Главная > Интервью > Митрополит Георгий: «Нам нужны не столько золотые купола — нам нужны золоченые души человеческие»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 19 (127) 14:27, 12 октября 2017

Митрополит Георгий: «Нам нужны не столько золотые купола — нам нужны золоченые души человеческие»

23–24 сентября в Московской духовной академии проходила конференция «Преемство монашеской традиции в современных монастырях», участником которой был митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий, председатель комиссии Межсоборного присутствия по организации жизни монастырей и монашества. По завершении форума он дал интервью «Монастырскому вестнику».

— Ваше Высокопреосвященство, над чем в этот раз работали участники конференции? С какой целью игумены и игумении монастырей приезжают на подобные встречи?

— Всего 30 лет назад в нашей Церкви было 19 монастырей, сегодня их более девятисот. русские люди тянутся к духовной жизни, у них есть в ней потребность. Наши обители очень разные — большие и маленькие, городские и сельские, в одних развивается просветительская деятельность и социальное служение, в других больше внимания уделяется молитве. Семидесятилетний пе­риод атеизма в нашем государстве, конечно же, не мог пройти бесследно как для всей Церкви, так и для монашества. Поэтому для нас сейчас очень важным является молитвенное и духовное общение, обсуждение насущных проблем монастырской жизни. Мы благодарим Святейшего Патриарха за то, что он это чувствует и дает нам возможность встречаться в формате конференций. Руководители монастырей — игумены, игумении — вместе молятся у мощей преподобного Сергия, общаются, дискутируют. Ведь общение происходит не только в рамках работы собрания, но и за трапезой, и в личной беседе. Так мы делимся своим опытом, и это, без сомнения, играет большую роль в устроении монастырской жизни и дальнейшем развитии отечественной монашеской традиции.

Да, каждый монастырь имеет свою специ­фику. Но есть главное: монахи — это воины Христовы, монахини — Христовы невесты. Это люди, которые всю свою жизнь, все силы, всю крепость посвящают служению Богу. А вот достигается эта цель разными способами. Их мы и обсуждаем: как формируется община, что мешает этому, как не пойти по пути обмирщения монашеской жизни… Можно ведь иметь клобук, мантию, называться иноком, а духа иночества в себе не носить. Бывает, что люди приходят в обитель, чтобы приспособить монашес­кую жизнь под свои нужды. Все это мы обсуждаем, сверяясь со святоотеческой традицией. Мы говорим, что за все в монастыре отвечают руководители — игумен, игумения. И не только за создание бытовых условий для жизни насельников монастырей, но и за качество их духовной жизни. Это очень важная мысль: духовники в обителях должны быть помощниками в развитии духовной жизни братства или сестричества.

— Какие темы, обсуждавшиеся на круг­лом столе, показались вам особенно актуальными? Получили ли ответы на свои вопросы те игумены и игумении, которые их задавали?

— Мы обсуждали состояние братской общины. Бывают устроенные общины, бывают не очень устроенные. И в последнем случае стоит вопрос, не кто виноват, а что делать, как это исправить.

Один игумен, еще очень молодой человек, искренне переживал, что не все у него ладится. От участников круглого стола он услышал много глубоких братских советов, в том числе и такой, что жизнь обители надо строить с терпением, не спеша, понемногу исправляя положение, избегая революционных преобразований.

Была затронута и тема духовничества. Иногда насельник трудится в одной обители, а его духовник подвизается в другом монастыре. Игумен дает послушание своему брату, а тот говорит: меня духовник благословил поступать иначе. Мы подробно разобрали эту тему, привели характерные примеры, в том числе из жизни архимандрита Кирилла (Павлова), духовника лавры: как он направил свое духовное чадо в обитель и сказал: «Теперь у тебя и духовник, и наставница — игумения, ее слушайся во всем; а если когда-нибудь игумения не найдет ответ на твой вопрос, то с ее благословения я тебя приму». И действительно, игумения время от времени посылала эту сестру к отцу Кириллу, а теперь эта сестра сама уже несет игуменское служение в одной из обителей Русской Православной Церкви.

— Во время обсуждения часто звучала мысль о том, что именно путем подвига игумен обретает доверие и расположение братии. Возможно ли совместить подвижническую жизнь с тем количеством административных послушаний, которые сегодня приходится нести руководителям монастырей?

— Не надо «совмещать», надо просто жить и понимать, для чего ты поставлен на место своего служения и каково твое предназначение. Ведь бывает, что на какие-то внешние вопросы человек полагает все силы, а духовную составляющую оставляет без внимания. Потом возникает нестроение, и человек думает: я же столько времени трудился… А причина кроется в неправильном устроении жизни внут­ренней.

Ведь если вы своего ребенка кормите, одеваете, даете ему образование, но не занимаетесь его душою, его совестью, то при всем вашем труде чадо вряд ли вырастет благополучным. Качествами его души могут стать эгоизм, цинизм, бессердечие, а нужно, чтобы в его сердце были любовь, милосердие. Все это ребенок должен получить от отца и матери.

Точно так же и в монашеской жизни. Ведь нам нужны не столько золотые купола и белые стены, — нам нужны золоченые души человеческие, чтобы у нас братия и сестры росли истинными монахами. А материальных забот должно быть столько, сколько нужно для жизни братии монастыря, и не более того. Оправдание вроде того, что мне некогда, я занимаюсь материальными делами, — искажает смысл служения игумена. игумен должен найти себе помощников в решении материальных проблем. успех жизни обители, монашеской общины зависит от крепости духовного руководства. Не будет этой крепости — и братия не сможет развиваться духовно. Само собой ничего не образуется. Необходимо, чтобы игумен находил время заниматься с каждым человеком, с кандидатами в общину; может быть, помогал им решать их личные проблемы. Поэтому игумены и игумении монастырей должны быть людьми с большой душой.

— В чем вы видете положительные и проблемные моменты современного монашества?

— Для меня не вполне очевиден смысл понятия «современное монашество». Монашество по духу всегда остается одним и тем же. И Евангелие никогда не стареет. И заповеди святых отцов не меняются…

Положительным можно назвать тот факт, что наши монастыри наполняются насельниками. Может, не всегда так, как нам хотелось бы, но совершенно ясно: обители развиваются. Туда приходят люди, которых призвал Господь, они услышали этот призыв и пытаются учиться монашеской жизни. Это очень важно.

Второе — мы часто видим, как обитель еще не возродилась сама, а к ней уже едет множество паломников, ищущих духовного окормления. В таком случае, вне всякого сомнения, обязательно дается особое вспомоществование Божие, чтобы проблемы монастыря были уврачеваны.

И третье — монастыри сейчас являются средоточием духовного просвещения, духовного трезвения для многих людей. В этом явно прослеживается их связь со Святою Русью. Поэтому можно сказать, что монастыри в наше время — это надежная опора, прочный хребет духовной жизни Русской Православной Церкви.

Что касается проблем роста монастырской жизни… ХХ век, век богоборчества, разрушил не только здания храмов, но и человеческие души. Многие наши современники приходят в монастыри израненными духом века сего. Людям нередко хочется, чтобы весь мир изменился к лучшему, но сами они при этом не хотят работать над своей душой. Поэтому мы на конференции одно заседание специально посвятили святоотеческому наследию, опыту старцев ХХ века. Мы вспоминали об отце Кирилле (Павлове), о Глинских подвижниках, рассказывали об отце Авеле (Македонове), о преподобных Иустине (Поповиче) и Гаврииле (Ургебадзе). Все они завещали жить по Евангелию, носить тяготы друг друга, и мы счастливы, что у нас есть не только книги о духовной жизни, но и живые носители подвижнического духа. Это залог успеха и развития монастырской жизни.

Беседовала Екатерина Орлова

Полную версию интервью читайте на сайте patriarchia.ru

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.