Главная > Статьи > Дуня-ключница
«Ведомости Нижегородской митрополии» 22 (106) 16:49, 24 ноября 2016

Дуня-ключница

001-22-106-15Ее домик стоял недалеко от церкви и пруда. Маленький, низенький, в два оконца. Стоял дом крепко, пока была жива его хозяйка тетя Дуня. В нем она хранила ключи от сельского храма, а в минуту большой опасности надевала их на шею и бежала к церковному пруду со словами: «Умру, но ключи не отдам»! С тех пор и приросло к Дунюшке прозвище Ключница…

Петрунина Евдокия Васильевна — так записали Дунюшку в метрической книге — родилась 29 февраля 1904 года в селе Степанове Арзамасского уезда. Родилась слабой, поэтому крестили девочку уже на второй день после рождения — в местной церкви в честь Вознесения Господня.

Домик, в котором Дуня прожила до конца своих дней, стоял прямо возле степановской церкви, и Дуня вместе с мамой постоянно была при храме. После смерти матери она жила одна, в колхоз не вступала, паспорта не имела, но всегда, когда попросят, помогала — приходила в колхоз во время жатвы или сбора урожая. Кормилась же поденным трудом: кому огород вскопает, кому грядки прополет.

Пруд и набат

Ключи от степановской церкви к Дунюшке попали после ареста священника в 1934 году. В те времена в Степанове служил протоиерей Иоанн Блинов. После допросов батюшку сослали в Карагандинский исправительно-трудовой лагерь, откуда он уже не вернулся. У священника осталось шестеро детей. Первое время матушка с детьми сильно голодали и ходили по дворам собирать милостыню.

Никто из степановцев не решался взять ключи от храма в свой дом. Все боялись для себя страшных последствий. Дунюшка взяла и сберегла, несмотря на угрозы и давление новых властей.

Через два года после ареста отца Иоанна по всей округе началось повальное уничтожение и разграбление церквей. Добрались и до Степанова. Сбросили колокола, разбили церковную ограду, крестильню — все разрушили, но в храм войти не смогли. Ключи, большие, кованые, Дуня берегла больше своей жизни: «Лучше погибну сама, а ключи не отдам», — заявляла она чекистам. Несколько раз из НКВД приезжали брать храм силой, бывала и милиция с собаками. В таких случаях Дунюшка бежала к пруду, который находился близ церкви, и заходила в воду по шею: «Умру, но не отдам ключи»! — предупреждала она.

Дважды Дуню забирала милиция. Подержат сутки-двое и снова отпустят. Однажды приехали с машинами ломать храм, на церкви даже вывеску повесили: «Склад колхоза «Заря». Тогда Дуня начала бить в набат, с полей сбежались все женщины. Храм отстояли. Похожая история повторялась несколько раз. Наконец отступились.

Благодаря Дунюшке, ее мужеству и бережливости сохранилось старинное убранство Степановского храма и все его святыни. Не ушла и чудотворная икона Божией Матери «Скоропослушница», написанная на Афоне, за которой жители села Степанова ходили на Святую гору пешком.

Вознесенская церковь

Вознесенская церковь

Следила за чистотой в храме

Служить в храме, конечно же, не разрешалось. Но Дуня следила за чистотой, брала с собой молодых девушек и к большим праздникам: Рождеству и Пасхе — мыла с ними полы, стены, начищала иконы, лампады и подсвечники. Все годы, пока за храмом следила Дуня, в нем соблюдался идеальный порядок и чистота.

Поле войны, когда наступили голодные годы, Дунюшка варила для всего села дрожжи. Откуда она их брала, тоже никто не догадывался. Однако за дрожжевой закваской к ней тоже ходили со всех близлежащих сел. И всем хватало.

Дуня любила все живое. Ее всегда окружала стайка голубей, птицы залетали к подвижнице прямо в домик, который всегда был полон всякой живности. К соседке подбрасывали всех степановских котят. К ней забегали даже собаки, порой из других деревень, за лаской и теп­лом. Постучатся лапкой в дверь, и Дуня обязательно всех приветит: накормит, приласкает, если понадобится, подлечит, лапку перевяжет.

Староста церкви Анфиса Николаевна, ей сейчас 80 лет, рассказывала, что последние годы жизни, когда силы ее оставили, Божия старушка кормилась подаянием. Кто картошки принесет, кто хлебушком выручит.

С молитвой за обидчиков

В конце жизни, когда Дуне было уже за 80, в ее дом ворвались двое пьяных. Один из них только что освободился из тюрьмы. Злоумышленники надругались над старушкой и бросили ее умирать. Дуня поболела около месяца и в сентябре отдала Богу душу. Перед смертью она строго запретила наказывать насильников, предоставив их воле Божией. Божий суд свершился очень скоро: оба преступника погибли в пьяной драке, возможно, так и не осознав, какое страшное преступление они совершили, посягнув на человека праведной и чистой жизни.

Когда Дунюшку хоронили, гроб с телом подвижницы сопровождала огромная стая голубей. Птицы долго кружили над могилой Дунюшки, провожая в последний путь свою кормилицу. Много лет минуло с тех пор — более тридцати. И могилка обветшала, и крест покосился, и слова на табличке выцвели. Да и домика около церкви давно нет. Но память о Дуне-ключнице живет, потому что живет и стоит в селе Вознесенская церковь. Дуня-ключница ее отстояла.

Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.