«Ведомости Нижегородской митрополии» 14 (122) 16:04, 27 июля 2017

Медаль от владыки

В памяти каждого человека, лично знавшего владыку Николая, он остался искренним отцом, доб­рым пастырем, даже мимолетные разговоры с которым проникали в самое сердце. Митрополит Николай (Кутепов), занимавший Нижегородскую кафедру с 1977 по 2001 годы, особенно любил детей, внимательно относился к переживаниям и вопросам маленьких прихожан. Он находил время поговорить с ними, направить, вразумить при необходимости. Сегодня детскими воспоминаниями о встречах с приснопамятным владыкой делится руководитель отдела культуры Нижегородской епархии.

— С митрополитом Николаем, в силу моего молодого возраста, мы не были близко знакомы, но мне посчастливилось видеть его, немного общаться и получить несколько важных пастырских советов. Он нередко приезжал в Выксу, где мы жили, сначала в Христорождественскую церковь к отцу Геннадию Колоколову, а потом в Выксунское духовное училище — на его открытие, на выпускные. Ко времени поздних его визитов я уже стал диаконом — рукоположил меня митрополит Николай.

Из детских воспоминаний сохранилось несколько. Помню первую встречу с владыкой, мне тогда было лет двенадцать. Отец Геннадий старался всех нас, детей, ставить на клирос, чтобы развивали голос, получали навыки чтения. Мы участвовали в богослужении: читали часы, шестопсалмие, Апостол за Божественной литургией. В какой-то момент батюшка решил, что у меня неплохо получается, и благословил читать шестой час за архиерейским богослужением. У владыки Николая было заведено, что третий час вычитывали до его приезда, а шестой час читали около его кафедры посередине храма во время чина архиерейского облачения. Это было волнительно, даже страшно, но очень почетно. Мы серьезно готовились, как к экзамену. Прочитал я этот час с выражением, протяжно, и помню обращенный на меня через очки проникающий взор владыки. В конце литургии, после запричастного стиха, меня пригласили в алтарь. Митрополит Николай всех благословил и сказал мне: «Миша, читаешь очень хорошо. Ты молодец! Но вот прочти «Отче наш…» Начинаю, а он останавливает и говорит: «Давай еще раз, я не расслышал». Читаю еще раз молитву Господню. После первых слов он опять останавливает. Просит принести с клироса Часослов, открывает текст и говорит: «Вот смотри, написано «Отче наш». Ты почему пропускаешь букву? Надо читать «Отче наш», а не «Оче наш»!»

С тех пор четкое проговаривание каждого слова стало неотъемлемой частью моей служебной практики. И сейчас люди, которые знали владыку Николая, говорят мне, что я даю возгласы именно так, как учил владыка, как сам он их произносил.

Кстати, во время той встречи владыка пообещал, что в следующий раз за хорошее чтение привезет мне медаль. И даже ткнул пальцем в мою грудь, в место на подряснике, куда обычно вешают медали. На радостях я рассказал всем, как митрополит наградил меня, но только с собой у него медали не было, поэтому он привезет ее в следующий раз. Это был 1991 год, время перенесения вновь обретенных мощей преподобного Серафима Саровского. К важному событию были выпущены медали образца 1903 года с вензелем императора Николая II и с добавленным вензелем святейшего патриарха Алексия II. Я надеялся, что речь шла именно об этой медали, и потом в каждый приезд владыки ждал, что вот сейчас он подзовет меня и вручит обещанную награду. Поделился с отцом Николаем Трушкиным своими переживаниями, но тот сказал: «Миша, да разве ради наград мы здесь служим? Тебя поблагодарили за чтение, так радуйся, что сам владыка отметил твои способности». После этого я мало-помалу успокоился. Но до сих пор так и вижу себя с этой медалью на том месте, куда указал владыка.

Через год мы с батюшкой приехали на богослужение в кафедральный собор. Иподиакон, который должен был читать на утрени шестопсалмие, не смог быть на службе. Тогда владыка Николай заметил меня и благословил прочитать шестопсалмие посередине храма. Очень волнуясь, я сделал это, по отзыву владыки, неплохо. Так история с медалью получила некоторым образом продолжение…

Еще одно воспоминание связано с визитами митрополита в Выксу. Мы, конечно, все встречали и провожали Преосвященного. И вот как-то раз после службы я попросил у него благословение. Думал, владыка благословит и уйдет по своим делам, но он положил на мои скрещенные руки большую теплую ладонь и долго не отпускал, беседуя. Спрашивал, как я представляю свою дальнейшую церковную деятельность, советовал обязательно получить высшее образование, развивать певческие навыки, читать на клиросе. Эта громадная ладонь, теплая и мягкая, запомнилась мне на всю жизнь.

Лет в двенадцать я очень любил писать письма. Книжек на духовные темы не было так много, как сейчас, и я обращался в разные монастыри и задавал вопросы, которые меня в тот момент волновали. Однажды послал митрополиту Николаю поздравление с именинами. Подписался по-взрослому — Михаил, хотя видно было, что почерк детский. Ничего не ожидал в ответ, но через три недели от Преосвященного пришло письмо. Это была стандартная для таких случаев рассылка, в которой митрополит Николай благодарил всех за присланные поздравления. В верхней строчке, куда владыка собственноручно вписывал адресатов, стояло: «Брат Михаил!» Я был очень рад такому вниманию со стороны владыки и всем показывал дорогое письмо.

Алексей Дьяконов

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.