Главная > Книга памяти > Единственный в истории Русской Церкви
«Ведомости Нижегородской митрополии» 13 (145) 18:01, 5 июля 2018

Единственный в истории Русской Церкви

Мы завершаем рассказ об уникальном человеке — Константине Васильевиче Розове. Уникальном как своим певческим талантом, так и тем, что был наречен не просто архидиаконом, а Великим. Материалом для публикаций послужила книга Людмилы Константиновны Розовой, посвященная отцу. Сегодня речь пойдет о последних годах жизни отца Константина и светлой памяти, которую он оставил.

Новый репертуар

После закрытия Успенского собора в Кремле все торжественные богослужения в Москве совершались в Храме Христа Спасителя с непременным участием архидиакона Розова. Кроме того, мой отец охотно и много служил в различных церквях по приглашению.

В послереволюционные годы многое менялось в государстве, в жизни Православной Церкви. Однако Розов неизменно оставался безгранично преданным служению Церкви и Патриарху Тихону, ныне причисленному к лику святых. Особо благостное настроение всегда сопутствовало ему при совершении богослужения Святейшим Патриархом. Следует заметить, что Святейший удивительно по-отечески, с большой теплотой относился к моему отцу, зная его истинно русскую натуру и ее особенности.

Интересны рассуждения об этом в литературе русского зарубежья. «Нужно сказать, что Розов, несмотря на массу выгоднейших в материальном отношении предложений «живоцерковников», твердо оставался верен Патриарху Тихону, дошел до нужды, должен был даже продать для жизни драгоценный для него реликвий, часы — подарок государя, но убеждений не изменил».

Новые условия жизни побудили Розова обратиться к концертной деятельности. Он и ранее выступал с концертами, но теперь ему пришлось расширить свой репертуар, в котором наряду с духовными песнопениями появились и светские произведения. Примечательно, что это получило отклик в среде музыкантов. Композитор Кочетов специально аранжировал свой романс «Я мужик» на слова Леонова и, с надписью «Глубокоуважаемому Константину Васильевичу Розову от автора. 13 октября 1922 г.», преподнес отцу. Но преобладали в репертуаре широко известные русские песни: «Лучина», «Татарский полон» Балакирева, «Утес на Волге» Навроцкого, «Из-за острова на стрежень» Соколова… А также классические произведения: «Благословляю вас, леса» Чайковского, «Калистрат» Мусоргского, «Ночной смотр» Глинки и многие другие.

Не оставляя церковного богослужения, Розов становится солистом Московской государственной академической капеллы и концертирует вместе с артистами Московского Большого театра и Петрограда в городах России.

Припоминается рассказ артиста Московского Большого театра Николая Гайдамакова об их совместном путешествии. Во время гастролей в Архангельске в гостинице, где размещались приехавшие гости, появился человек в военной форме и спросил Розова. Получив ответ, что тот на прогулке, пришедший сказал, что зайдет позднее. Когда об этом сообщили Розову, последовала реплика: «За мной!» Но оказалось, что это было приглашение дать концерт на Соловках.

Прощание

Благородная русская натура, Константин Васильевич Розов, по-христиански лишенный ханжества и стяжательства, претерпевал немало жизненных невзгод. Весна 1923 года. Трудные дни, заболевание сердца. Лечит отца известный профессор Зеленин. Папа решил продать свою шубу, и мы отправляемся на Смоленский рынок. Быстро совершилась операция в какой-то лавке. Затем на извозчике мы едем к Новодевичьему монастырю. И здесь в философском раздумье, на лоне природы, возникла мечта о возвращении в родное Жданово, в тишину сельской жизни. Затем последовал март 1923 года, последний концерт «Духовных песнопений» в Большом зале Московской консерватории.

Патриарх Московский и всея Руси Тихон
у храма Воскресения Христова в Сокольниках.
Второй слева в первом ряду — Великий архидиакон Константин Розов

У москвичей его кончина вызвала глубокую печаль. Проникновенны воспоминания Александра Петровича Смирнова о первой панихиде в храме бывшего Крестовоздвиженского монастыря: «Сказанное архиепископом Трифоном (Туркестановым) прощальное слово полно было печали и сожаления о ранней смерти Константина Васильевича. Запомнилось мне сказанное архиепископом Трифоном, что покойный Константин Васильевич относился к вере очень непосредственно, «подобно ребенку». Да, и это верно! Гроб с телом Розова несколько дней находился в храме, и ежедневно совершалось несколько панихид в многочисленном присутствии почитателей Великого архидиакона.

3 июня по новому стилю Церковь отмечает день московской святыни — Владимирской иконы Божией Матери, находившейся в Успенском соборе Московского Кремля, а также день памяти равноапостольного царя Константина, и случилось, что похороны Константина Васильевича были в 1923 году именно в этот знаменательный день. Гроб был установлен в храме Большое Вознесение у Никитских ворот. Литургия и отпевание были длительными, но москвичей подвигала любовь к Константину Васильевичу, а также желание показать свою приверженность Православной Церкви. Народом были заполнены обе прилегающие к храму улицы. Катафалк, запряженный двумя парами лошадей в белых попонах, направился на Ваганьковское кладбище в сопровождении тысяч благодарных людей».

По воспоминаниям истинно русского художника Корина, поток людей шел от храма Вознесения до зоопарка. Корин называл отца «Наш народный герой».

К 100-летию со дня его рождения в 1974 году Московская пат­риархия установила на могиле памятный крест белого мрамора с надписью: «Великий архидиа­кон Константин Васильевич Розов». Люди оставляют здесь цветы.

Подготовила Надежда Муравьева по материалам, предоставленным архимандритом Тихоном (Затёкиным)

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.