Главная > Статьи > Не мыслите,   и немыслимы будете?
«Моя надежда» №4 2017 15:27, 11 декабря 2017

Не мыслите,   и немыслимы будете?

Среди вопросов, которые прихожане часто задают священнику, вопрос о том, что же такое осуждение, нередок. Дескать, если в строгом смысле этого слова не судить никогда ни о чем и ни полсловом никого не осуждать, и поговорить-то будет не о чем. Да что там поговорить — даже подумать без осуждения о чем-либо для нас сложно. Как быть и какого неосуждения ждет от нас Бог?

Зрим в корень

Вопрошающие об осуждении плутают в закоулках однокоренных слов. Произнося «осуждение» или «суд», мы слышим корень, который находим в словах «рассуждение», «суждение» и даже «рассудок». Так что же, не осуждать значит отказаться от способности мыслить? Может быть, и критиковать никого нельзя, особенно власти и правительство? Значит, православие делает из своих адептов послушных рабов?

Конечно же, нет. Православие никогда не прошло бы через тернии исторического развития, если бы православные были лишены критического мышления. Однако наши критики отчасти правы: борьба с грехом осуждения вкупе с монашеской концепцией послушания иногда — прекраснодушно или злонамеренно — используются как инструмент давления на ближнего. Отчего это происходит? Из-за буквального прочтения Священного Писания или святоотеческой литературы.

«Не судите, да не судимы будете» (Мф 7:1) — говорит нам Евангелие — и каким судом судите, таким судят и вас. Что же, сам Господь Иисус Христос никогда не обличал грешников? Неужели не говорил Он Своим ближним: «Отец ваш — диавол»! Не изгонял торгующих из храма? Или, как гласит языческая мудрость, что позволено Юпитеру, того нельзя быку — судить других запрещено исключительно простым смертным? Напротив, христианство учит нас, что мы сыны Божии, что Господь Иисус Христос стал Человеком, чтобы уподобиться нам. И наше спасение возможно именно потому, что мы можем сделать то же самое — уподобиться Богу.

Тексты Священного Писания всегда связаны друг с другом, и выхватывающий из них цитату разрывает тот самый нешвенный хитон Христов. Вспомним, например, евангельское пожелание не заботиться о завтрашнем дне. Если взять его вне контекста, покажется, что оно запрещает планировать свое будущее. Однако в другом месте Писания Господь, взывая к нашей рассудительности, приводит нам в пример человека, который, прежде чем строить башню, должен сначала выяснить, хватит ли у него денег и строительных материалов.

Другой пример: в Евангелии говорится о том, что, когда тебя бьют по правой щеке, ты должен подставить левую. Однако так ли поступал Сам Христос? Вот Он находится на суде у первосвященника, и архиерейский раб бьет его. Господь отнюдь не молчит, напротив, обличая раба, Он спрашивает, за что ты Меня бьешь, назови причину, а если бьешь просто так, то хорошо ли это? Говоря о правой или левой щеке, Спаситель говорит о нашем желании сразу отомстить обидчику, вернуть ему удар, который он нам нанес, поэтому и призывает показать нанесшему оскорбление, что оно для тебя ничего не значит, что ты сильнее. Если слабая женщина даст мужчине пощечину, он не станет бить ее в ответ и тем самым продемонстрирует не слабость, а честь и силу. Как видим, без контекста пожелание подставить щеку — признак слабости, а взятое в контексте — заповедь для по-настоящему сильных.

Как жить среди дураков?

«Не в осуждение, а в рассуждение!» — подобный лозунг часто можно услышать в православной среде. «Не обижайся, но…» — иногда вдруг скажет знакомый, тем самым как бы предупреждая: сейчас я скажу нечто обидное. Если бы наш искренний друг действительно не желал нанести нам обиду, то, вероятно, нашел бы другой способ или вообще воздержался от подобного разговора. Рассуждение и осуждение близки — предупреждает нас праведный Иов (Иов 36:17), святые же отцы вообще не видят между ними разницы.

Как же быть нам, знающим, что человек рассудительный — это человек премудрый? Возьмем вечно актуальную тему — экономическая или политическая несправедливость. Если для нас так важны общественные проблемы, не лучше ли самим стать влиятельными политиками или состоятельными бизнесменами? Но не все могут стать таковыми! Возможно, мы и в своей-то области не добились таких высот, каких достиг человек, которого мы собрались осудить, а нас гложет самая настоящая зависть, или нам просто нечем заняться. «Не суди чужому рабу» (Рим 14:4), — предостерегает нас апостол Павел — и попытайся добиться порядка вокруг себя.

Люби грешника и ненавидь грех — он дурно поступил, но он не дурак, в нем тоже есть образ Божий. Этот добрый совет позволяет избежать двух крайностей: с одной стороны, мы не судим человека, не говорим о том, что он не спасется, а с другой, не потакаем греху, ибо «молчанием предается Бог».

Когда в нас присутствует Дух Святой, ради этого духа мы любим и прощаем других людей. Осуждение также часто связано с потерей любви, мира и Духа Святого. Некоторые из отцов сравнивают нашу любовь к Богу с любовью девушки и юноши. Когда мы любим кого-то, говорят отцы, мы прощаем этому человеку его недостатки. Но если любовь по каким-либо причинам прошла, то, что раньше казалось милым, начинает особенно раздражать. Потерявший благодать полон бесовскими страхованиями, в то время как любовь побеждает страх (1 Ин 4:18).

Преподобный Амвросий предупреждает нас, что благодать Божия отнимается от нас за осуждение: «Жалуешься еще на то, что обленилась к  чтению и молитве: это тебе за то, что много разбираешь чужие дела и скоро делаешь заключение». Ведь благодать — это помощь от Бога, движущая сила, которая дается нам на добрые дела. Осуждение — тоже труд, и весьма тяжелый. Пока мы кого-то осуждали, наш духовный заряд уже иссяк.

Проекция собственного интереса

В чем кого осудишь — в том и сам побудешь: таков известный пастырский афоризм. Говоря языком психологов, мы можем заметить в другом человеке лишь то, что входит в наш жизненный опыт. Иными словами, осуждаем других лишь за те грехи, которые нам знакомы и которые мы не прочь бы сделать сами. Так в известном психологическом тесте невинный ребенок видит резвящихся дельфинов, а взрослый — обнаженное человеческое тело.

Удивительно, но зачастую совершать неблаговидные поступки нас заставляет то, что в Писании называется «дух века сего» — известный и привитый нам греховный стереотип поведения — все так делают! Все ведут себя так, как предписано общественным сценарием: богатые — определенным образом, власть предержащие — по-другому. И когда я становлюсь богатым или властным, то стану вести себя так, как принято, как я запомнил, даже если когда-то мне это не нравилось. Многим из нас не нравилось, как поступали с нами наши родители. Кто не говорил себе: вот вырасту — и не стану так делать! Однако же, повзрослев, мы — если не работаем над собой — начинаем до мельчайших подробностей воспроизводить родительский опыт уже с собственными детьми.

Осуждение как рассматривание чужого греха показывает направление нашего духовного зрения. Вспомним евангельское: «если око ваше светло будет…» — что для нас важно, что любопытнее, грех или добродетель?

Преподобный Серафим Саровский потому и говорил ближним: «Христос воскресе, радость моя!» — что видел в каждом приходящем к нему образ Божий. Не просто признавал, что человек сотворен подобным Богу, а находил в нем добродетели и таланты, которые называются словом «праведность». Иной трудолюбив, другой любит молиться, третий помогает ближним, кто-то постигает таины Божии. Грехи, говорил преподобный, я и сам могу делать, а вот добродетелям хотел бы научиться. Так, увлеченный человек везде видит предмет своего интереса и старается подглядеть за человеком искусным, за мастером, чтобы в конце концов научиться самому.

Увлечены ли мы учением Христовым или нам интереснее посплетничать о соседях?

Умеренное общение

Грех осуждения — в большинстве случаев банальная болтливость, наше желание посудачить, посплетничать, поговорить о ком-нибудь. В принципе, желание понятное и в определенном смысле даже библейское, ведь сказано: «Нехорошо человеку быть одному». С другой стороны, доброе общение, которое нас поддерживает, становится порочным, если мы не соблюдаем умеренность. Ведь за десять минут разговора успеешь и пообщаться, и дела решить, а за час болтовни к осуждению добавишь и хвастовство, и кощунства, и пересуды.

Старец Макарий советовал избегать общества, где осуждают кого-либо: «Просишь наставления, как бы не увлечься самой в осуждение, слушая других осуждающих? Кажется, лучшее средство — реже быть в таких обществах».

Примером краткой и непогрешительной беседы может послужить для нас святой Иоанн Лествичник. Он знаменит тем, что, даже будучи игуменом и автором известного аскетического труда, никому не пытался навязать своего мнения. Когда его спрашивали: что ты думаешь, авва Иоанн, по тому или иному поводу, — преподобный вразумительно отвечал и сразу же уходил. Уходил не потому, что был нелюдим, а потому, что не хотел выдавать свое мнение за непререкаемую истину. Может быть, это рецепт и для нас? Если бы мы не стремились оставить последнее слово за собой, может быть, не пришлось бы нам разочаровываться и осуждать того, кто оказался умнее нас или попросту имеет другое мнение.

Текст: иеромонах лаврентий (Собко)

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.