«Ведомости Нижегородской митрополии» 8 (221) 13:20, 26 апреля 2012

Детство владыки Николая

nikolaj-kutepov-v-1939-goduВ нескольких номерах «Нижегородских епархиальных новостей» мы предлагали читателям фрагменты истории архипастырского служения приснопамятного митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова). Сегодняшний очерк — о начале жизненного пути Его Высокопреосвященства.

Нам не очень много известно о детских годах владыки Николая, поскольку весь опыт взрослой жизни научил его быть мало откровенным. При всей своей публичности и обилии интервью он оставался очень закрытым человеком. Только в последние годы жизни митрополит стал охотнее говорить о своих родителях и детстве.

Отец владыки Николая — Василий Ильич Кутепов — родился в местечке Абакумовские Выселки Богородицкого уезда Тульской губернии в семье казенных крестьян. Храма там не было, и на второй день после рождения младенца отвезли в соседнее село Крюково, где в церкви Знамения Пресвятой Богородицы он и был крещен.

О маме Варваре Ивановне Кутеповой, в девичестве Алехиной, сведений тоже не много. Известно только, что она была крещена 29/30 ноября 1892 года в церкви села Костомарово Вышнее Крапивинского уезда Тульской губернии. Две ее сестры, Екатерина и Пелагея, были монахинями тульского Успенского монастыря — они упоминаются в архивных документах этой обители: Екатерина 1888‑го, Пелагея — 1891 года рождения. Екатерина несла церковное послушание, а Пелагея проходила послушание при настоятельнице.

Повенчались отец и мать будущего архипастыря в 1912 году и жили в доме родителей мужа, в двух верстах от Абакумовских Выселок, на собственной земле, на хуторе Кутепово, получившем название по фамилии деда. Земли было много, держали скот, выращивали хлеб, сажали сады — трудились не покладая рук. Хозяйство было крепким, зажиточным.

Судя по оставшейся фотографии, мама владыки была стройной и красивой девушкой, с очень одухотворенным лицом. Митрополит вспоминал: «В моем роду почти все мужчины, все мои дяди по линии отца были людьми могучими, здоровыми и еще до революции служили в царской гвардии. Один из них, Семен Федорович Кутепов, остался служить в армии и после 1917‑го года, воевал в Великую Отечественную, и даже вошел в русскую литературу, став прообразом генерала Серпилина в романе Константина Симонова «Живые и мертвые». Если мужчины в роду были воинами, то женщины — молитвенницами».

roditeliВ 1913 году в молодой семье родилась дочка Нина, а затем долгих одиннадцать лет детей не было. И все эти годы Варвара Ивановна горячо молилась святителю Николаю Угоднику, прося о рождении сына, наследника. Сын появился на свет 4 октября 1924 года. Варвара Ивановна пошла за советом к священнику: ведь родился он в день обретения мощей святителя Димитрия Ростовского. Батюшка сказал: «Молилась святому Николаю, обещалась — так и называй Николаем». Так будущий владыка стал Николаем.

Посещение храма для мальчика всегда было радостью, праздником. Варвара Ивановна приводила своего непоседу сына в церковь к пению Херувимской, когда весь храм готовился к Причастию. Коленька завороженно слушал церковное пение и с благоговением подходил к Причастию. Так прошли шесть лет самой счастливой и светлой поры в большом и просторном доме деда, о которых Его Высокопреосвященство с большой теплотой вспоминал позднее.

В 1929 году в семье Кутеповых родился третий ребенок — девочка, которую назвали Риммой, а следующий, 1930‑й год принес горе: хозяйство раскулачили, а семью, изгнав из родного дома, выслали с хутора.

По милости Божией глава семьи Василий Ильич смог избежать высылки в Калмыкию и перевез своих домочадцев в Тулу, где они поселились в небольшом домике сестры Василия Ильича на рабочей окраине города. Улица, где они теперь жили, была вымощена булыжником, который после дождя белел, словно сахар. На ночь окна в доме закрывались ставнями, как в родном доме деда, на хуторе. Этот уголок старой Тулы очень напоминал жизнь села.

Отец много работал. Сначала в лесном хозяйстве, а позже — в банно-прачечном. Один обеспечивал семью, а она была большой: их пятеро, старики родители, а после закрытия Успенского монастыря в семью Кутеповых пришли сестры Варвары Ивановны. Но все жили мирно и дружно.

Варвара Ивановна занималась домашним хозяйством. Кутеповы держали корову, кур, за домом располагались большой сад и огород. У каждого ребенка были свои обязанности. Мама была хорошей хозяйкой. В доме всегда водились пироги и плюшки, а в пост — постная выпечка. Николай очень любил мамины плюшки, коврижки и печенье. Ему казалось, что так должно быть в каждом доме — вкусный запах пирогов…

v-mladenchestveНедалеко от дома Кутеповых находилось несколько церквей, но ближе всего был храм в честь Рождества Христова. Владыка так рассказывал об этом времени своей жизни: «С раннего детства я полюбил церковное служение. 6–7‑летним мальчиком, играя с сестренкой, я подражал диакону. Еще мальчишкой слушал пластинки со службами в Троице-Сергиевой лавре.

Мать, будучи сугубо верующим человеком, прививала детям веру ненавязчиво, создавала внутренний фундамент богопочитания. Вместе с тем у нас почиталось чтение литературы, любили поэзию». Вера в Бога в семье Кутеповых была глубокой, искренней и естественной.

Младшая сестра Римма вспоминала: «Он словно родился со своей церковностью. Не играл в обычные детские игры, а всё церкви строил из кубиков, щепочек и песка». Тетушки-монахини рассказывали своему племяннику много интересных и поучительных историй из жизни святых угодников Божиих, истории святых обителей. И это не могло не оставить доброго следа в его душе.

В семь лет Николай пошел в школу, которая находилась на той же улице. Учиться он хотел, ему было интересно получать знания. Но именно здесь, в школе, у мальчика начались испытания, которые он будет преодолевать, отстаивая свое понимание жизни. Самым сильным впечатлением детства стала атеистическая «борьба» всей школы с маленьким Колей — учеником начальных классов.

Владыка рассказывал: «Кто-то из учителей узнал, что я хожу в церковь, и вот прихожу я в школу, а в коридоре строем стоят дети всех трех или четырех начальных классов и кричат мне в лицо: «Поп! Поп! Поп!» Сколько пророческой истины было в их крике!..» Но маленький Николай не отвернулся от Бога и не бросил церковь, и даже не стал хуже учиться.

В пионерах был всего один день. На другой день мать, увидев галстук, сказала: «Я тебе такого пионера покажу, снимай-ка скорее!»

Николай очень любил маму — женщину терпеливую, жертвенную, добрую, безоговорочно верил ей, уважал. Гордился отцом — человеком справедливым, сильным, рядом с которым было спокойно и уверенно. Детей в семье не баловали, не потакали шалостям, отец всегда старался объяснить сыну, в чем он неправ. И наказывал, но, как вспоминал владыка, обиды не было: понимал, что за дело. Маме достаточно было посмотреть Коле в глаза, чтобы он понял, что совершил ошибку.

Николай рос добрым, веселым и, в то же время, не по годам рассудительным мальчиком, был душой компании, настоящим заводилой. Да и мама всегда угостит его друзей вкусной выпечкой, никогда не выгонит из дома.

С Николаем было интересно еще и потому, что он много читал, «глотал книги». А их в семье Кутеповых любили и ценили. В школе, где он учился, была большая библиотека, и Николай был самым активным читателем.

Сестра Римма Васильевна вспоминала, что любовь его к чтению была совершенно удивительной. «Заберется куда-нибудь ночью с книгой — и не оторвать его. Родители ругали, что свет ночами горит. Так мальчик сделал себе что-то вроде шахтерского фонарика, чтобы на голову надевать,— и читал под одеялом». Успевал и хорошо учиться.

Десятый класс пришелся на самые тяжелые 1941–1942 годы. Тулу бомбили часто и сильно. В пятистах метрах от дома стоял бронепоезд, поэтому вокруг все было разрушено. Мама и Римма при звуках сирены бежали в подвал соседнего дома и прятались в убежище, а Николай оставался в доме. Римма вспоминала: «Я его зову и плачу, а он отвечает: «Я лучше почитаю или посплю». Страха у него не было, он никогда не уходил из дома».

Мальчишки рвались на фронт, но их не отпускали до окончания школы. В июне 1942 года Николай получил аттестат об окончании 10‑го класса. Троек у него не было, школьный аттестат это подтверждает. Но шла война, и детство для Николая закончилось — он стал солдатом.

Алексей Дьяконов,
кандидат богословия, преподаватель Нижегородской Духовной семинарии

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.