Главная > Интервью > «Если раскроешь себя с простотой»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 13 (145) 15:53, 5 июля 2018

«Если раскроешь себя с простотой»

Пространство Русской Православной Церкви столь же необъятно, как и сама бескрайняя Россия. Однако есть на нашей карте епархии, существующие веками, а есть те, где одно только название звучит как край света. Служение там не просто подобно миссионерству, оно целиком и полностью состоит из него, а правящие архиереи, люди невероятной энергии, с интересом следят за «форвардами» церковной жизни. Нижегородская митрополия — один из таких маяков. К ее опыту организации, строительно-восстановительной и просветительской деятельности охотно обращаются управляющие других епархий, многие из которых удалены от нас на тысячи километров. Во время одного из таких визитов в Нижний Новгород, 6 июня, в студии радио «Образ» побывали митрополит Забайкальский и Петровск-Читинский Димитрий и епископ Нерчинский Аксий.

— Владыка Димитрий, территория вашей митрополии огромна, а населения немного. Как это сказывается на вашем служении?

Митр. Димитрий: — В самом вопросе — ответ. Главный фактор — большие расстояния, которые приходится преодолевать  и архиерею, и священнослужителю. У некоторых священников расстояния между приходами составляют 100 километров и более. На дорогу уходит много времени — того времени, которое можно было уделить непосредственно пастырской деятельности. А при большой нехватке священнослужителей это сказывается в том, насколько часто он появляется на окормляемых приходах, если их несколько. Порой это воспринимается людьми как отсутствие священника. Владыке Аксию приходится еще больше ездить: у него между кафедральными городами по сокращенной дороге — около 500 километров.

Еп. Аксий: — Это если совсем по сокращенной, по грунтовке ехать! Хотя дороги не так плохи, как я ожидал. Тем не менее Господь так устраивает, что вверенные мне приходы не остаются без пастырского слова. Хотя, конечно, дефицит кадров для Забайкалья особенно актуален.

— Это можно назвать одной из главных проблем митрополии?

Митр. Димитрий: — Это и та задача, которую ставит Святейший. И на Архиерейском соборе об этом говорилось — о подготовке качественных кадров, чтобы люди, которые собираются быть священниками, были подготовлены к служению — начиная от семинарских знаний и заканчивая практической работой, чтобы они потрудились перед тем, как будут рекомендованы для хиротонии. Нужно понимать еще, что это служение, а не работа. Чем они отличаются? Работа — от и до. С восьми до пяти или по объему. Выполнил — свободен. А служение не предполагает ограничения. Нам с владыкой проще — мы монахи. А белое духовенство? Ладно, матушка — она была готова, а дети? И как, воспитывая других, священник может не уделять внимания семье? Это даже каноническому правилу противоречит.

Еп. Аксий: — Владыка Димитрий совершенно верно сказал о кадровом голоде. Там, где есть священник, куда он регулярно приезжает, и община крепче, и любое дело решается быстрее и проще. Так что в этом — основная перспектива. Мы пытаемся привлекать молодежь, беседовать с молодыми людьми, которые еще только думают, принять ли сан. Заставить никого невозможно. Но говорить нужно. В некоторых средних и общеобразовательных учебных заведениях священники приходят на уроки или факультативно посещают школу. Появляются и мирские люди, которые готовы вести беседы в школах. Ребятам очень нравится. Практически для всех это первый опыт общения со священником, с православным христианином.

— Владыка Димитрий, вы 10 лет были духовником православной гимназии имени святителя Иннокентия Иркутского. На что обращали внимание при работе с православной молодежью, детьми?

Митр. Димитрий: — Работа с детьми требует подготовки — вот что я понял. Того, что кто-то хороший священник или даже хороший духовник, недостаточно. Всему нужно учиться. Без элементарных знаний в детской педагогике очень легко навредить. Но самое главное при работе с детьми — это любовь. Их чему-то научить, не имея любви, невозможно. Нет любви — значит есть что-то противоположное.

Сейчас дети все больше погружаются в интернет, в работу с электронными устройствами. Но мы по согласованию с родителями, в гимназии, на входе собираем телефоны. При этом, конечно, если нужно позвонить родителям, ребенок может это сделать.

К сожалению, при работе с детьми мы часто упускаем из виду родителей. А воспитывать детей, не воспитывая родителей, — очень тяжелый труд. Приходилось даже с такой проблемой сталкиваться, что, обучая ребенка в гимназии, мы содействуем тому, чтобы дети лицемерили. В гимназии они молятся, соблюдают пост, а приходя домой, и без молитвы могут за трапезу сесть, и спать ложатся без молитвы, и пост соблюдать уже, вроде как, не обязательно. Такое двуличие получается. Игра такая. Здесь я могу быть православным — а здесь расслабиться. Это, по-моему, очень опасно.

— При приеме в гимназию обращаете внимание на то, насколько воцерковленная семья?

Митр. Димитрий: — Конечно, но тут нюанс. Получается, что мы делим детей заранее: эти вот хорошие только потому, что семья в церковь ходит. Но мы же все знаем: то, что семья ходит в церковь, не гарантия «хорошести», и наоборот. Тем более, почему мы за это должны отыгрываться на детях? А может быть, и через ребенка семья придет в церковь.

Еп. Аксий: — Не «может быть», а очень часто так и бывает!

Митр. Димитрий: — Так или иначе, отбор в гимназию — дело тонкое. Стараемся не допускать совсем уж противоречащих обучению в гимназии вещей. А в остальном полагаемся на волю Божию. Но если нарушают — иногда можем и исключить. Но не сразу, конечно, не в один момент. Все это сопряжено с педагогической работой, работой родительского комитета. Ведь сам ребенок еще не отвечает за свои проступки. Мы даже не исповедуем до семи лет, потому что он не готов осознать содеянное.

— Просветительская деятельность не ограничивается православной гимназией и семинарией. В Забайкальской митрополии также действуют православные средства массовой информации: видеостудия «Слово» и газета «Православное Забайкалье». Причем газета имеет более чем столетнюю историю — с большим перерывом.

— Она прерывалась, да. С учетом того, что советская власть — будто вырезанный кусок истории. Это серьезно сказывается на духовной жизни, особенно в Забайкалье. Накануне революции Забайкалье ведь только принимало православие! Тогда это была миссия, только шло крещение — когда здесь опыт уже столетиями измерялся. И СМИ — это больше миссия, чем разговор с единомышленниками, хотя и такие уже, конечно, есть. Потребность в газетах в Забайкалье большая. Не то что интернет, даже мобильная телефонная связь еще не везде существует! Есть целые районы, где это диковинка.

— Владыка Димитрий, вы проводите «горячие линии» с читинцами — в частности, на сайте Чита.ру. В чем важность прямого обращения к верующим, ответа правящего архиерея на иногда, казалось бы, не слишком значительные, а иногда и прямо неудобные вопросы?

— У людей потребность услышать ответ непосредственно из первых уст. Одно дело, когда кто-то пересказывает, другое — когда человек убеждается, что на его вопрос, каким бы он ни был: удобный, неудобный, значительный, незначительный, — будет получен ответ.

— Любая местность — это не только расстояния, климат, но в первую очередь люди. Что вы можете сказать о ваших прихожанах и что, может быть, успели заметить в нашем городе?

Еп. Аксий: — Я еще не всю свою епархию объехал, на севере еще не был. Нерчинская епархия — 320 тысяч квадратных километров. Понял одно: сначала люди присматриваются к новому человеку, как они говорят, «с Запада». Но если тебя принимают, то уже будут любить и встречать с радостью. На отдаленных приходах, где не понимают иногда, кто такой «владыка», называют меня батюшкой. Я не обижаюсь никоим образом — самое главное, что они приветливы, и мы находим общий язык для общения. Важно, как ты себя покажешь. Если раскроешь с такой же простотой, как они тебя встречают — начинается достаточно простое общение. Будем еще друг друга узнавать. У нас в епархиях населения примерно по 500 тысяч, не сравнить с центральными епархиями, но цифра серьезная, и потихонечку она растет.

Митр. Димитрий: — Люди везде разные. И когда говорим «хорошие, плохие» — нельзя так. Это неправильно. Это я, к сожалению, повел себя так, что они повернулись ко мне не той стороной. Или увидел не ту сторону, а чего-то не заметил. В Забайкалье есть село Зюльзя. В нем обыкновенный сельский небольшой храм, невыдающийся. Население примерно 1800 человек. И они восстанавливали свой храм, не оповещая никого — строго говоря, и епархию тоже. Решили его восстановить — собрались селом, прибрались. Решили поменять крышу — собрались селом, скинулись, сделали. Какую-то задачу, уже не помню, им нужно было выполнить — они селом взяли кредит! На одного человека, конечно, но всем селом выплачивали. Это такой показатель — значит, они уверены друг в друге, что никто не подведет, не обманет. И сейчас там действующий храм. Вот они, забайкальцы, такие. Они могут что угодно. Если, как верно владыка Аксий заметил, им это будет по душе. Они способны на любой подвиг, и они его порой и совершают.

О нижегородцах могу судить лишь по тем, с кем приходилось общаться во время командировок. Нижний Новгород славен. Купеческие традиции, купеческое слово — это все широко известно. Может быть, уже кто-то забыл немного, но в крови это все равно живет, надо только немного вспомнить.

Спасибо владыке Георгию, который являет образ братской любви и без особых знакомств уже не первый раз меня приглашает и принимает. Мы напрашиваемся, конечно (смеется). Но владыка, слава Богу, не отказывает и с дотошностью следит, чтобы время, которое мы здесь проводим, было проведено с пользой. Затем мы сюда и приехали — посмотреть, как нужно организовывать работу. И то, как работает ваша студия, тоже пример того, как нужно трудиться. Так что и вам большое спасибо. Храни вас всех Господь!

Беседовала и подготовила к печати Анна Перевезенцева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.