Главная > К духовному размышлению > День рождения в вечности
«Ведомости Нижегородской митрополии» 12 (144) 11:39, 5 июля 2018

День рождения в вечности

Продлжение. Начало читайте в №10, 11 газеты

Однажды в эфире радио «Образ» одна женщина спросила меня: «Как же так, говорят, что Христос уничтожил грех и смерть, а люди по-прежнему грешат и умирают, или это нужно понимать иносказательно?» Вопрос резонный. По своему внешнему проявлению смерть есть разлучение души с телом, соединенных волей Божией и ею же вновь разделяемых. «И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его», — говорит Екклезиаст (Еккл 12:7). По внутренней же, таинственной стороне смерть есть конец земной жизни и начало иного, вечного жития, неизбежный путь, которым человек вступает в будущую жизнь. Вот почему древние христиане называли день кончины человека днем его рождения для вечной жизни со Христом.

Репетиция смерти

При жизни христианин встречается с понятием смерти в самом начале своего пребывания на земле — при крещении, где крестильная купель символизирует могилу, в которой погребается ветхий человек, а восстает из нее новый, рожденный водою и Духом во Христе.

«Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? — восклицает апостол Павел. — Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо, если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим 6:3–11).

Избавление

Будучи следствием и наказанием греха, смерть не беда, а возможность. Христос говорит, что потерять свою жизнь — значит ее спасти (Мф 16:25, Мк 8:35, Лк 9:24, Ин 12:25). А кроме того, смерть и благодеяние Божие к грешнику. Человек своим грехом создал себе смерть. Бог попускает ее, но делает в то же время кончиной греха. Таким образом, смертью наказывая грешника, смертью же и милует, освобождает от земных скорбей и бедствий, порожденных грехом, пресекает и оканчивает путь самого греха. Христианство учит, что, чем меньше успеет душа наделать грехов на земле, тем легче и отраднее будет состояние за гробом.

Святой Василий Великий видит в смерти избавление от бессмертного недуга. Святой Григорий Богослов признает ее приобретением для грешника в стране изгнания. «Сократил Ты продолжение жизни нашей, — говорит святой Ефрем Сирин, — самая большая мера ея — семьдесят лет. Но мы грешим пред Тобою в семьдесят крат седьмерицею. По милосердию сократил Ты дни наши, чтобы не удлинялся ряд грехов наших». Ветхозаветные праведники называли смерть «изведением души из темницы» (Пс 141:8), «отпущением души» (Лк 2:20), они не только без страха вступали в долину смертной тени (Пс 22:4), но и тяжело переживали продолжительность своего пребывания на земле (Пс 119:5). Апостол Павел высказывается еще более конкретно: «Ибо для меня жизнь — Христос и смерть — приобретение. Если же жизнь во плоти доставляет плод моему делу, то не знаю, что избрать. Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас» (Флп 1:21–24). Вера апостола настолько сильна, что он ни на мгновенье не сомневается в том, что ждет его за последней чертой.

Не так современный человек. С утратой христианского понимания жизни он утратил и христианское понимание смерти. Он стал бояться даже не столько своей загробной участи (много лет внушали, что там ничего нет), сколько встречи со смертью, этого таинственного перехода в никуда.

Враг

Священное Писание называет смерть врагом: «Последний же враг истребится — смерть» (1 Кор 15:26). Христос плачет у гроба Своего умершего друга Лазаря. Мало того: Он воскрешает его для этой жизни. Зачем? Христос не говорит утешительных слов окружающим, мол, теперь умершему хорошо, как обычно делают люди. Здесь происходит нечто особенное, революционное.

До Христа смысл религии заключался в примирении человека со смертью. А Христос плачет у гроба, показывая возмущение смертью, несогласие, отказ примириться с ней. Своим воскресением Он разрушил власть смерти, дал нам возможность так же, как и Он Сам, воскреснуть. Самое древнее христианское исповедание веры, так называемый Апостольский символ, утверждает: «Верую в воскресение тела».

Древний мир мог еще как-то поверить в бессмертие души, но для него абсурдом было воскресение тела. Вот почему афинские философы не стали слушать апостола Павла, когда тот заговорил о воскресшем Христе. Воскрешением Лазаря Христос показал, что смерть, чуждая сотворенному Богом миру, все же подвластна Ему, тело, уже подверженное тлению, по Божиему слову восстает. Позже Христос сделает это для всех.

Зачем нужно Второе пришествие

Как после частного суда Божиего, который наступает после физической смерти, так и после общего суда и воскресения, со Христом или без Него, в блаженстве или в муках, человек остался свободным в своем выборе. Он может пойти со Христом, Который протянул ему руку, а может выбрать путь иной. «Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение» (Евр 9:28). По вере нашей и по делам воздается нам на земле, по ним же воздастся и после смерти.

Мы не знаем, когда произойдет Второе пришествие Христа, но знаем, что именно тогда последует общее воскресение и будут окончательно решены судьбы всех душ, соединившихся с телами.

«Если же о Христе проповедуется, что Он воскрес из мертвых, то как некоторые из вас говорят, что нет воскресения мертвых? — недоумевает апостол Павел. — Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша. <…> И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков. Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо, как смерть через человека, [так] через человека и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут…» (1 Кор 12:22).

Подобно ртути

Нередко задают вопрос: ну, ладно, душа, но как может воскреснуть тело? Оно разлагается на атомы, которые входят в новые сочетания — как же возможно воскресение того, единственного и неповторимого, тела? Вот что говорит об этом Сам Христос в Евангелии от Иоанна: «…если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин 12:24). То есть воскресает не то самое тело, которое опускается в недра земли и истлевает, а что есть в нем неистленного, то Божиею силою воссоздается в лучшее тело. А что остается неизменным? Генная структура человека. Как и где она сберегается по смерти и как воссоздается, знает один Бог. Мы же можем лишь представить это в неких аналогиях.

Святой Григорий Нисский предлагает пример: «Как ртуть, пролитая на каком-нибудь покатом и пыльном месте, раздроб­ляется на мелкие шарики и рассыпается по земле, но будучи кем-нибудь опять собрана в одно целое, сама собою сливается с однородным, ничего постороннего не принимая в свою смесь: так и человеческий состав без всякого затруднения и сам собою соединится в прежних своих частях, коль скоро последует Божие на то повеление».

Кстати, ученые-биологи подсчитали, что все без исключения клеточки, составляющие наше тело, меняются каждые семь лет. И что, таким образом, физиологически каждые семь лет у нас новое тело. Так что в могилу опускают одно из наших тел. И в то же время — нечто неизменное, на основе которого и произойдет воскресение.

Итак, при воскресении душа снова получает способность и возможность создать себе новое тело из новой материи, которая тоже будет новой. Воскресшее тело находится в преемственности с физическим, но отличается от него субстанцией. Мы знаем, что тело человека — единство формы и содержания, как и у всего в мире. После воскресения оно наполнится новым содержанием.

Вот почему, кстати, христиане не боятся кремации. Известно, что еще во II веке язычники, зная, что христиане верят в воскресение тела, сжигали их, дескать, попробуйте теперь воскреснуть. Но те не теряли надежды на воскресение, связывая его не с собственным произволением, а с возможностью и намерением Бога, Которому  все возможно. Да, воскресение включает новый творческий акт Бога, «новое творение». И это не просто событие, начинающееся со смерти, — надежда на воскресение связана с новой, осуществленной, человеческой природой.

Какими качествами будут отличаться воскресшие тела? Какой жизни нового века ждут христиане? Какое значение для усопших имеет молитва живых? Об этом разговор в следующем выпуске.

Подготовил протоиерей Владимир Гофман

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.