Главная > Церковь и культура > Диакон Илия Кокин: «Не православная анимация, а поиск доступа к сердцу»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 16 (172) 17:06, 26 августа 2019

Диакон Илия Кокин: «Не православная анимация, а поиск доступа к сердцу»

Православная выставка-ярмарка «Нижегородский край — земля Серафима Саровского» всегда место встречи с интересными людьми. Всех мероприятий не охватишь. 9 августа здесь состоялось выступление гостя из Москвы диакона Илии Кокина, кандидата богословия, культурологии, трехкратного победителя конкурса в области православной педагогики. Автор представлял свою новую книгу для молодежи и взрослых и учебно-методический комплекс, в котором собраны креативные пособия для воскресных школ — передовые методики и готовые решения по целому ряду вопросов. Перед началом встречи с посетителями выставки отец Илия ответил на вопросы нашей газеты.

— В одном из интервью вы называете себя археологом религии и культуры. То есть ваша цель — обнаружить их взаимосвязь, показать религиозную основу всей жизни?

— Все мы родом из шинели, все мы родом из религии. Религиозная идея действительно является основой и театра, и музыки, и литературы, то есть практически всей духовной деятельности человека. Мне интересно искать религиозную глубину во всем. Порой ее можно обнаружить буквально под ногами.

К примеру, во время поездок в разные города я проводил урок на тему «Религиозный смысл простых слов». Мы брали с детьми самые ходовые слова: здравствуй, до свидания, прости, спасибо — и в каждом из них находили религиозной смысл. Я рассказывал, что в древности, во времена Христа люди при встрече желали друг другу радости. Апостол Павел обращается к своим чадам: «Таким-то радоваться». В акафистах мы обращаемся к святым: «Радуйся», Архангел Гавриил к Божией Матери обращается этими же словами, используя традиционную форму приветствия. В нашей культуре при встрече принято желать здоровья. И я говорю ребятам: если мы верим, что человек состоит из тела и души, можно ли назвать человека здоровым, если здорово только тело? Желая человеку здоровья, мы желаем, что у него была не только нормальная температура, но также покой и мир на душе.

Если покопаться, в каждом слове можно найти глубину, которая, к сожалению, в обществе потребления уплощена и из поля зрения исчезла. Для современного человека важно знать только «это стол — за ним едят, это стул — на нем сидят». К сожалению, это все, что мы хотим знать об окружающем мире.

Сходство между археологией и культурологией в том, чтобы раскопать под слоями секуляризированной культуры религиозное зерно.

— В поле вашего научного интереса религиоведение и антропология. Но вы не остались в науке, а стали популяризировать эти знания для детей, ушли в педагогику. Появились сценарии, научно-популярные проекты на телеканале «Радость моя», книги, учебные пособия, по которым занимаются православные гимназии…

— Это случилось не по моей воле. Мне предложили стать сотрудником семейного православного телеканала «Радость моя», быть редактором программ — проверять на наличие ошибок с точки зрения вероучения. Потом появился проект «Остров открытий», игровой познавательный телесериал о подростках, где в конце каждой серии демонстрировался мультфильм с историей из Ветхого Завета.

По каким-то причинам сценарист, которая написала стихи к первым мультфильмам, не смогла дальше сотрудничать с каналом, а проект уже был запущен. Руководство канала, узнав, что я тоже пишу стихи, попросило меня написать текст к следующим сериям. Я попытался сохранить размер и написал 12 стихов, кроме того, пригласил своих знакомых, которые писали большую часть стихов для мультфильмов.

Затем меня пригласили в проект «Закон Божий», попросив написать сценарий на тему причины существования зла в мире — появилось еще 20–30 сценариев. Это были два первых детских проекта, с них началась моя работа как популяризатора для детей. Затем (также случайно, а с точки зрения верующих промыслительно) появился проект учебного пособия «Жизнь и учение Господа Иисуса Христа». Изначально он создавался для канала, но когда наш главный и единственный спонсор из-за событий на Украине в 2014 году не смог нам помогать, мы решили выпустить его как пособие для православной гимназии в Плескове. Нашелся человек, который профинансировал первый тираж.

Очень интересной получилась рабочая тетрадь к учебнику-хрестоматии. Здесь есть и комиксы, и пазлы, и настольные игры, учебное проектирование, дидактические синквейны, дешифровки… В виде комикса представлена притча о блудном сыне. Есть задание написать журналистскую статью, к примеру, о сенсационном событии воскрешения Лазаря. Есть игра «Морской бой» на тему поста: каждый кораблик символизирует одну из страстей человека. Играя с соседом по парте в морской бой, можно одновременно бороться со страстями. Звучит так: «Игорь, ты ранил мою гордость». Игровой момент в этом пособии используется широко.

— Есть обратная связь?

— Это пособие уже выдержало четыре или пять переизданий. По нему учатся по всему миру, от США до Японии. Мои семинарские друзья, которые сейчас в Испании, Англии, Германии, ЮАР, с удовольствием берут этот учебно-методический комплекс для своих воскресных школ. За шесть лет я объездил около 200 городов в России.

Три года назад на средства одного фонда по всем европейским епархиям были разосланы комплекты этих пособий в новой комбинированной версии: в виде набора рабочих, методических и справочных материалов, рассчитанных на четыре возрастные категории, от пяти до 17 лет и старше. Своего рода приходская школа «под ключ». Все рабочие тетради продублированы на диске, их можно просто распечатать. Таким образом, одним таким комплектом можно обеспечить целую школу! В диске со справочными материалами даны сценарии игр и квестов (около 50), сценарии приходских праздников (более 70), инфографика (более 70), список литературы и полезных интернет-ресурсов.

— Такие активные поиски креатива, игровой формы связаны с низким интересом общества к православной тематике? Пытаетесь всеми способами заинтересовать, завлечь?

— В нулевые годы произошло пресыщение православной темой. Если в 1990‑е православие открылось впервые, было выходом из духовного тупика, то сейчас нет такой духовной жажды. Православие получило собственное информационное пространство: проходят выставки-ярмарки, развиваются телеканалы. Но мы со своей стороны не занимаемся православной анимацией — мы просто хотим, чтобы православие глубже проникло в детскую душу. Это попытка использовать все возможные каналы доступа к сердцу ребенка.

— Трудно, наверное, переводить сложные евангельские понятия на язык современных детей? Ведь их жизнь в подавляющем большинстве далека от духовной реальности.

— Сложное переплавляется в простое с помощью аналогий, метафор. Христос этим путем шел, с помощью притч говорил людям о тайнах Царствия Божия.

— Ваше становление происходило в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Был ли у вас кризис подросткового возраста?

— Я не миновал поры бунта и протеста. Но мне повезло, потому что я поймал эту протестную волну на фоне еще не разобранной советской реальности, от которой и сбежал в Церковь. Я не просто стал ходить в храм, когда мне было 13–14 лет — после девятого класса я принял решение уйти из школы. Надо отдать должное моим родителям: им или не хватило моральных сил устроить мне скандал и заставить учиться дальше, или в этом была их мудрость. Как блудному сыну они дали мне возможность отдалиться от семьи. Я ездил по монастырям, пономарил. Спустя год осел в Оптинском подворье Москвы и был серьезно настроен уходить в монастырь. Дело оставалось, как мне казалось, за малым — взять благословение у наместника монастыря. Но когда тот узнал, что я окончил только девять классов, то сказал: «А кому ты такой в монастыре нужен? Оканчивай школу, семинарию и приходи». Я очень расстроился, потому что была зима, середина учебного года. Приуныл, но тут, Божиим Промыслом, мне попалось объявление, что производится набор в экстернат, где можно за учебное полугодие освоить программу двух последних классов. В итоге я получил диплом о полном среднем образовании даже раньше своих одноклассников. Затем подал документы в семинарию. Но пока учился, в монастырь мне идти как-то расхотелось.

— Более пяти лет вы служили иподьяконом у Святейшего Патриарха Алексия II. Его личность наверняка оказала влияние на ваше формирование?

— У каждого человека в жизни должен быть нравственный пример, образец, который являлся бы камертоном. В течение трех из пяти лет иподьяконства у Патриарха Алексия я был книгодержцем, то есть держал архиерейский чиновник, по которому Святейший читал молитвы за богослужением. Фактически на расстоянии вытянутой руки я видел, как он молится. Уже одно это было важным опытом и большим примером. Он не был мягким и добреньким, при нем нельзя было расслабиться и пренебрегать своими обязанностями. Но он был очень человечным и справедливым. Мог сделать замечание, но всегда по делу. Чаще всего я видел пример его глубины и удивительного смирения. Я и по сей день, принимая решения, мысленно сверяюсь: как бы Святейший отреагировал, одобрил или нет.

— Поделитесь, пожалуйста, планами на будущее.

— Хочется сделать паузу с учебными пособиями. Я поймал себя на мысли, что перекладывал для детей библейскую историю уже раз пять или шесть, одно из последних изданий — «Священная история от Адама до меня». Летом мы закончили работу над проектом «Академия веры» киностудии «Богослов». Это попытка обратиться к людям, которые были в Церкви, но затем по каким-то причинам ушли. Открыть для них новые грани в христианстве. А теперь хочется уйти в научно-популярную литературу.

Беседовала Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.