Главная > Статьи > «Моя церковь долго будет стоять…»
13:20, 20 мая 2015

«Моя церковь долго будет стоять…»

Этим храмом невозможно не любоваться. Прекрасен он и в зелени садов, и на фоне морозного неба. Поражают монументальность, красота и что-то такое, что можно, наверное, обозначить словом «благолепие». Церкви Архистратига Михаила в селе Семьяны Воротынского района три года назад исполнилось сто лет. История появления этого храма в большом приволжском селе связана с именем священномученика Иоанна (Флёрова) — человека, отдавшего жизнь свою за веру Христову, за правду Божию.

В Семьяны

Иоанн Клавдиевич Флёров родился в 1870 году на Нижегородчине в крестьянской семье. В 1892 году окончил Нижегородскую духовную семинарию, и через год стал преподавателем Закона Божиего в земском училище села Юрина Васильсурского уезда. В селе в то время находилось знаменитое имение графов Шереметевых.

Вскоре Иоанн Флёров женился на Серафиме Петровне Федосеевой. В некоторых источниках указывается, что она была крестьянкой, однако принадлежность семьи Федосеевых к этому сословию сомнительна. В журнале «Васильсурск. Лики провинции» (№6 за 2012 год) говорится, что Петр Иванович Федосеев, отец Серафимы, служил в имении Шереметевых управляющим.

11 января 1895 года указом Нижегородской духовной консистории Иоанн Флёров был определен настоятелем в село Семьяны того же Васильсурского уезда. 14 января состоялось его рукоположение в сан диакона, 22 числа — во священника. Отец Иоанн прослужил в Семьянах всю жизнь. Это был его первый и единственный приход. Священник построил здесь три храма: две деревянных церкви на месте сгоревших и каменную, которую не смогли ни осквернить, ни разграбить в свое время даже богоборчески настроенные крестьяне.

7 мая 1897 года в Семьянах случился страшный пожар. Сгорели 155 жилых домов, все общественные здания, дома священнослужителей и деревянный Михаило-Архангельский храм. Но благодаря неравнодушию прихожан и их пастыря уже через год в селе освятили новую деревянную церковь — она была перевезена из соседнего села Высокий Оселок, где стояла в бездействии.

А приход Михаило-Архангельской церкви в то время был огромный — несколько тысяч человек, и места в церкви не всем хватало. Кроме того, опасаясь пожаров, отец Иоанн выступил инициатором строительства каменной церкви. Когда уже начались хлопоты о ее строительстве, в 1903 году на приходе опять случилось несчастье — вновь сгорела деревянная церковь. Однако благодаря активности отца Иоанна уже к Пасхе сельчане смогли обустроить временную церковь в здании местного начального земского училища.

Отец Иоанн активно занимался просветительством. Много лет он служил законоучителем в Семьяновском начальном земском училище, заведующим и учителем грамоты в церковно-приходских школах в Семьянах и соседних Никольском и Емельянове. В 1915 году стал наблюдателем церковных школ всего уезда и членом благочиннического совета. Настоятель семьянского храма входил в состав епархиального комитета по реформе приходской жизни. С 1905 по 1918 годы иерей Иоанн Флёров исполнял обязанности председателя приходского попечительства о семьях бедных прихожан. Батюшка проводил с крестьянскими детьми и уроки пения, у него был прекрасный голос.

Храм

«Согласно приходскому приговору крестьян села Семьяны и деревни Никольского Выселка Васильсурского уезда Нижегородской губернии от 1 октября 1898 года, всепокорнейше прошу Вас, Ваше Преосвященство, утвердить строительный комитет по устройству каменного храма в селе Семьяны», — с такими словами отец Иоанн Флёров обратился к Преосвященному Владимиру (Никольскому), епископу Нижегородскому и Арзамасскому.

Новую церковь в селе строили всем миром. Крестьяне сами делали кирпич, плотничали… Отец Иоанн активно занимался сбором пожертвований. Откликались многие. Скажем, щедрым меценатом стал московский купец Василий Степанович Плешачков. Много помогали его компаньоны по торговле писчебумажным товаром и васильсурская купеческая вдова Екатерина Васильевна Дюжакова с сыновьями.

Протоиерей Евгений Арапов, теперешний настоятель храма в честь Архистратига Михаила и Небесных Сил бесплотных, хранит рукопись отца Иоанна Флёрова, где батюшка рассказывает о том, как шло строительство.

— Как деньги собирал, кто сколько давал, какие недовольные мужики встречались, — перечисляет отец Евгений. — Время-то подошло уже предреволюционное, настроения эти и в село проникли. Сколько страданий принял отец Иоанн! Пишет, что ночами все плакал. То это не ладится, то другое, то деньги кончаются. Ведь местные-то не могли дать много.

Отец Иоанн по всем городам и весям ездил, пожертвования собирал. Даже сам Иоанн Кронштадтский пожертвовал 99 рублей 90 копеек. Вот такая почему-то сумма. А я когда сюда приехал больше тридцати лет назад, — продолжает отец Евгений, — стал собирать сведения о храме, расспрашивать старожилов — и практически сразу узнал про рукопись. Она сначала по селу ходила, а потом попала к директору школы. Но мне ее не отдали. Время-то какое было — сами понимаете.

Только когда 100 лет храму исполнилось, эту рукопись приходу в подарок преподнесли. Правда, страниц там осталось мало. Может, про кого он писал, что, мол, недовольны были строительством церкви, их дети или внуки такие записи ликвидировали. Но все равно эта рукопись для нас — подарок очень ценный. Вот так вот. Целых десять лет церковь-то возводили!

Храм в Семьянах освятили 23 сентября (по ст. стилю) 1912 года. Он был переполнен. На праздник съехалось много священства во главе с епископом Нижегородским и Арзамасским Иоакимом (Левицким). За литургией псаломщик Василий Воскресенский, неизменный помощник отца Иоанна, был возведен в сан диакона.

После богослужения батюшка обратился к жителям села: «Во время строительства, — сказал он, — между мною и некоторыми прихожанами были неудовольствия, обиды, столкновения. Нынешний радостный день в нашей приходской жизни обязывает нас забыть все и простить друг друга. Я прощаю всем и все, и меня Христа ради простите».

Новый храм был рассчитан на более чем тысячу прихожан. Построен он по проекту нижегородского епархиального архитектора Александра Никитина. Главный престол освятили в честь Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, правый — в честь святых бессребреников Космы и Дамиана, а левый посвящен Николаю Чудотворцу. Последний престол освятили 2 декабря 1912 года.

За свое истовое пастырское служение отец Иоанн не однажды удостаивался церковных и светских наград. Первую — набедренник — он получил в 1900 году ко дню Святой Пасхи. В 1903-ем батюшка был отмечен сразу двумя наградами: фиолетовую скуфью «за отлично-усердное служение Церкви Божьей» иерей Иоанн Флёров получил из рук правящего архиерея Преосвященного Назария, а от лица Святейшего Синода на Пасхальной седмице священника села Семьяны наградили камилавкой.

Спустя некоторое время удостоился он и официальной письменной благодарности со стороны епархиального начальства за ревностные труды по сбору пожертвований, а ко дню Святой Пасхи в 1916 году отец Иоанн был отмечен Святейшим Синодом очередной наградой — наперсным крестом. За постройку же каменного Архангельского храма 3 февраля 1914 года настоятеля наградили орденом святой Анны III степени.

Восемнадцатый год

Кровавая революционная волна докатилась до Семьян уже в марте 1917-го. В Губернский исполнительный комитет 18 жителей села написали обращение — фактически донос на своих односельчан и отца Иоанна. Якобы те «горячо защищают старый строй». Священник приехал в Васильсурск на допрос, откуда ему запретили возвращаться в Семьяны «во избежание эксцессов с прихожанами».

Другая же, гораздо большая, часть сельчан выступила в защиту священника, написав прошение уездному комиссару. Отца Иоанна тогда отпустили. Но весной 1918 года батюшку вновь обвинили в контрреволюционных выступлениях. Для разбирательства в Семьяны были посланы сотрудники уездного cовета. Они не застали пастыря дома и стали опрашивать сельчан.

Но тут раздались звуки церковного колокола, и люди собрались на сельский сход, на котором опять высказались в защиту священника. Сход постановил: «Мы, общество в полном составе, подчиняемся всем властям и Совету солдатских и рабочих депутатов. Все единогласно постановили батюшку не отпускать из села Семьяны, так как он ни в чем не виновен». С таким заявлением несколько участников схода отправились в Васильсурск, но их мнение не то что не услышали — крестьяне оказались в заложниках в уездном комиссариате. Их решили не отпускать, пока не будет арестован священник Флёров.

Узнав об этом, отец Иоанн прибыл в Васильсурск на следующий же день. В своем заявлении от 5 марта он написал: «С церковного амвона по приказанию епархиального начальства я, как и все священники России, читал послание Патриарха Тихона об анафеме, объявляя декреты о Законе Божием, об отделении Церкви от государства. Ничего преступного я в этом не признаю, и не я виноват, что имеющие уши слышать не слышат правды, а выводят всевозможные предумышленные заключения».

Священник пытался объяснить, что некоторые жители села сводят с ним личные счеты… Безрезультатно. Допросить свидетелей, на которых указывал батюшка, власти отказались, ему самому запретили покидать Васильсурск.

Тем временем в Семьянах прошло приходское собрание, на котором селяне вновь написали прошение в защиту своего пастыря. Бумагу подписали 450 человек. Их опять не услышали. 20 марта 1918 года дело священника Флёрова передали в ревтрибунал.

Публичное судебное заседание Васильсурского уездного ревтрибунала состоялось 12 апреля. Отца Иоанна на нем не было. В те дни готовились к Причастию 250 прихожан, оставить их без принятия Святых Христовых Таин он не мог. Да к тому же чувствовал себя очень плохо — страшное несчастье обрушилось на них с матушкой за день до суда: пришло известие о смерти единственного сына. Евгений Флёров ушел добровольцем на фронт в 1915-м. Попал в плен. Скончался от ран 1 апреля 1916 года.

Отец Иоанн был арестован, содержался в Васильсурской тюрьме. Здание ее существует до сих пор. Правда, теперь здесь торговая площадка. В остроге священник перенес много мучений, от него требовали отречения от сана и получили отказ. Старожилы рассказывали, что батюшку привели на кладбище и велели копать могилу. Выкопав ее, он стал молиться, а когда закончил, сказал своим мучителям: «Я готов».

10 сентября 1918 года благочинный 1-го округа Васильсурского уезда протоиерей Василий Успенский писал епископу Балахнинскому Лаврентию (Князеву): «…6-го сего сентября последовала смерть подведаннаго мне священника села Семьяны отца Иоанна Флёрова. Последний умер по приговору Советской власти. Поступок, за который осужден священник Флёров, мне неизвестен. После него осталась жена, детей нет.

Совершение богослужений в селе Семьяны поручено местным священникам села Воротынец, где их двое, а требо­исправлениие — ближайшему священнику села Огнева Майдана».

Идущие следом

После гибели отца Иоанна у его жены забрали все мало-мальски ценные вещи, но дома не лишили. Матушка Серафима осталась в Семьянах, пекла просфоры для храма, построенного ее мужем. В 1930 году супруга священника тоже была арестована «за антисоветскую деятельность» и отправлена в ссылку на три года. Вернувшись, жила какое-то время в Васильсурске, дальнейшая ее судьба неизвестна.

В 1936 году службы в Михаило-Архангельской церкви прекратились, колокола были сброшены. Храм хотели разорить, но одна прихожанка не отдала ключ от здания, как ей ни угрожали.

— Из-за этого ключа она семь лет отсидела, — рассказывает отец Евгений Арапов. — Потом уже, после отсидки, когда в сорок третьем году разрешили церковь открыть, она его принесла. Лишь несколько лет храм простоял закрытым. Конечно, если бы захотели безбожники, как-нибудь попали бы внутрь. Видно, просто Господь этого не допустил. Мне очень отрадно нести служение в церкви, которую строил святой человек. Знаете, что меня поразило в его личности? Молитвенность. Читая его дневник, я понял, что он молился денно и нощно, — такое большое стремление было у него угодить Богу и людям…

21 сентября совершается память священномученика Иоанна (Флёрова). Служившего жертвенно, отдававшего главному делу жизни все силы своей души. В день освящения Михаило-Архангельского храма его первый настоятель сказал: «Моя церковь долго будет стоять, и никто к ней не подступится». Вот и стоит. Как памятник отцу Иоанну и крепости человеческой веры.

Надежда Муравьева

Благодарим за помощь в подготовке материала председателя Нижегородской епархиальной комиссии по канонизации святых архимандрита Тихона (Затёкина) и церковного историка Ольгу Дёгтеву

Строящийся храм в Семьянах. Фото начала XX века

Эти купола и сейчас радуют глаз

Рукопись отца Иоанна

В Архангельском храме много старых икон

Протоиерей Евгений Арапов: «Мы и теперь здание этим ключом запираем»

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.