Главная > Церковное искусство > Красота из кусочков смальты
«Ведомости Нижегородской митрополии» 23 (155) 16:15, 6 декабря 2018

Красота из кусочков смальты

Около 6000 квадратных метров мозаики будет уложено в Благовещенском соборе Дивеевского монастыря. Построенный по завету батюшки Серафима на Канавке Божией Матери, этот храм станет не только самым большим в монастыре, но и самым красивым. Его стены и своды от низа до верха украсят мозаичные композиции, иконы и узоры из цветной, играющей множеством оттенков смальты. В таких масштабах мозаичные работы в России не велись со времен Киевской Руси, если не считать двух петербургских храмов: Спаса-на-крови и Исаакия.

Уже полностью готов нижний с шестью престолами Успенский храм, интерьер которого выполнен в византийском стиле и украшен мозаикой. А сейчас кипит работа по украшению мозаичными композициями в верхнем Благовещенском храме. Над созданием монументальной красоты сейчас трудятся более десяти мозаичных артелей, мастера собрались со всей страны. Сроки поставлены сжатые, надо уложиться в три-четыре года. Поэтому работа кипит с утра до ночи, и в храме, и в мастерских.

Заглянуть к мастерам

Создание мозаичных композиций — процесс творческий, трудоемкий и многоэтапный.

— Сначала мы делаем эскизы изображения, затем распечатываем их в крупные картоны и прикладываем к стене в храме: надо оценить, как они будут смотреться в общем интерьере, — рассказывает художественный руководитель мозаичных работ в Благовещенском соборе, преподаватель иконописной школы при Московской духовной академии Анатолий Алешин. — Потом картон с эскизом сажаем на твердую основу, чаще фанеру, а уже затем накладываем на нее сетку, которая является одновременно и каркасом, и основой для выкладывания кусочков смальты.

Трудно удержаться, чтобы не заглянуть к мастерам. Их мастерские находятся в Дивееве, за чертой обители. Пока они занимают один дом, но уже возводится по соседству еще один, его также определят под мастерскую.

В светлых, с большими окнами комнатах одновременно работает три или четыре мастера. Они как художники — сидят за высокими мольбертами-треногами, на которых закреплены доски с эскизами мозаичных икон, покрытых сеткой. На рамах в нескольких местах — фотографии с разными фрагментами эскиза.

За одним станком мастер накладывает на небольшие участки эскиза похожий на известку клей, аккуратно распределяя его мастерком, за другим — мозаичист колет на кусочки пластинки из цветного стекла, так называемой смальты, третий мастер подбирает уже готовые кубики стекла и осторожно пинцетом сажает на клей в нужную ячейку сетки. Чтобы собрать лик, говорит один из мастеров, уходит полторы, а иногда и две недели.

Золотая, цветная, россыпью

Основной материал дивеевских мозаик — смальту — варят из непрозрачного стекла по специальным технологиям с добавлением пигмента. Но, конечно, делают это не сами мастера — ее покупают у российских производителей или у художников и архитекторов, у которых остались ее запасы с советских времен, когда она использовалась очень широко.

Красочная палитра смальт насчитывает более 10 000 оттенков. Для украшения фона, а также при изображении нимбов святых, сияния вокруг фигуры Христа, одежд Спасителя, Богородицы и ангелов используют золотую смальту, которую получают, заключив тонкую золотую фольгу (сусальное золото) между двумя слоями стекла. Эта технология получила название кантарели и была широко распространена на территории Византийской империи.

Смальта и камень занимают основное пространство мастерской. Материал для мозаики лежит в виде кирпичей на стеллажах, они разных цветов и толщины, россыпью в контейнерах, стаканах и тарелках на столах и подоконниках. Емкости с кусочками колотого камня и стекла стоят на подставках у мольбертов, а также на специальных пеньках, на которых их колют молотками. Шутка ли, чтобы выложить одну композицию, надо использовать сотни кубиков.

На стене и на станке

В древности работали сразу на стене, плитку укладывали на известковый раствор. Современные материалы, в первую очередь специальные клеевые составы, сегодня позволяют работать сначала в мастерских, где мозаичисты набирают композиции на станках, а затем уже в храме, где происходит монтаж образов на стену.

— В мастерской мы делаем основные фигуры, а элементы пейзажа: горки, палатки, деревья, а также угловые орнаменты, — набираем в храме, стоя на лесах, — уточняют мастера. — В храме можно отойти на большее, чем в мастерской, расстояние, посмотреть снизу, сравнить с соседними композициями, и только тогда, в окружении интерьера, о мозаике можно получить целостное представление.

Мозаичист Адриан Сурду выполняет фигуру апостола и евангелиста Луки, основу будущей композиции «Путешествие в Эммаус». Ему остается завершить стопы святого. По его словам, в работе с ликами, руками и ногами может понадобиться более 20 оттенков стекла или камня. Ведь в мозаике много общего с вышивкой. Чтобы создать живописную структуру, смягчить цветовые переходы, приходится использовать широкую палитру оттенков и полутонов. Благодаря тщательному подбору и сочетанию цветов и их оттенков создается мерцание смальты в храме. При богослужении свет часто меняется и перемещается — мозаика сразу откликается на эти изменения.

В иконописном каноне

На стадии эскизов, как уточнили мастера, они ориентируются на иконописные образцы Древней Руси X–XIV веков, а при работе с материалом — на итальянскую и византийскую мозаику. Связь с русской традицией в мозаике помогает передать иконописная база. Не случайно многие мозаичники в первую очередь иконописцы. Работая в технике мозаики, приходится прилагать немало физических усилий. Наверное, поэтому среди мозаичистов в основном мужчины. Смальтокол, купленный в Италии, приходится часто точить, менять детали, которые быстро ломаются: камни попадаются разной плотности, некоторые очень твердые, как гранит.

При создании мозаичных образов учитываются особенности зрительного восприятия: при одинаковом размере близкие предметы кажутся крупнее удаленных. Поэтому, садясь за работу, мастер учитывает, где будет расположена фигура или композиция в храме. Если на уровне глаз, то работа выполняется более тонкая, камни подбираются более мелкие. Первостепенное же правило для мозаичистов, как и художников-иконописцев, — молитва.

В ожидании литургии

В древности церковную мозаику комбинировали с живописью. Изначально предполагалось, что и в Благовещенском соборе будут и мозаика, и роспись. Однако со временем, в процессе обсуждения проекта интерьеров вместе с настоятельницей обители игуменией Сергией и священноначалием, созрело решение выложить мозаикой весь храм.

Благовещенский собор — единственный однокупольный храм в Дивеевском монастыре. Его венчает большой купол, и сверху, вторым ярусом, купол малый. Эта архитектурная особенность не позволила расположить в куполе крупный образ. Обычно в нем изображают Спаса Вседержителя, образы Божией Матери «Оранта», «Знамение» и другие. Поэтому было решено крупный образ изобразить в конхе, то есть полукуполе.

— В результате обсуждений с владыкой, матушкой Сергией и сестрами, в конце мы решили написать не Спасителя, как принято в италийских храмах, а Божию Матерь с Младенцем, — объясняет художественный руководитель работ. — Во-первых, храм находится в Четвертом Ее уделе, во-вторых, посвящен Божией Матери, в-третьих, находится внутри богородичной Канавки. Кроме того, такая иконографическая концепция свойственна русским храмам. Таким образом, Благовещенский собор будет отражать связь как с русской землей, так и с историей Дивеевской обители.

В куполе будет изображен Спаситель в окружении архангелов, в алтаре — святители, авторы литургии, а на стенах и сводах кроме общепринятых композиций появятся сцена обретения мощей преподобного Серафима и другие сюжеты, связанные с историей Дивеевской обители.

Выводы о том, получилась мозаика или нет, по словам Анатолия Алешина, делать еще рано. Мозаика — искусство монументальное, и смотреться композиция будет только после завершения всех работ, причем богослужение — непременное условие для оживления мозаики.

— Литургия — общее делание. Нам хочется, чтобы у молящихся возникло ощущение присутствия Церкви Небесной: Спасителя, Божией Матери, святых и ангельских сил. Если мозаика будет звучать вместе со службой, значит она удалась, — считает Анатолий Валерьевич.

Вкусить будущую красоту верхнего храма можно спустившись в нижний, где мозаичные работы полностью завершены. Пространство храма настолько насыщено декором, что дух захватывает от этой грандиозной красоты, искрящихся красок и восхитительного света. Видимо, то же самое, но в большем масштабе, ждет нас при соприкосновении с мозаикой храма верхнего — Благовещенского.

Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.