Главная > Пастырь добрый > Нет выше служения
«Ведомости Нижегородской митрополии» 7 (139) 12:16, 4 апреля 2018

Нет выше служения

Когда он увольнялся с работы, часть сослуживцев недоумевала. Ведь в Газпроме работал, зарплата хорошая. «Ты чем детей-то будешь кормить?» — спрашивали они Михаила Швецова. А другие, верующие, поддерживали. «Это служение выше» — такую фразу услышал тогда Михаил. Кстати, уже не в первый раз. В 2016‑м он рукоположился и с тех пор с радостью и верой в безграничный Божий Промысл несет свое служение.

Бога на подарки не меняю

Родился Михаил в Лыскове. В местный Казанский храм ходить начал еще в школьные годы. Но как ходил? Перед началом учебного года или перед экзаменами, еще на Пасху. Служил там тогда священник Владимир Антипин. Его проповедь всегда будущего батюшку очень вдохновляла.

— Когда школу закончил, в Нижний уехал, в политехе учился, — вспоминает отец Михаил. — Это конец девяностых, начало двухтысячных. И в это время внутренние скорби у меня начались. Я к вере-то по-настоящему стал приходить от этих внутренних скорбей. От бессмысленности жизни ад какой-то внутри поселился. Ничего не хочу, ни-че-го. Жили мы с братом в инязовском общежитии. А студентов в то время и буддисты, и кришнаиты мечтали в свои сети уловить, протестанты к себе звали. И ходили мы к ним. Студенты-то голодные, а они там и накормят, и подарки надарят. Меня Господь, видно, тогда оградил. Приду, поем — и сижу просто. Не трогали меня их разговоры. Однажды вижу: знакомый мой, крещеный, православный, у них снова крестился. Так, думаю, он ведь предает свою веру. За подарки, за тарелку еды! Меня это всколыхнуло. Решил, что никогда больше к ним не пойду. Стал в православную церковь ходить.

Нижегородский храм Воскресения Христова в те годы являл собой зрелище печальное, реконструкция серьезная требовалась. Но сложилась хорошая община, прихожане с удовольствием общались друг с другом. В выходные же Михаил старался всегда быть в Казанском храме Лыскова. Именно в тот период жизни он понял, какое это сокровище — православная вера.

— Я, понимаете, будто второе счастливое детство обрел, — вспоминает священник. — Радость такая огромная! И мне со всеми хотелось ей поделиться, всех к вере привести. Помню, всем о ней и рассказывал, и объяснял… Такая типичная ошибка новоначальных.

Отец Владимир Антипин стал духовником молодого человека. И когда батюшку перевели в село Просек, в храм Николая Чудотворца, Михаил вместе с другими жителями Лыскова каждое воскресенье стал туда ездить. Собирались все, забирались в кузов грузовой машины и — вперед. Приход сложился очень крепкий.

Семейное счастье

Большое дело, если есть у батюшки надежный тыл — крепкая семья. Это для прихожан пример — и в плане образа жизни, и в плане демографии. В семье Швецовых ребятишек пока двое, а если еще Бог пошлет, несказанно рады будут. Появилась эта семья по воле Божией и благодаря храму. Познакомились отец Михаил с матушкой Анастасией у себя на приходе, в Просеке.

— Мы оба духовные чада отца Владимира Антипина, и он венчал нас с радостью, — рассказывает священник. — Настя жила в Ленькове, это тоже Лысковский район, и ездила в Просек на службы. У нее мама верующая, она и дочь в благочестии воспитала. Мы друг друга, конечно, знали, но тесно не общались.

Поближе их познакомил случай. Прихожане Никольского храма решили ставить спектакли. Просветительские: о царской семье, о преподобномученице Елизавете Федоровне. Показывали их в селах на приходах, в домах престарелых. Будущая матушка Анастасия в этих постановках участвовала, а Михаил Швецов вызвался в подсобные рабочие. Он аппаратуру таскал и выполнял разные другие поручения.

— Я тогда был уже немолодой, — улыбается отец Михаил. — Двадцать пять лет, а Насте всего девятнадцать. И не стал я какие-то подходы искать, просто подошел к ней и сказал: «Выходи за меня замуж». Это на Пасху как раз было. Она засмущалась сначала, но быстро оправилась — и… поехала за благословением к батюшке.

Благословение духовного отца было и для Михаила, и для Насти необходимым условием вступления в брак. Следом за девушкой отправился к нему и ее будущий муж. Отец Владимир жениться сразу не благословил, благословил встречаться.

— Три года нас испытывал, — говорит батюшка. — Причем отношения-то были совершенно платоническими. Даже за руки не держались. Зато когда наконец соединили судьбы, так были счастливы! 3 сентября, после Успенского поста мы венчались.

Матушка Анастасия к тому времени окончила техникум, она — специалист в сфере компьютерных технологий. Потом еще диплом педагогического университета получила. Вузовские знания ей сейчас дома пригождаются. В семье подрастают дочка Мария (уже школьница, ей семь лет) и сын Федор (ему три годика). И, конечно, матушка — отцу Михаилу верная помощница в его служении. На клиросе поет, специальные курсы для этого закончила, прихожанам помогает, которые это искусство освоить хотят. Да и в любом другом деле она — настоящий верный друг.

Литургия в глубинке

О священстве Михаил Швецов сначала и не помышлял. А потом вдруг периодически его ушей эти слова стали достигать: «Нет ничего выше священнического служения». От батюшки их слышал, от знакомых. Стал задумываться.

До священства Михаил Швецов, по его же признанию, был человеком несколько другим. Даже когда желание принять сан окрепло, все-таки остались сомнения, как он, грешный, как все, может стать для людей пастырем. Михаил решил положиться на волю Божию и стал молиться, чтоб Господь подсказал, как быть.

— Вскоре такой случай произошел, — вспоминает священник. — Поехали мы в Пильнинский район, в село Бортсурманы, там должна была быть диаконская хиротония. И вдруг нашу машину начинает крутить на трассе. Какая причина, уж не знаю, только закрутило. А впереди фуры идут… Я весь сжался, думаю, ну все. Но ничего, как-то вырулили и нормально добрались. Говорю себе тогда: «Раз Бог мне жизнь сохранил, значит, я должен Ему служить». Конечно, очень перед рукоположением переживал. Как буду с людьми, ведь не приучен выступать перед аудиторией? Помню, когда нас владыка представил в храме как будущих священников, я как вкопанный стоял, в землю врос, глаз не мог поднять. В голове крутится: «Как буду говорить проповедь, как буду нести слово Божие?!»

Но потом понял, что после рукоположения Господь дает особую благодать. И дерзновение. Я это прямо почувствовал. Даже не верится, что я сейчас зачастую спокойно говорю проповедь, общаюсь с людьми. Дерзновение такое Господь дает. Иногда, правда, и не очень складно получается. И, понимаете, заметил, что если понадеешься на себя, не очень получается проповедь, а если на Бога — все славно.

Та благодать, которую я получил после рукоположения, была у меня долго, а дальше Господь будто сказал: «Давай сам трудись». То есть, потом ее заслужить нужно. Однажды вспомнил я те времена, когда алтарничал в храме. Думаю, вот ведь непростое оно — священническое служение, — а хотел ли бы я назад в алтарники? Понимаю, что нет. Вообще, когда служишь у престола Божия, тут чувства необъяснимые. Это и благоговение, и спокойствие какое-то, мир в душе.

Служение свое молодой священник начал в Георгиевском храме Лыскова. Потом дали ему два довольно отдаленных прихода: в Белозерихе и Берендеевке. В первом селе сохранился храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, и многое для его возрождения сделал предшественник отца Михаила протоиерей Георгий Жучков. Уже при нем начали служить здесь литургию. Но работы по восстановлению — еще непочатый край. Потихоньку отец Михаил с прихожанами ее делают.

А в Берендеевке нет церкви. Уничтожили ее в советское время, на месте храма, около кладбища, теперь клуб стоит. Но в конторе местного сельхозпредприятия выделили комнату, там и проходят службы.

— Я сначала причащал людей запасными Дарами, — рассказывает отец Михаил. — А потом предложил организовать все для служения литургии. Один мужчина, плотник, сделал нам иконостас. Позднее мы приобрели сосуды, сделали необходимое и литургию теперь служим.

Еще одно нововведение появилось в храмах, где настоятельствует батюшка. Когда прибыл отец Михаил в деревню, оказалось, что клироса здесь нет. Сначала матушка выручала, но священник поставил себе целью прихожан обучить. Пришлось, конечно, заниматься с ними, а на это надо и время, и терпение, но зато благодатным труд оказался. Люди с удовольствием идут на клирос, и сейчас уже на своих приходах отец Михаил может без матушки отслужить литургию. Поют местные жители, конечно, непрофессионально, но от души, с глубоким чувством.

Молодой священник старается организовать в селах воскресные школы. Надежда здесь на местных учителей. Еще начал батюшка причащать детишек в детском саду в Берендеевке. Родители все — за! А вот в храм почему-то далеко не все из них приходят.

— Знаете, когда я особенное такое чувство испытываю? Когда больных, например, причащаю или соборую. Радостно от того, что Господь сподобляет людям служить. И горько, когда мало людей на службе бывает. Ты стараешься изо всех сил, бьешься, а люди не идут. Такое ощущение, что спит деревня. Когда помыслы унылые возникают, я всегда вспоминаю батюшку Владимира. У него ведь около ста человек причащается каждый воскресный день. А он говорит: «И у меня сначала не так было». Надо просто делать свое дело.

Белозериха и Берендеевка, по теперешним сельским меркам — населенные пункты немаленькие. И школы здесь есть, в Берендеевке еще и садик, и народу, не то чтобы полторы бабушки. А не так много прихожан в храме… Не зря сказал кто-то из священников, что после революции веру труднее всего было искоренить в деревне, а теперь труднее вернуть ее именно туда. Но не унывает молодой священник Михаил Швецов. Поливает землю, куда бросил зерна веры, рыхлит, пример собственной жизни очень важной частью проповеди считает. И начали уже новые люди в храм тянуться. Помоги, Господи.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.