«Ведомости Нижегородской митрополии» 22 (34) 17:01, 28 ноября 2013

Калужская история

001-22-34В июне 1977 года митрополит Николай (Кутепов) занял Горьковскую кафедру, которую и возглавлял до самой своей блаженной кончины в 2001 году. А предваряло это служение недолгое управление древней Калужской епархией. В одном из октябрьских номеров мы рассказали об обстоятельствах назначения владыки на эту кафедру. Сегодня мы вспоминаем о том, каким запомнился будущий нижегородский архипастырь калужанам за время своего служения на их земле.

В условиях режима

12 мая 1975 года приснопамятный владыка Николай приехал в город Калугу. «Согласно указу Его Святейшества и Синода прибыл и приступил к исполнению своих обязанностей», — записал он тогда в книге распоряжений по Калужскому епархиальному управлению. На Калужской кафедре, ведущей свою историю с 1799 года, он стал тридцать пятым архиереем.

С первых дней своего пребывания в Калуге будущий нижегородский святитель понял, что служение в новой епархии будет нелегким. Прежде всего из-за того, что у него изначально не сложились отношения с уполномоченным Совета по делам религий, методы работы которого вызывали у владыки, мягко говоря, возражения.

Федор Павлович Рябов, бывший сотрудник органов государственной безопасности, работал уполномоченным по делам религий в Калуге около 30 лет. Это был дипломатичный и сдержанный человек. Он, как говорится, «мягко стелил», но результат обычно бывал всегда вполне конкретный, а разговоры с ним — очень тяжелыми.

Ему, к примеру, ничего не стоило выдать любому священнику так называемый «волчий паспорт», то есть забрать у него справку, разрешающую служение, а в характеристике указать, что тот игнорирует распоряжения советской власти. После этого священнослужитель уже не мог устроиться ни в одной епархии. Поэтому все понимали, что указ архиерея был номинальным, важно было — даст уполномоченный нужную справку или нет.

Примером тонкой, но результативной деятельности калужского уполномоченного была политика сокращения числа храмов в области, которые Рябов никогда не закрывал росчерком пера. Делалось всегда так, чтобы богослужение в храме не совершалось, но формально церковь числилась открытой. А тем временем уполномоченный доводил дело до закрытия храма согласно букве советского антирелигиозного закона.

В селе Истомине Тарусского района, например, церковь закрывали так: избрали исполнительный орган, так называемую «двадцатку», но Рябов тут же воспользовался своим законным правом отвести кандидатуры нескольких новоизбранных членов с абстрактной формулировкой: «Вы нам не подходите». Затем на их место избрали новых, и снова уполномоченный признал их «неподходящими». Прошли новые выборы — и все повторилось. На четвертый состав людей уже не хватило, а брать человека из близлежащих деревень было нельзя.

Таким образом, у храма исполнительного органа так и не было, несмотря на все попытки его создать. А на любые просьбы возобновить богослужение Рябов неизменно соглашался, но при наличии пресловутой «двадцатки». Однако создать ее не позволял сам, а в официальном отчете написал: «Православное религиозное общество в селе Истомино фактически распалось, служба в церкви не проводится с ноября 1974 года, о чем Совету известно». Храм был закрыт — и владыка ничего не мог изменить.

Служение

В самом начале служения в Калуге владыка Николай по своему обыкновению стал знакомиться с приходами епархии, которых, однако, было немного, и богослужения в них совершал он нечасто. Тогдашний его секретарь архимандрит Донат (Петенков) вспоминает:

— Когда архиепископ приехал, он сразу сказал: «Я праздничный архиерей». Поэтому служил только на двунадесятые и великие праздники и по воскресеньям.

«Архиепископ Николай в Пасхальную ночь служил в кафедральном соборе, на второй день Пасхи — в Николо-Козинской церкви, а в последний день Пасхи выезжал для совершения богослужения в церковь г. Малоярославец», — писал по этому поводу уполномоченный.

На службах владыка Николай никогда не садился, однако травма, полученная на фронте в годы Великой Отечественной войны (наполовину ампутированные ступни ног), давала о себе знать, поэтому в алтаре у него был особый металлический посох, на который он всегда опирался. Отец Донат рассказывает:

— Иногда мы слышали стоны: владыка не кричал, но тихо стонал. Мы говорим: «Владыка, вы присядьте!» А он отвечал, что будет хуже: «Когда я потом встану, болеть будет еще больше». Службу, какая бы она ни была длинная, он выстаивал полностью и никогда не садился.

Проповеди Преосвященный произносил недолгие и понятные, но говорил всегда по сути праздника и очень дипломатично. По словам его секретаря, иногда складывалось такое впечатление, что он говорит для «органов», чтобы они не придрались, поскольку в любой момент могли предъявить претензии к сказанному.

Заботился управляющий Калужской епархией и о красивом пении в храме. Как отмечает в одном из своих отчетов уполномоченный Рябов, «в конце марта 1976 года группа артистов Тульского государственного хора, находящихся в Калуге с гастролями, приняла участие в хоровом пении в кафедральном соборе во время утреннего богослужения с участием архиепископа Николая, о чем своевременно были проинформированы партийные органы».

Владыка Николай часто встречался с уполномоченным для решения вопросов назначения пенсий вдовам священников и монахиням, служившим при кафедре, и, как правило, добивался положительного результата.

Усатая свита

Невзирая на все трудности святительского служения, Преосвященный Николай всегда находил возможность для отдыха и занятий любимым делом. В частности, по свидетельству секретаря владыки, он часто ездил в Москву в антикварные и букинистические лавки и магазины, где находил ценные вещи, книги и эмали. Большая часть этого наследия, собранного в те годы, сегодня находится в фонде Нижегородской духовной семинарии.

Кроме того, владыка очень любил животных. Отец Донат рассказывал:

— У Преосвященного была одна традиция. Звонит он утром по телефону и говорит: «Отец Донат, вы приглашаетесь на торжественную церемонию входа архиерея в кабинет! Заходи, и будешь наблюдать». Далее картина разворачивалась следующая: сначала идет архиерей, за ним торжественно шествует рыжий кот, а за котом семенит собачка владыки. Он провожает их взглядом и говорит: «Смотри, у кота походка лучше архиерейской!» Затем кот красиво обходит хозяина спереди и прыгает на окно. Стул владыки стоял спинкой к этому окну, и получалось так, что в кресле сидит архиерей, с одной стороны его лица выглядывает морда кота, с другой — его торжественный хвост, который вальяжно спускается с подоконника, а посередине вместо тела кота — голова архиерея. «Я так вхожу каждое утро», — резюмировал церемонию владыка.

Пес, еще один питомец владыки Николая, в свою очередь, вел себя так смиренно и послушно, что коту стоило только морду повернуть, как тот мгновенно умолкал, а если кот лапкой двигал, то у собаки сердце в пятки уходило. В то же время была у этого животного одна особенность. Собачка привыкла, что владыка всегда был в подряснике, что от него исходит дух ладана. Поэтому если кто-то заходил к Преосвященному в подряснике, она была с гостем приветлива и виляла хвостом, но если появлялся человек в гражданской одежде, могла и укусить. Владыка предупреждал своего секретаря: «Ты ко мне без подрясника не заходи, потому что без него я не гарантирую твою безопасность». Как вспоминал отец Донат, в управлении он ходил в подряснике, чтобы не надевать-снимать его все время, когда надо забежать к архиерею поставить под каким-нибудь документом его подпись. А владыка смеялся в канцелярии: «Видите, отец Донат ходит в подряснике не ради архиерея, а ради собачки».

Служение владыки Николая в Калуге было недолгим. Уже через два года, в июне 1977 года, он был переведен на одну из самых крупных и самых значимых кафедр — назначен архиепископом Горьковским и Арзамасским.

Недолгое, но насыщенное архипастырское служение владыки Николая (Кутепова) в Калуге оставило неизгладимый след в сердце калужан. И теперь, почти через 40 лет, они с нежностью и благодарностью вспоминают жизнерадостного, но в то же время строгого и справедливого святителя.

Алексей Дьяконов,
кандидат богословия, преподаватель Нижегородской Духовной семинарии

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.