, кажется, больше, чем от язычества), а также исторические реконструкции в духе Михаила Задорнова. В последнее время появилось новое течение в неоязычестве, которое критикует уже и родноверие.

— Религия — это не только доктрина, но и духовная практика, включающая обряды и ритуалы, циклические обряды и праздники. Возникает вопрос: откуда приверженцы неоязычества их заимствовали?

— Конечно, эти ритуалы преимущественно придумываются современными волхвами. Откуда берутся сами волхвы, вопрос тоже интересный. Они неожиданно самозародились и самопосвятились в этот высокий сан. Но сейчас набирает популярность идея нового язычества, то есть попытка все разрушить и воссоздать что-то более презентабельное, научное и логичное. Я думаю, за такими попытками будущее неоязычества. Может быть, оно даже утратит приставку нео и станет просто современным русским язычеством, не обремененным шлейфом исторических спекуляций.

Записала Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.