Главная > Церковь и культура > Что могут куклы Марии Муат?
«Ведомости Нижегородской митрополии» 3 (135) 14:45, 8 февраля 2018

Что могут куклы Марии Муат?

Современные мультфильмы для детей — это, как правило, сериалы. Короткий, по три-четыре минуты, авторский фильм на экране телевизора почти не увидишь. Разве что ленты, созданные в советский период, и то в виде исключения, не считая одного-двух платных каналов. Вместе с тем, авторское анимационное кино — это не архаизм, не вчерашний день мультипликации. Это высокохудожественный формат, через который можно донести до маленького зрителя образ мира, нравственные категории — в доступной сказочной форме. Авторский стиль в анимации живет благодаря энтузиастам-режиссерам, для которых творческий подход, художественные и воспитательные задачи в искусстве выше наживы.

Одна из таких площадок, где молодые режиссеры создают авторские фильмы, уделяя внимание нравственным аспектам, внутреннему миру персонажей, — анимационная студия «Пчела». С момента основания ею руководит знаменитый режиссер-мультипликатор, ученица Сергея Образцова Мария Муат. В конце прошлого года Мария Андреевна посетила в Нижнем Новгороде фестиваль доброго кино «Киномай», показала несколько своих фильмов и провела для юных нижегородцев мастер-класс. Даже принесла с собой куклы, которые снимались в ее работах. С мастером кукольной анимации мы побеседовали о художественном языке мультипликации.

— В куклы вы играете, можно сказать, всю жизнь, сначала в ГИТИСе, на курсе Сергея Образцова, затем на главных мультипликационных студиях Советского Союза: «Мульттелефильме» и «Союзмультфильме». Чем вас пленили куклы?

— Это моя судьба, неожиданный ее поворот. Я всегда хотела стать режиссером драматического театра. После школы было несколько неудачных попыток поступить на режиссерский факультет. Вдруг Сергей Образцов объявил набор в свою мастерскую, и я случайно поступила к нему. И поняла, что куклы — это мое, и всю жизнь этим занимаюсь. Обстоятельства привели меня в творческое объединение «Экран», я начинала как ассистент режиссера в студии «Мульт­теле­фильм». Кинематограф так увлек меня, что я хочу заниматься этим всю жизнь.

— Встречается мнение, что куклы, по сравнению с рисованным персонажем, сковывают фантазию и творческие возможности режиссера-мультипликатора…

— Когда я начинала работать в этой отрасли, считалось, что кукольное кино менее динамичное, более репличное, примитивное. С опытом стала понимать, что с помощью куклы можно выразить очень многое, только другими средствами. Рисованного кино я не чувствую, поэтому подбираю такой материал, который может сыграть кукла. Если сюжет динамичный, экспрессивный, где необходимо часто менять планы, я его либо совсем не беру, либо достигаю динамики другими средствами.

— Какой материал вам подсказывают куклы?

— Обычно я стараюсь откликаться на то, что меня волнует именно сейчас. Как правило, режиссеры сами придумывают сценарии. Я так никогда не делаю. Предпочитаю работать с драматургом (у него другой строй ума) и художником.

— Раньше для куклы главным был характер, он же образ. Характер определял, как кукла движется, улыбается, сердится. Сегодня же в анимации царит культ правдоподобия. Персонажи разных фильмов двигаются одинаково. Как будто вышли все из одного большого кукольного инкубатора…

— Я считаю, что максимально подробное правдоподобие для анимации смертельно опасно. В работе с куклой приближение к характеру можно достичь только через пластику — движение, мимику, жесты. И этим законом пренебрегать нельзя. К примеру, в моем мультике «Про Мышонка» по Маршаку многое построено именно на движении персонажей: так выражается их характер. У каждой няньки Мышонка отдельная пластика. Тупая жаба с растянутыми ногами забавно топает, безумная ковбойская лошадь все время подкидывает Мышонка и скачет галопом, ограниченная курица душит его в своих объятьях, щука молчит и только щелкает зубами, а кошка — элегантная, ловкая и плавная.

— На студии «Анимос», где вы работали, несколько лет работает проект «Русская классика — детям». Среди готовых и уже показанных фильмов — «Желтухин» по Алексею Толстому, «Девочка Люся и дедушка Крылов» по Саше Черному, Пушкинские «Капитанская дочка» и «Метель», «Каштанка» по Чехову…

— Цикл фильмов по русской классике мы придумали вместе с моим мужем, замечательным сценаристом и драматургом Владимиром Головановым. Нам уже тогда, в начале 2000-х, стало казаться, что дети стали меньше читать, больше заняты компьютером. Если мы будем экранизировать стихи, детские сказки, пьесы, это может принести пользу, воспитывая вкус и пробуждая интерес к нашей детской литературе.

— Мария Андреевна, а почему современные дети практически не видят новые российские короткометражные мультфильмы?

— К сожалению, так устроен сейчас прокат. По телевидению можно увидеть разве что фильмы, созданные в советский период. Авторская анимация, где фильм идет по 3–4 минуты, телевидению невыгодна, это не бизнес. То ли дело сериалы! Когда на разных встречах я показываю мультфильмы нашей студии «Пчела», все спрашивают: «Где бы это увидеть»?

— Какие у вас творческие планы?

— Мы собираемся сделать сборники по классической отечественной поэзии разного времени. Сейчас готовим два сборника: «Зеленое яблоко» для детей и альманах для взрослых. Я очень рада, что молодежь все же хочет делать авторские фильмы. За это очень мало платят, и потому все вынуждены подрабатывать на мультсериалах. Но, слава Богу, есть люди, которые хотят высказаться, и я всячески их поддерживаю, как могу.

Беседовала Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.