Главная > Интервью > «Чтоб человеку человеком стать»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 9 (117) 12:01, 11 мая 2017

«Чтоб человеку человеком стать»

Один на один с залом, который за несколько минут превращается не просто в доброжелательную аудиторию, а в потрясенных, ошеломленных слушателей. Николая Румянцева, мастера художественного слова, любят и знают в Нижнем Новгороде и области уже давно. Интеллигентный, правдивый, весь наружу. Последние годы он в зените гастролей. Проводит Всемирный день поэзии, библионочи, ездит с волонтерами «Милосердия» в больницы, дома престарелых, к сиротам, инвалидам, бездомным. Выступает перед школьниками, студентами, ветеранами. С хором, артистами и один. На сцене он работает так, что музыка звучит в каждом слове, звучит в сердцах слушателей и отражается в блеске невольно наворачивающихся слез. И у детей, которых трудно поэзией взволновать, и у взрослых, которые тоже стали забывать вкус живого звучащего слова.

— Николай Александрович, почему вы стали читать стихи со сцены?

— Дело случая. Я пел в школьном хоре, солировал, активно выступал на разных площадках города. Но однажды — мне было 13 лет — на одном из концертов, прямо во время выступления, у меня сорвался голос. Я стою и плачу. Ко мне подошла завуч и говорит: «Коля, ты же великолепно читаешь». И понеслось. Конкурсы, поездки, выступления… При нашей школе был «Университет культуры» (так назвали творческое объединение), где мы под руководством завуча готовили музыкально-литературные концерты о поэтах. С этими программами мы ездили по районам, деревням, селам, производствам, заводам. Затем, на первом конкурсе чтецов, когда я читал отрывок из «Василия Теркина «Гармонь», вдруг из жюри ко мне подошла Валентина Абрамова и предложила: «Давай ты будешь концерты вести».

— Вы стали еще и ведущим?

— И режиссером, и сценаристом. Все городские, районные праздники, спортивные соревнования (я родом из Павлова). Мне, конечно, пришлось заняться самообразованием. После школы я пошел работать на завод. Наша семья огромная — шесть детей, надо было помогать родителям. Поэтому на первых порах учился самостоятельно: читал литературу по сценарному и режиссерскому делу, консультировался по переписке с преподавателями Московского историко-филологического института имени Крупской.

— Около 40 лет вы проработали в «Павловском металлисте»…

— Журналистом я тоже стал в школе. Однажды к нам пришла сотрудница газеты «Павловский металлист» Лина Крутых (она сейчас работает в Москве) и настолько интересно рассказала о журналистской работе, что я загорелся! Написал заметку для школьной газеты, вскоре меня пригласили в «Павловский металлист» и предложили писать. В армии тоже писал — в армейскую газету. Как журналиста меня даже отправляли в командировку на военные учения в Баренцево море. А после службы взяли в штат районной газеты.

— Чтение литературы — редкий и удивительный жанр. Но деньги в этой профессии точно не заработаешь. Профессия чтеца — это в большей степени миссия, служение?

— Да. И просвещение. Даже в амплуа ведущего я никогда не был просто объявлялкой номеров. На всех концертах и мероприятиях, которые мне довелось вести, я всегда старался наполнить их смыслом и донести до слушателя и зрителя как можно больше полезной информации по теме вечера — о композиторах, танцах, видах спорта, участниках встречи, событии, если праздник. Если говорить о репертуаре, я читаю исключительно нижегородскую поэзию. Пушкина, Евтушенко найти и почитать можно. А можно ли услышать своих поэтов-земляков?

— Почему такое внимание к нижегородским поэтам?

— Мне хочется, чтобы дети дорожили своей малой родиной, гордились ею. Я не случайно свои уроки-концерты, с которыми выступаю перед школьниками, называю: «Помни имя свое». Пытаюсь пробудить в детях ощущение своей связи с малой родиной. И нижегородские поэты в этом сильно помогают.

— Каким образом вы находите авторов?

— Уже давно читаю программу «Российские иваны» на стихи Олега Поскребышева (это поэт Удмуртии, единственный не нижегородец). Я нашел книгу с его стихами в макулатурном отделе книжного магазина на Горького. Стихи горячо любимого мною поэта Николая Рачкова увидел в арзамасской газете. Сейчас у меня пять программ на его стихи.

— Как рождается ваш репертуар?

— От сердца, от звучания. Так, например, появилась программа «Много ль, Господи, надо» на стихи отца Владимира Гофмана. Мне попали в руки его стихи: «Зачем ты ушел от родного порога, кто звал тебя издалека? Меня увела полевая дорога, полынь вдоль которой горька». Извечный русский мотив дороги — я за него зацепился и начал собирать по смыслу и ритму вокруг него другие стихи отца Владимира. Однажды мне подарили несколько сборников стихов иеромонаха Андрея Ярунина. Я три недели их изучал и сочинил из них программу «Возвращение блудного сына», с мотивом покаяния: «Когда же от души поклон, когда же от души молитва?»

— Наверняка, и к датам складываете программы?

— У меня есть программы к Пасхе, празднику жен-мироносиц, на тему войны. В следующем году будет отмечаться 150-летие со дня рождения Горького. И,  конечно, я взял его в репертуар — выбрал отрывок из его автобиографической повести «Детство». О том, как дед высек Алешу до потери сознания за попытку покрасить парадную скатерть. Алеша лежит, вздыхает. А дедушка, только что беспощадно высекший внука, начинает неспешно открывать ему свою душу — рассказывать о своей тяжелой жизни, о том, как лямку бурлацкую тянул. И Горький пишет: «Если свой выпорет, то ради добра это сделает». Ребятишки, когда слушают, плачут.

— Сейчас стихи практически нигде не услышишь — ни по радио, ни по телевидению, за редким исключением. Жанр поэтического чтения вымирает, к сожалению…

— Даже в филармонии нет штатных чтецов. Поэтому на первых порах я сам обращался в разные заведения и предлагал: «А можно я к вам приду»? Именно со звонка завязалась, например, многолетняя творческая дружба с Шумиловской бригадой, ансамблем песни милиции. Мы вместе ездили с гастролями на БАМ и участвовали в культурной программе XXII Олимпийских игр в Москве. Последние три года выступаю с академическим хором «Виват» ДК ГАЗа.

— Вы еще и молодые таланты выявляете?

— В начале концерта я всегда объявляю: «Ребятки, в конце нашей встречи будет свободный микрофон, вы подойдите и поделитесь своими стихами». Иногда выходят даже с гитарой, поют свои песни. За фортепиано садятся. У них крылышки появляются. И у меня слезы иногда текут. После каждого концерта мне пишут «ВКонтакте»: «Мы слушаем, плачем — можете прислать нам стихи?» Кто-то спрашивает: «А можно я со сцены их буду читать?» Мне важно, чтобы это была не разовая акция поддержки. Мы продолжаем общаться, обмениваться идеями, придумывать совместные проекты. В мае, например, собираемся вместе с сормовскими ребятами из «Молодой гвардии» снять фильм о сормовском поэте-фронтовике Викторе Авдееве (у меня есть программа на его стихи).

— Мне кажется важным поддержать у детей и молодежи интерес к творчеству, поэзии, вкус к русскому слову…

— И не дать этому интересу угаснуть. Я прикладываю много сил, чтобы издавать юных поэтов. Первые поэтические сборники со стихами детей я начал издавать, еще когда работал в Областной детской библиотеке главным редактором. Из печати уже вышли четыре поэтических сборника. Авторы постоянно присылают мне свои стихи. Просят посмотреть, оценить и помочь в издании.

— Говорят, дети сейчас «глухие и немые» от рождения. Говорить не умеют, грамотность падает, сердце не слышит.

— Дома и родители не читают, и дети. Сейчас в школах мало изучают поэзию, мало задают учить наизусть. Помню, в школе мы каждую неделю учили стихотворение. Стихи не только облагораживают нас духовно, но и развивают память, слух, чувство ритма, наконец речь. Потому что слово в поэзии — образное, крылатое, красивое… Как сейчас изучают произведения литературы? В формате тестов: да — нет. Моя мама — один класс образования, шестеро детей — умерла в 93 года. Но память у нее была исключительная! Она знала песни, стихи, молитвы.

— Как вы считаете, у поэзии, с точки зрения сочинительства, исполнения и восприятия, есть будущее?

— А как же? С чего начинается Библия? «В начале было Слово». Иначе получится так же, как в стихотворении из новой программы «Чтоб человеку человеком стать». Автор стихов Валерий Шамшурин пишет: «Чтоб стать животным, многого не надо. Один лишь шаг — и ты умножил стадо». Надеюсь, уж стадом мы не станем.

Беседовала Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.