Главная > Интервью > Канонизация: за и против
17:41, 17 октября 2005

Канонизация: за и против

В 2004 году по благословению епископа Нижегородского и Арзамасского Георгия начала работать Епархиальная Комиссия по канонизации, которую возглавил настоятель Вознесенского Печерского мужского монастыря игумен Тихон (Затекин). Цель Комиссии — поиск новых людей, которые могут быть прославлены в Церкви как новомученики и исповедники Российские. На данный момент Комиссия готовит к изданию первый том житий прославленных нижегородских святых, куда войдет около 40 имен. О том, как Комиссия ведет поиск святых в пределах Нижегородской епархии, мы беседуем с председателем Комиссии игуменом Тихоном (Затекиным).

— Отец Тихон, расскажите, пожалуйста, какие критерии легли в основу работы вашей Комиссии?

В основе работы Комиссии лежит архивная работа, изучение личных дел священников или мирян нашей епархии, сбор изустных преданий и воспоминаний. Все документы должны быть тщательно подготовлены, рассмотрены Комиссией и обязательно утверждены правящим епископом. После этого материалы попадают в Синодальную Комиссию.

— Влияет ли на работу Комиссии православное общественное мнение?

— Часто случается, что миряне начинают публиковать в местных газетах собственные материалы о тех, кого хотят видеть прославленными Церковью. В своей публикации они опираются лишь на те документы, к работе с которыми их допустили в архиве. Но поскольку в архиве допуск к следственным делам НКВД-КГБ не разрешен, их исследование оказывается неполным и подчас противоречивым.

В Положении о канонизации также написано, что недопустима практика сбора подписей в епархии за канонизацию тех или иных лиц, что порой используется различными личностями в нецерковных целях. Люди, которые посылают документы напрямую в Москву, грубо ошибаются. Потому что без протокола и заключения региональной Комиссии, Синодальная Комиссия их к рассмотрению не принимает и отсылает обратно.

— А был ли запрос по поводу отца Григория Долбунова? Какое решение принято?

— Нет, вопрос о прославлении отца Григория не поднимался. В 4 пункте Положения отмечено, что не следует проявлять поспешности в канонизации людей, которые умерли совсем недавно, 10-20 лет назад. Родные и близкие пытаются ускорить прославление своих ближайших родственников. В нашу епархиальную Комиссию приходит большое количество так называемых подписных листов с их домашними адресами, с описаниями и свидетельствами чудес. Идет самое настоящее давление на Комиссию. Такая практика недопустима. Мы четко придерживаемся постановления Синодальной комиссии, о том, что со дня смерти подвижника должно пройти не менее 40-50 лет. Это необходимо для того, чтобы поколение, которое знало их – прошло. Иначе получается предвзятое отношение.

— А можно подробнее рассказать об архивной работе?

— По документам мы пытаемся исследовать жизнь
кандидата на канонизацию. Изучаем послужные и наградные списки священнослужителей, если человек был рукоположен до революции. После революции эти списки вести прекратили, что крайне затруднило работу Комиссии.

Затем отслеживаем факт и время репрессий. Нам важно выяснить, признавал ли человек себя виновным на допросе или нет. Это основной критерий в вопросе канонизации новомучеников Церкви.

В 18-19-х годах XX столетия расстрел производился без суда и следствия. Смотришь дела этих лет, на одном листочке: арест, приговор, приведение в исполнение. Документов практически никаких не велось. Признавал ли человек себя виновным, или нет – не известно. Но сохранились изустные воспоминания о кончине мучеников. В 1937-м году велись подробные протокольные записи допросов.

Если человек, рассматриваемый к канонизации, не давал на допросе никаких ложных свидетельств на других людей, не признавал свою вину и ничего не подписывал и был расстрелян, мы составляем его жизнеописание и отсылаем материалы на рассмотрение в Синодальную Комиссию.

Если же репрессированный вышел на свободу и умер своей смертью, мы изучаем его последующую жизнь. Комиссия выезжает на место, опрашивает свидетелей: как он прожил свои последние дни, какой была кончина. Этот материал используется при составлении жизнеописания.

— А как обретаются мощи прославленных святых?

— Мощи канонизированных подвижников обретаются с благословения Святейшего Патриарха, Священного Синода. А бывает и так: «выкопали» расстрелянного священнослужителя, и начинается массовое поклонение ему. Народ думает, что таким образом «мощи» прославляются. Нельзя выставлять на всеобщее обозрение мощи не прославленного Церковью человека. Если он — угодник Божий на самом деле, он сам о себе даст знать, сам проявит свою чудотворную силу по молитвам притекающих к нему людей. Но пока он не прославлен, в храме мы не можем молиться ему как святому. Мы можем служить по нему только панихиды, литии. Как это и было в дореволюционной практике.

— В местах продажи церковной утвари и литературы можно встретить жития, акафисты, иконы не канонизированных Церковью людей. Как к этому относиться?

— Это называется «ревность не по разуму». Эти люди не хотят слышать голоса Церкви. В их «акафистах», как например, в «акафисте» Михаилу Хабаровскому (Сметанину), слово «Бог» написано с маленькой буквы, а «Михаил» – с большой. В таком «акафисте» читаем следующее: «…Однажды милицией задержанный, но не могущий увести себя, потому что машина их не заводилася, когда тебя в нее сажали, а завелась, только когда тебя отпустили. Не устаем удивляться тому чуду, на тебе Богом явленному, с радостью соборной поем мы песнь Аллилуйя».

Зачем молиться другим святым, когда есть Михаил Сметанин, Иоанн Многострадальный и другие. Эти люди им ближе, потому что они их помнят, некоторые их даже видели. Такое умонастроение уводит человека из церковной ограды. А нужно всегда прислушиваться к официальному голосу Церкви, потому что она никогда не уведет свой народ вправо или влево, а будет вести прямым путем к спасению.

— Как вы относитесь к тому, что в последнее время усилилось движение за канонизацию царя Иоанна Грозного?

— Церковь свою оценку уже дала конкретно и четко, что канонизация таких людей невозможна. От себя могу добавить то, что не все документы по этим личностям собраны и изучены до конца. Эту работу надо еще продолжать.

Изучая эпоху Ивана Грозного и знакомясь с синодиками нашего Печерского монастыря и других монастырей, в его списках я все время встречал имена казненных царем людей, над каждым именем красной киноварью указывалось, какому виду казни человек был подвержен: усечение головы, руки, языка. В нашем синодике значились, к примеру, архимандрит Митрофан и убиенный Корнилий, игумен Псково-Печорского монастыря. Многие ссылаются на древние изображения Иоанна Грозного на фресках с нимбом. Но точно так же изображались и другие русские цари и князья: царь Алексей Михайлович, Михаил Федорович, Федор Иоаннович и многие другие. Но почему-то никому не приходит в голову мысль их канонизировать и создавать по этому поводу инициативные группы. Это просто был на Руси обычай писать царей и князей на фресках с венцами из уважения к почившим властителям.

— Спаси Господи, отец Тихон, за интересное интервью. Будем надеяться на новую встречу с вами!

Беседовала Марина Курганова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской епархии обязательна.