Главная > Мнения > «Монах и бес»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 23 (107) 14:20, 8 декабря 2016

«Монах и бес»

Художественный фильм «Монах и бес» стал заметным явлением и в кинематографическом мире, и в православной среде. Настолько, что его обсуждение было организовано на VII Международном фестивале «Вера и слово», а рецензии на фильм прошлись по профильным сайтам. Мнения, как водится, разделились. Одни увидели в нем прекрасное кино, наполненное любовью к монашеству, пониманием «народного» православия и следующего лучшим традициям русской литературы, другие — ересь, опасное и неэтичное заигрывание с бесовской темой.

aleksandr-rodionovaАлександра Родионова, домохозяйка:

— Я смотрела фильм несколько раз. Игра актеров, отборный юмор — это само собой. Фильм — кладезь для обсуждения, он затрагивает много тем и позволяет задуматься. Например, о том, что бес помогает монаху в выполнении послушаний: казалось бы, для монаха очень важно именно послушание, но цель беса — завладеть его душой. Пусть он будет игуменом, пусть он станет великим, даже на ниве церковной, но душа-то будет где? Поразило, как рано этот бес вычислил себе душу для искушения, и монах борется с ним через, по сути, юродство, непонятное даже игумену. Постыдная, казалось бы, смерть, но Сама Матерь Божия пришла за душой монаха.

Лично мне особенно понравился момент, где бес пришел поправить рога к иерусалимскому цирюльнику, а тот вовсе и не удивился: «Много вас тут ходит, и не поймешь, человек ли или козел какой…» То же касается продаваемых «венцов Спасителя», копий, обломков якобы крестов, — это отсыл к современности, где до сих пор так.

mila-lopatina-gershtejnМила Лопатина, преподаватель:

— В целом фильм понравился. Особенно сначала — можно было плакать от смеха, остроумия и актуальности. Мораль и идея ленты тоже хороши. О цели, о милосердии, о любви — «не все свято, что в книгу вмято». Но вот тему с бесом они, на мой взгляд, пережали. Эта лубочность испортила фильм. Во-первых, сюжет с воплощением беса настолько фантастичен, что даже лишен логики, местами казался бредом. Бес, по определению и догматике, уже сделал свой выбор. Смысла его вочеловечения я не увидела. У него на лице написана досада, а не покаяние. Ведь это существо, которое не способно к покаянию? С одной стороны, перемудрили, с другой — слишком опримитивили всей этой сказочностью в сочетании с современной попсовостью. С первых кадров ожидаешь от картины большего, а вторая половина разочаровывает, хотя в целом фильм не растерял своей философии, оставшись притчей.

anatolij-domrachevАнатолий Домрачев,
преподаватель:

— На меня этот фильм впечатления не произвел. Я считаю ошибкой авторов сделать сюжетом художественного фильма искушение монаха. Поскольку для нас, тех, кто смотрит фильмы, жизнь монахов не может быть понятной, ведь мы живем совсем в другом мире. Мне интереснее фильмы о том мире, в котором живу я.

 
ilya-chernyshevИлья Чернышев, редактор сайта, выпускник Нижегородской духовной семинарии:

— Первая реакция по трейлеру — не понравилось. Потом узнал, что фильм получил Гран-при XIV фестиваля православного кино «Покров» в Киеве, и решил посмотреть. Мне не нравится этот фильм по ряду причин. Первое: личность беса показана слишком привлекательно, неплохой парень, веселый, обаятельный — получается, что таким образом стирается граница между добром и злом. Второе: одержимость бесом — страшный недуг, а тут показано все очень весело. По мне, это равносильно тому, как если бы весело и с юмором показывали фашистские концлагеря. Есть темы, которые лучше не рассматривать в сатирическом ключе, и тема беснования — одна из них. И то, что фильм называют фантастическим, — слабое оправдание. Получается, что под таким соусом на любую тему можно говорить что угодно.

По признанию самих авторов, за основу сценария взято житие святителя Иоанна Новгородского, но, если сравнивать, тогда это житие было исковеркано. Святой не был бесноватым, наоборот, он был духовно силен и поймал беса, когда тот пытался его напугать. И бес отвез его в Иерусалим, в надежде спастись от подвижника, а не потому, что тот пообещал ему поклониться. И уже после паломничества в Иерусалим бес начал мстить и компрометировать святителя, что и привело к изгнанию на плоту. Но, по житию, плот против течения вела сила Божия, и это привело народ к покаянию, а тут это делала сила бесовская, внушая страх. Тема покаяния беса тоже взята из патериков, но искажена — там бес лжет и кривляется, говоря о покаянии. Двойной трактовки тут быть не может — все святые говорят о том, что бес не может покаяться. Ну, и еще много нюансов. Например, граф Бенкендорф был достойным государственным деятелем, а он показан взяточником, да и особого смысла в сценах с «обнаженкой» тоже не было. В общем, я не скажу, что фильм сильно вредный, но, по-моему, он, скорее, псевдоправославный.

lyubov-muryginaЛюбовь Мурыгина,
юрист, член православного молодежного центра:

— Наше молодежное движение во главе со священником Виктором Дудкиным возило фильм в исправительную колонию №5. Отец Виктор получил разрешение на этот кинопоказ от самого режиссера Николая Досталя. Реакция осужденных была положительной, фильм их порадовал. Мне кажется, очень удачно, что мы привезли именно его — слишком серьезное кино могло быть воспринято тяжело. При этом с самого начала проговаривалось, что лента неоднозначная, и мнения о ней могут быть самыми разными, этим она и интересна.

 

lyudmila-zhurbitskayaЛюдмила Журбицкая, художник:

— Я поняла этот фильм по-своему, не буквально. Для меня он — о внутренней борьбе со своей темной стороной, где, чтобы обуздать свои пороки, их нужно увидеть, принять их наличие в себе, как ни странно, возлюбить (здесь, наверное, и коренится прощение и путь к изменению). Я не смотрю на эту картину как на дословное толкование неоспоримых истин, это взгляд автора — и смотрится на одном дыхании. Мы смотрели с детьми, младшему — 14 лет: приемлемо, не нудно, с юмором, не оставляет тяжелого чувства.

 

 

natalya-baevaНаталия Баева, сотрудник хосписа:

— Понравился фильм. Прямо-таки физическое ощущение постоянной и неизбежной борьбы добра со злом, причем у всех героев без исключения. Каждый герой делает выбор, постоянно идет борьба за душу человека, даже когда это внешне и не видно. Монах — как зеркало того, что происходит с другими вокруг него. Актерские работы замечательные и запоминающиеся.

 

 

 

lavrentij-sobkoИеромонах Лаврентий (Собко),
преподаватель Нижегородской духовной семинарии

Картина, безусловно, талантливая и интересная. Кроме превосходной игры актеров, можно отметить богатую метафорами и аллюзиями речь киногероев. Что называется, фильм «разговорный», а не основанный на спецэффектах или роскошных декорациях.

Авторы позиционируют свою картину как фольклорную, как фильм-притчу. Если так, то «Монах и бес» — это даже не одна притча, а собрание четырех притч-новелл.

Действие начинается со сцены явления в некий дореволюционный монастырь монаха-странника Ивана Семенова сына. Поселившись в обители, он сразу же становится центром притяжения событий. Кроме многочисленных чудес, которые сопровождают подвижника, в глаза сразу же бросается его странное поведение. Иван «рубит правду-матку», отвечает не в бровь, а в глаз и даже дерзит настоятелю. Вскоре выясняется, что новый насельник то ли бесноватый, то ли знается с нечистым. Особенно удачно и убедительно в этой первой сцене-новелле (апокрифическом житии) то, что актер не стал надевать на себя личину «классического» одержимого — воющего и пускающего слюни, а показал нам такого бесноватого, какого мы зачастую можем увидеть, посмотрев на себя со стороны или в зеркало. Совершенно обычный, но чрезвычайно жуткий образ, даже берет оторопь!

Вторая притча выдержана в духе Салтыкова-Щедрина: в монастырь вдруг приезжает не кто иной, а сам государь-император. В объектив кинооператора сразу же попадают и правительство, и дураки, и дороги, и даже чудесная рыба-монструс — видимо, выросший Премудрый Пескарь.

Часть третья — это уже житийно-сказочное паломничество подвижника на Святую землю. Как водится, на бесовских закорках — для пущей скорости. Святые места, евангельские прообразы, молитвенные озарения — впрочем, намеченные лишь штрихами, исполненные в технике кинолубка.

Заключается киноэпопея блаженной кончиной подвижника и сценой обращения нечистого, чье имя — на минуточку! — Легион. Такой неожиданный поворот сюжета и сопровождающая его актерская игра создают атмосферу, очень напоминающую романы Достоевского, — мрачноватый, но благостный драматизм, хоть в чем-то и нелогичный, и бесцельный.

События фильма, если взглянуть на расстоянии, — ретроспектива русской литературы, или даже русская идея, изложенная эмоционально и сумбурно. Православие как часть этой культуры показано глубоко и пронзительно, как снаружи, так и изнутри. Как раз это и заставляет спорить: один увидит то, что хотелось бы спрятать от чужих глаз, другой, напротив, — то, что следует показать. Фильм предназначен для аудитории старше 18 лет.

Подготовила Татьяна Фалина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.