Главная > Статьи > «Несмь якоже прочии…»
16:18, 26 февраля 2015

«Несмь якоже прочии…»

Человека спасающегося, то есть оставившего все по слову Спасителя и пошедшего за Ним, ожидает множество искушений и испытаний. Наиболее опасно впадение в такое состояние, которое на языке аскетики называется «духовная прелесть».

«Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма!» — восклицал Пушкин, а это значит, что уже в начале XIX века слово «прелесть» понималось уже так, как сейчас, — нечто пленительно прекрасное.

Но таких словперевертышей много, корень же их позволяет узнать истинное происхождение слов. А корень «прелести» — лесть. Ложь, обман, лесть — в ее высшей, превосходной степени: прелесть.

Высшая степень обольщения состоит в том, что не только люди явно и открыто предающиеся порокам и страстям, находящиеся во вражьих сетях, вольно или невольно являются пособниками врага нашего спасения, но и те, которые, как ни странно, ставят себе задачу жить благочестиво. Они так же могут стать инструментом в руках врага, добычей его сетей, но уже на почве (в чем и весь ужас!) их благочестия. Вот она — прелесть.

Священномученик епископ Арсений (Жадановский) в своем «Духовном дневнике» пишет:

«Прелесть — это извращенное, неправильное внутреннее наше настроение — якобы высокое, духовное, но на самом деле фальшивое, обманчивое, поддельное, показное. Это то внут­реннее наше состояние сердца, о котором святой апостол Павел говорит, что можно иметь только образ благочестия — и быть лишенным его силы. Уже каждый человек при своей немощной, греховной природе бывает в большей или меньшей степени подвержен этой прелести. Ты подумал, что хорошо сказал, хорошо сделал, — вот уже и прелесть. Размечтался о своих дарованиях, способностях — опять прелесть. Принял похвалу, усладился ею — и это прелесть».

Святые отцы различают при этом два рода духовной прелести в ее крайнем развитии.

Первый вид — это когда человек начинает воображать, что он видит Господа, Божию Матерь, ангелов, духов, и считает себя достойным таких видений.

Другими словами, прелестью первого вида можно назвать всякое жизненное или духовное заблуждение, неправильное понимание смысла жизни, своего места в этом мире, воли Божией и всякое уклонение от пути правильной христианской жизни. Но духовные ошибки, грехи, заблуждения в той или иной степени имеют все люди, живущие на земле. Поэтому в широком смысле мы все в той или иной степени находимся в духовной прелести. Истоки ее, конечно, от диавола, который обманом ввел первых людей в грех и по сей день успешно трудится в этой области.

Второй род прелести — искажение добродетельной христиан­ской жизни гордостью и самомнением. Это когда человек возомнит о себе, что он высокой духовной жизни, что он не­обы­чай­ный постник, прозорливец, чудо­творец, что способен нести большие подвиги, призван учить людей и руководить ими. Этот род прелести называется мнением, потому что в этом случае человек мнит о себе.

Духовная прелесть в разных формах является довольно распространенным явлением. На начальных ее стадиях возможно еще достучаться до человека и постараться помочь ему исправить свой духовный путь. Но если человек глубоко погрузится в это состояние, то остается только молиться о нем.

Для людей, зараженных духовной прелестью, характерно переключение внимания с Господа Иисуса Христа и Его Евангельского учения на чтолибо иное: внешние подвиги, погоню за чудесами, видениями, исцелениями, прозорливыми старцами, новыми откровениями якобы от Бога и тому подобное.

Хорошая дефиниция духовной прелести дается в религиознофилософском словаре Ва­си­лен­ко: «Это подмена духовного душевным, уход от святости к ценностям, что означает извращение духовной жизни и отказ человека идти по путям Божиим».

На основании церковного опыта и святоотеческого учения в современной православной психологии выделяются следующие психологические особенности «прелестных состояний», которые условно можно разделить на особенности сознания и особенности поведения.

Психологические особенности сознания:

  • выделение человеком себя из среды подобных людей («я не такой, как они»), самость (нежелание быть под чьимлибо духовным руководством), эгоцентризм, непризнание для себя никаких авторитетов;
  • склонность к мечтательности в сфере божественного. Поиск видений, услаждение этими видениями, стремление к ним, вещие сны. Видение человеком святых, ангелов, Божией Матери;
  • открытие у себя способности понимать и говорить о духовных вещах. Мнение человека о том, что он обладает высокими духовными дарами, что имеет много добродетелей;
  • мысли о самоубийстве, возбуждение у окружающих сожаления к себе;
  • страстное разгорячение, разжение, чувственнострастные отношения с Богом, игра с Ним (католическая мистика). Тесная дружба с Иисусом, внутренняя беседа с Ним, таинственные откровения, голоса, наслаждения, основанные на них ложные понятия о себе и о христианском подвиге, вообще ложный образ мыслей и ложное настроение сердца, приводящее то в упоение собой, то в разгорячение и восторженность;

Психологические особенности поведения:

  • актерство, самодовольство, самолюбование, хвастовство своими добродетелями;
  • неправильная, зловредная для себя и для ближних деятельность;
  • способность и готовность на любые козни, на всякое лицемерие, лукавство и обман, на все злодеяния;
  • легкая нервозность и возбуждение во время и после усиленной молитвы;
  • старание обнаружить прозорливость и чудотворство у почитаемых нами людей или даже у самих себя. Выведывание того, как чувствуют и мыслят духоносные люди, и после передавание этого другим как бы от своего лица;
  • настойчивость в отстаивании собственного мнения;
  • восторженность и восхищение чужими подвигами (например, старцев) при полном нежелании исполнять на деле то, чему они учат (хотя постоянно и говорят эти люди про старцев, и берут у них без счета советы);
  • желание напоить всех своей любовью, стремление научить других духовному пути и просвещать падших и заблудших.

Всякий род духовной прелести пагубен для нашего духа. Он основывается на духовной гордости человека, то есть на том самом грехе, коим пал и первый ангел. Вот почему вовлекать в духовную гордость сатана так стремится и всех рабов Божиих.

Писания святых отцов указывают массу примеров того, как различен финал тех, кто впал в первый или второй вид духовной прелести. Тех, которые вовлекаются в прелесть первого вида (видения духов, голоса, откровения), обыкновенно ожидает постыдное посрамление. А вторых, возмечтавших о себе, мнивших, что они достигли «хотя бы чегото стоящего» в духовной жизни, ждет нравственное падение и отчаяние, доходящее порой до самоубийства.

Дмитрий Романов

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.