Главная > В эфире > Может ли текст вместить сакральное знание?
«Ведомости Нижегородской митрополии» 12 (144) 13:56, 5 июля 2018

Может ли текст вместить сакральное знание?

Каждое воскресенье в 19:00 в студии радио «Образ» встречаются журналист, ведущий разговор с позиции обывателя, эксперт, специализирующийся на конкретной теме, и представитель духовенства. Их главный девиз и цель — «Дойти до сути!» Вместе они пытаются дойти до сути сложных общественных, научных и социальных явлений, с которыми сталкиваемся все мы в нашей повседневной жизни. Одна из бесед дискуссионного клуба «Точка опоры» касалась появления письменности и книги. Как происходил этот процесс? Что двигало его вперед? Эта тема стала центральной в разговоре журналиста Павла Аккуратова, священника Михаила Макарова, священника, писателя Владимира Гофмана и писателя, издателя, главного редактора журнала «Нижний Новгород» Олега Рябова.

 П.А.: Писать люди стали очень давно. До изобретения алфавита и письменных текстов существовало знаковое письмо. Для чего это вообще понадобилось человеку? Когда и как возникла потребность выражать мысль, используя определенные знаки? Когда люди начали записывать что-либо с целью, чтобы это могли прочитать другие?

о. М.М.: Если мы обратимся к археологии, то с удивлением обнаружим, что люди начинают отображать свои мысли уже когда начинают мыслить. Что за изображения мы видим, исследуя древние наскальные рисунки? Изначально это не был обмен информацией. Это была духовная методика, традиции шаманских культов. Изображения оленей, бизонов связаны с охотой — если человек «поражает» животное на стене, он верит, что сможет поразить его и на охоте. Но это еще, конечно, не письменность.

о. В.Г.: И все же это передача информации, способ существования языка. Но существовали и другие способы. Например, зарубки на деревьях несут в себе информацию для другого человека, указывая дорогу. Из подобных явлений появились иероглифы.

о. М.М.: Когда же появляется письменность, когда человек начинает анализировать собственную речь — что она состоит из отдельных звуков, элементов — и пытается их отображать с помощью знаков на материальном носителе?

о. В.Г.: Глиняные таблички, найденные в Месопотамии, могут быть тому примером.

П.А.: Обязательное условие появления письменности — формирование четкого, понятного каждому, подчиненного общим правилам языка общения. Иначе запись теряет смысл. Языки различались, но не настолько, что на одном краю поселения не понимают речь жителей с другого края.

о. М.М.: Священное Писание об этом говорит четко. Вавилонское столпотворение, смешение языков — вот тот момент, когда каждое племя обрело свой язык, хотя до этого был единый. Крайне интересный вопрос — появление разных алфавитов. Отчего это происходило?

о. В.Г.: Таким путем шло формирование письменности. От зарубок, изображений, пиктограмм — к иероглифам, клинописи и алфавиту. Разные народы использовали разные возможности, шли своим путем. Вряд ли может быть единая точка отсчета.

О.Р.: Информация и возможность ее передачи — главный двигатель человеческого прогресса. Информация передавалась устно, письменно, от одного к другому, и это позволяло обществу существовать. Огромным прорывом стало появление печатного станка Гуттенберга, когда информацию стало возможно тиражировать в сотнях и тысячах экземпляров и распространять без изменения. Это величайшее изобретение. За последние, скажем, 20 лет появились и пропали несколько видов носителей информации. Сейчас уже практически не пользуются фотопленкой, кинопленкой, дискетами, кассетами и так далее, хотя появление каждого воспринималось как совершенный носитель. Но нет. Именно бумага последние 500 лет — основной носитель информации.

о. М.М.: Печать обеспечила также очень значимую функцию — неизменности текста. Какими бы грамотными ни были писцы, каждая переписанная от руки книга несет в себе непреднамеренные ошибки, неточности. Текст не доносится в первоначальном виде. Очень четко это видно на примере Священного Писания, где неподвижность текста особенно важна.

Еще до появления бумаги существовали другие материальные носители информации. Глиняные и медные таблички, папирусы, пергаменты, берестяные грамоты, узелковое письмо — эти и многие другие образцы хранятся в музеях и библиотеках. Библиотеки стали возникать еще в древности. Для чего? Зачем правители стремились собрать множество книг со всех концов света? Ведь библиотеки не были публичными, да и сам собиратель не мог бы прочитать всех книг. Для чего это было нужно?

О.Р.:  Библиотека — хранилище информации, а информация — главное богатство — это человек понял очень давно. И гибель библиотек всегда становилась катастрофой, трагедией.

П.А.: К тому же тексты передавали некое сакральное знание. Книги составлялись не из сообщений о том, сколько, кто и кому продал товара, а из произведений совсем иного плана.

о. М.М.: Да, и это отражалось даже на уровне алфавита. Нередко существовало два вида письма: для передачи повседневной информации и для записи священного знания. Созданные от руки книги стоили неимоверно дорого. В то же время это были настоящие произведения искусства. Не пропало ли это с возникновением книгопечатания?

О.Р.: Конечно, нет. Искусство писца, переписчика ценилось и после того, как книги стали тиражировать. А уж о качестве книги и говорить не приходится — это никуда не ушло. Каждый библиофил ценит издания с хорошими шрифтами, качественным переплетом, бумагой.

П.А.: Тексты священные, сакральные стали фиксироваться, видимо, одновременно с появлением такой возможности. Сначала это были устные предания, которые затем, с изобретением письменности, обретали новую форму существования. А когда появляется художественная литература? Литература не с целью передачи религиозного знания и не с целью донесения бытовой информации, а как вид искусства, с целью самовыражения?

о. В.Г.:  Человек создан по образу и подобию Божию. Бог — Творец, и человек — творец. Но множество произведений нельзя однозначно отнести именно к духовной или именно к художественной литературе. Мифы, эпос находятся на стыке этих понятий, «Песнь песней», Книга Иова, Псалтирь имеют огромное художественное значение.

о. М.М.: Книга Иова была единственным текстом Ветхого Завета, широко доступным в советский период. Потрясающее исполнение Иннокентия Смоктуновского я помню до сих пор. Что касается книгопечатания, это было принято далеко не сразу. Были те, кто не признавал печатные книги, полагая, что достойные тексты могут быть написаны только от руки.

П.А.: Печатные книги стали одной из причин раскола Русской Церкви при Патриархе Никоне. И, может быть, не столько сама печать, сколько предварительная работа по исправлению и устранению неточностей в богослужебных текстах.

о. В.Г.: Сам факт печатной книги вызывал недовольство и противодействие.

о. М.М.: Священный текст воспринимался как некая икона. И сейчас с подозрением относятся к напечатанным иконам, в храме икона должна быть рукописной — эту традицию до наших дней стараются соблюдать. Рукописная икона даже в быту ценится гораздо выше.

о. В.Г.: Внезапное возвращение рукописной книги произошло в нашей стране в советский период. Запрещенную литературу переписывали от руки. И я сам некоторые произведения прочел впервые именно в рукописном виде.

о. М.М.: Интерес к книге, к толстым журналам — удивительному явлению советской культуры! — и в целом к печатному слову был очень высок. Но затем, примерно к середине 90-х, радио и телевидение начинают вырываться вперед. Что произошло в это время? Почему до этого печатное слово одерживало верх, а потом все поменялось?

о. В.Г.: Другая форма подачи, я думаю. В плане подачи радио и телевидение быстрее шли вперед, чем газеты и журналы. В 70-е годы газета была намного ближе к читателю, чем радио. Радио сильно изменилось с тех пор, стало совсем другим. Советское радио — это очерки, зарисовки о людях — то, чего сейчас почти нет. Потом радиостанции сменили формат, большинство перешло к музыкальному. Телевидение — немного другое, там очень привлекает видеоряд.

О.Р.: Хотелось бы сказать о пользе чтения. Можно часто слышать о том, что книги слушают. Замечательные артисты читают прекрасные произведения литературы. Но все-таки слух — это другая сигнальная система. Смотреть картинки и слушать звуки умеет любое животное. Но только человек научился создавать, воспринимать и анализировать текст. И человек должен каждый день поддерживать это умение и развивать его.

Подготовила Анна Перевезенцева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.