Главная > Статьи > Неизвестные страницы родословной
«Ведомости Нижегородской митрополии» 7 (115) 17:48, 6 апреля 2017

Неизвестные страницы родословной

протоиерей Порфирий Кильдюшев

Работая над книгой «Благочестие и милосердие», повествующей об истории до сих пор не возрожденной Никольской церкви при Третьей нижегородской городской (Ходалевской) богадельне в Канавине, я познакомился с внуком последнего служившего в ней диакона Николая Тархова Валерием Кильдюшевым. Он предоставил мне документы и фотографии из семейного архива. О том, что его дедом по линии отца был протоиерей Порфирий Кильдюшев, упоминаемый в «Книге памяти жертв политических репрессий Нижегородской области», он ничего не знал.

Николай Иванович Тархов был одним из руководителей Нижегородской железнодорожной товарной станции, почетным гражданином Нижнего Новгорода, высочайше удостоенным золотой медали «За усердие». Диаконский сан этот человек принял в 1921 году, когда начались гонения на Церковь.

Как же почетно иметь такого деда! А когда другой твой дед тоже священник, да еще репрессированный, восприятие истории и культуры своей страны становится особенно глубоким. Я привел Валерия Алексеевича в Центральный архив Нижегородской области, где ему, как родственнику репрессированного, дали возможность ознакомиться с уголовным делом его родного деда-священника. Так человеку уже в преклонном возрасте открылись тайные страницы жизни его семьи.

Скрывая прошлое, уберег семью

Валерий Алексеевич прожил долгую жизнь, ничего не зная о судьбе своего деда: его отец Алексей Порфирьевич держал эту тему под строгим запретом. И не напрасно, ведь были годы, когда неосторожное слово могло лишить жизни и искалечить судьбы членов семьи.

Скрыв свое прошлое, даже учебу в духовном училище, Алексей Порфирьевич прошел Великую Отечественную войну в звании майора и уберег семью. Он отказывался от высоких наград и званий, говоря, что другие более достойны этого. Понимал, что «особисты», готовя представления к таким наградам, внимательно перепроверят его личное дело, где он значился сыном крестьянина, окончившим обычную школу.

Только сейчас по архивным документам стало известно отчество деда Порфирия — Петрович. Он был  священником Покровской церкви села Глухова, которое стоит на пути из Арзамаса в Дивеево. Многие годы с дороги можно было видеть полуразрушенную колокольню, а теперь возрожденная каменная церковь засияла в прежнем великолепии.

Покровская церковь села Глухово

Путь служения

Кем же был священник Глуховской церкви? Отец Порфирий Кильдюшев родился в 1877 году в крестьянской семье в селе Федотово Ардатовского округа Нижегородской губернии. Образование получил в Арзамасском духовном училище. В 1895 году он был определен псаломщиком и служил в этой должности в селе Худошино Ардатовского уезда, там же состоял законоучителем. В декабре 1898 года Порфирия Петровича рукоположили в сан диакона, а 21 мая 1899 года определили на штатное диаконское место к Воскресенскому собору города Арзамаса. Священником он стал 23 июня 1903 года, а местом служения — церковь села Глухова 3-го Ардатовского округа.

Сельская вместительная каменная церковь Покрова Пресвятой Богородицы с колокольней была построена еще в 1731 году тщанием помещика Петра Михайловича Аргамакова. Вскоре священник Порфирий Кильдюшев был награжден высочайше утвержденной медалью за участие в деятельности Красного Креста в Русско-Японской войне 1904–1905 годов. Получал он и церковные награды: в августе 1908 года — набедренник, а в марте 1915 года — бархатную фиолетовую скуфью.

В 1907 году отец Порфирий овдовел и один воспитывал пятерых детей. В Клировой ведомости церкви за 1916 год приводятся сведения о его детях: «Лидия (6 февраля 1898 г.р.), Петр (23 июня 1899 г.р., учится во втором классе Нижегородской духовной семинарии), Борис (23 марта 1901 г.р., учится в первом классе Нижегородской духовной семинарии), Татьяна (1903 г.р.), Алексей (10 марта 1905 г.р., учится во втором классе Арзамасского духовного училища)».

Валерий Алексеевич Кильдюшев с родителями —
Алексеем Порфирьевичем и Ольгой Николаевной

Остался без приговора

Протоиерей Порфирий попал под две волны репрессий 1930-х годов. Первый раз его арестовали в 30-м. Месяц продержали в тюрьме и выпустили, конфисковав все имущество и скот, полностью разорив сельского священника, который один растил детей, ведя крестьянский уклад жизни.

В 1931 году епархия направила отца Порфирия служить в село Ломовку Чернухинского района, поскольку местная власть выдала ему предписание покинуть Глухово. Безуспешно приходская община хлопотала о возвращении своего батюшки — власти заявили, что он выехал по своему желанию.

Арест, который последовал 18 ноября 1937 года, принес протоиерею Порфирию нечеловеческие испытания, которые творили чернухинские следователи. Они быстро «разоблачали врагов». Уже 2 и 3 декабря в Нижнем Новгороде прошли заседания «тройки». Из шести осужденных священников пятеро, во главе с благочинным протоиереем Александром Архангельским, были расстреляны 11 и 16 декабря как «участники контрреволюционной церковно-фашистской террористической организации». А шестидесятилетний «поп Кильдюшев» остался совсем без приговора. Отец Порфирий, имевший больное сердце, умер в тюремной больнице 5 декабря 1937 года. Рассудили просто: нет человека — нет проблем.

В 1956 году пересмотр дела показал отсутствие состава преступления… «Со стороны погибших за веру», — следовало бы добавить.

Дети протоиерея Порфирия Кильдюшева не узнали тогда о месте его захоронения. Валерий Алексеевич предполагал, что таким местом мог быть Мочальный остров. Однако, как выяснилось теперь, расстрелянных, а вместе с ними, вероятно, и умерших в Горьковской тюрьме в 1937 году, отвозили для захоронения в общую могилу на городском Бугровском кладбище.

По молитвам благочестивых предков

Каждый плод созревает в свое время. Валерий Кильдюшев пришел к Святому Крещению в шестидесятилетнем возрасте. Молитвами своих дедов: протоиерея Порфирия и диакона Николая — так он считает. Свою трудовую жизнь Валерий Алексеевич посвятил прикладным научным исследованиям в области металлургии.

Несколько лет назад земная жизнь этого человека, хранителя истории своего рода, оборвалась. У него, как и у деда протоиерея Порфирия, было больное сердце. Он так и не увидел фотографию своего предка: снимок отца Порфирия я нашел уже после его смерти.

У Валерия Алексеевича остались два сына — теперь они наследники духовного багажа своей семьи. Того чистого сосуда, способного вместить Бога, который благочестивые предки передают своим детям как величайшую святыню.

Евгений Гребнев

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.