Главная > Статьи > «Даст ти Господь по сердцу твоему…»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 20 (104) 16:06, 27 октября 2016

«Даст ти Господь по сердцу твоему…»

 

a8k_4176_acrПапа, мама и Даша. Так приятно на них смотреть, когда они, например, гуляют по парку. Симпатичные, радостные. И девочка, не отпускающая мамину руку, — ну просто ангел! Счастливая семья. Никому и в голову не придет, что эти люди не так давно прошли через настоящий ад. В том числе и двухлетняя Дашенька, которая в самое трудное время находилась в утробе матери.

Удар

Алексии Кочегаровой врачи сказали точно и определенно: «Опухоль плохая, нужно удалять ее вместе с маткой и всем содержимым». Содержимым была Даша. Собственно, во время беременности, на обследовании, и выяснилось, что у женщины не все в порядке со здоровьем.

— Это был такой зубодробильный удар, — вспоминает муж Алексии Александр. — На втором месяце обнаружили опухоль. Причем это было так, что возможность рождения ребенка даже не обсуждалась. Когда жена спросила врача, зачем делать операцию так спешно, врач поднял удивленные глаза: «Чтобы спасти вашу жизнь». То есть это был даже не вопрос.

Познакомились они, Алексия и Александр, как это теперь часто бывает, в интернете. Оба нижегородцы, он — программист, она в то время занималась вопросами психологии. И вот счастливая семейная жизнь, желанный ребенок. Но вдруг мир потемнел. Алексия была надломлена, но не сломлена. И, к удивлению многих, хотела рожать, хотя понимала, к чему это может привести: отцу придется одному воспитывать ребенка.

— Убить? Нет, таких мыслей даже не возникало, — вспоминает Алексия. — Да и как же можно решиться? Ведь она уже была внутри меня. Уже музыку слушала. Какая-то нравилась, какая-то — нет. Я это понимала. Дочка затихала там внутри, и я чувствовала, что ей нравится. А зачем мне нужна была бы моя спасенная докторами жизнь, если ради нее мне пришлось принести в жертву собственное дитя? Я точно не смогла бы с этим жить! А вот если все оставить как есть, тогда у меня появляется шанс на спасение. То есть либо с малышкой вместе спасемся, либо с малышкой вместе погибнем. Но никакого страха не было вообще, ни сначала, ни потом. А чего, собственно, бояться-то? Все самое страшное уже случилось: диагноз свой я знала.

По поводу здоровья Алексии Кочегаровой несколько раз собирались медицинские консилиумы. Врачи считали, что процесс будет развиваться быстро, ребенка ей все равно не выносить и своими ногами она к ним уже не придет. Поэтому сказали: «Попробуем дотянуть до 7 месяцев, а там посмотрим».

Иное лекарство

Раз медикаментозными средствами лечиться было нельзя, решили обратиться к другому доктору — Врачу душ и телес. И Александр, и Алексия — в прошлом пионеры и комсомольцы — на самом деле дорогу к храму проторили еще в детстве. Каждый свою. У Алексии, если не считать родителей, выросших в советское время, все в семье были очень религиозны. Так что в церковь она ходила, но в таинствах не участвовала. Саша тоже верил всегда. Но лишь во время перестройки он стал изредка посещать маленькую русскую церковь в Тбилиси, где прошли его детство и юность.

Когда поставили страшный диагноз, супруги стали ездить по святым местам, окунались в источники, начали причащаться. В этот период, по благословению, Алексия занялась иконописью. В детстве она училась в художественной школе, подавала надежды. Но этот талант во взрослой жизни так и остался нераскрытым. И вот когда вера стала единственной надеждой, в жизни Алексии появился «Ангел-хранитель». Она писала его всю беременность, и это очень поддерживало.

— Мне хотелось оказаться подальше от всех больниц, — вспоминает Алексия. — Думала, лучше уж поедем с пузом путешествовать по святым местам, нырять в ледяные источники, будем молиться и просить Господа нас помиловать. Как-то не верилось, что Он сделал мне такой подарок — в сорок лет опять стать мамой, — чтобы сразу его отнять. Этого просто не могло быть!

Алексия чувствовала себя хорошо, ни болей, ни каких-то других проблем. А ведь на самом деле она готовилась к смерти. Ей только очень хотелось, чтобы ребенок родился, а там… Уже собирала сокровище на небесах. И к удивлению врачей через несколько месяцев своими ногами пришла на консультацию, еще через два — были роды.

— Врачи долго решали, как они будут проходить, — рассказывает Александр. — Сначала хотели, чтобы в больнице, куда приедет бригада гинекологов. Родит, и сразу — операция. Потом передумали: лучше в роддоме, и туда прибудут онкологи. В конце концов решили: пусть сначала родит, а через какое-то время удалим опухоль.

Даша появилась на белый свет здоровенькой симпатичной девочкой. В младенчестве практически не болела, как и сейчас, слава Богу. Характер, по словам папы, железобетонный, даже поорать — и то только по делу. Но у Дарьи до двух лет была просто невероятная привязанность к матери. Ни на шаг от себя не отпускала! Мама скрылась за дверью — сразу концерт.

— Видимо, — говорит Александр, — еще в утробе чувствовала, что происходит с Алексией, дети же все чувствуют.

Еще один прекрасный день!

Итак, роды прошли благополучно. Спустя полгода после появления на свет дочери Алексия снова отправилась к врачу. Перед операцией ее направили на томографию. Денег в семье было катастрофически мало, поэтому речь шла только о бесплатном обследовании. А это очередь — 4–5 месяцев. За три дня до срока Кочегаровым позвонили и сообщили, что сломался томограф. Записались в другом месте. Снова пришлось ждать довольно долго, а в результате… опять сломанный томограф.

— Мы записались еще в одно медучреждение, — вспоминают супруги. — Стали даже уже шутить: «Испортится, нет?» Испортился!

Но обследование Алексия все-таки прошла. С четвертой попытки. Врачи тогда просто не поверили своим глазам. Вместо злокачественной опухоли они увидели доброкачественную.

— Когда мы рассказываем кому-то нашу историю, — говорит Алексия, — сразу вопрос: «А был ли рак? Может, врачебная ошибка?» Но мне сделали не один анализ, я прошла не одно обследование! Может быть, это абсурдно прозвучит, но именно тот период — время до и после родов — я вспоминаю как самый счастливый в моей жизни. Потому что именно тогда я была как никогда в жизни близка к Богу. Наверное, так устроено человеческое сознание, по крайней мере, обычного мирского человека: в круговороте важных, как нам кажется, дел, бывает, не хватает времени для молитвы. А вот когда ты встречаешься глаза в глаза со смертью, когда начинаешь ощущать на себе ее холодное дыхание, тогда все меняется. Тогда начинаешь мир воспринимать по-новому. Простые вещи, когда-то совершенно не значимые — сияние снежинок, запах свежескошенной травы в парке, шум деревьев — начинают казаться восхитительно прекрасными. А все, что прежде казалось важным, вдруг становится таким мелким-мелким, таким незначительным! Уходит суета, уходит все, не имеющее отношения к вечности, к душе. Уходят из твоей жизни люди, которые раньше засоряли эфир праздным общением. И ты остаешься наедине с Богом и со своими любимыми, и каждый день, проведенный с ними, — как драгоценный подарок. Еще один прекрасный день!

«Даст ти Господь по сердцу твоему, и весь совет твой исполнит» (Пс 19:5). В толкованиях этой строчки из Псалтири говорится, что Господь совершает всякое доброе и справедливое намерение человека. И за богоугодные дела воздает. Подтверждение тому — история появления на свет Даши Кочегаровой. Где найти пример ярче?

Надежда Муравьева
материал опубликован в осеннем номере журнала «Моя надежда»

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.