«Ведомости Нижегородской митрополии» 22 (178) 11:23, 25 ноября 2019

Нищие духом

Камерная история на камерной сцене, без спецэффектов и других модных приемов современных драматургов, оживляющих «нафталинную» классику. Просто Достоевский. Просто «Бедные люди», Макар Девушкин и Варя Доброселова, пишущие друг другу трогательные, полные чувств и любви письма. Первый роман Достоевского, который так бурно восприняли современники писателя за его острое социальное звучание, 11 ноября на малой сцене ДК ГАЗа показал нижегородцам театр русской классической драмы «Остров».

Главные герои спектакля вопреки тяжелым обстоятельствам, придавленные нищетой и равнодушием окружающих, проявляют свое внутреннее богатство: друг о друге заботятся, друг друга поддерживают и подбадривают. Они в состоянии шутить, размышлять над литературой, совершать жертвенные поступки. По меткому слову самого Девушкина, они пассажиры Ноева ковчега! Чтобы спасти себя в бурном житейском море, они изо всех сил держатся за самое дорогое, что невозможно купить ни за какие деньги, — любовь и сострадание.

Переносить произведение эпистолярного жанра на сцену — непростая для режиссера задача. Поэтому увидеть на сцене «Бедных людей» — большая редкость, а при трактовке «вслед за автором» еще и удача.

— Меня жанр не пугал. Как раз наоборот, поскольку я люблю всего Достоевского. И очень люблю его ранние романы: «Белые ночи», «Бедных людей», «Неточку Незванову», — призналась режиссер-постановщик пьесы Василина Лещун. — В XIX веке люди в своих письмах старались описывать все, что с ними происходило в течение дня, иногда даже с диалогами. Я постаралась все диалоги, которые Макар Девушкин воспроизводил в своих письмах для Вари, оставить без купюр.

Три окна

О том, что общение главных героев выстроено на основе диалогов из писем, напоминает особенный — письменный — слог и оформление сцены. Вместо интерьера комнат сценическое пространство разделено на три окна. Они символизируют узкое пространство «маленьких людей», которые живут тихо, незаметно, пряча и сберегая свою жизнь от общества. В окне Девушкина — медный чайник, сервиз, чернильница с пером, у Вари окно убрано ажурной салфеткой, на нем цветы в горшках, стопка книг и, конечно же, бумага с пером.

В третьем окне — общественном — обычно происходят взаимоотношения героев с третьими лицами: мы видим Макара на службе в ведомстве, где он переписывает чужие бумаги, или в доме, где чиновник снимает самый дальний и тесный угол. Там он встречается с соседями по коммуналке: бедным отцом семейства Горшковым, бездарным литератором Ратазяевым, которым тоже пытается помочь.

Самые яркие — трогательные и даже смешные моменты действия проходят на аван­сцене. Вот Девушкин, широко расхаживая по сцене и махая руками, возмущается «Шинелью» Гоголя. Слишком Акакий Акакиевич похож на него самого. Он слабый, безвольный и очень зависящий от мнения окружающих человек. А вот Макар пытается поддержать, утешить, порадовать, насмешить Вареньку, сломленную горем — ее обесчестил купец Быков. Сильных сцен было много.

Из образа в образ

В театре «Остров» труппа небольшая, возможности разнообразить реквизит и декорации ограничены. Однако именно эти издержки сыграли в плюс, сделав постановку по-своему уникальной.

Во-первых, в спектакле много перевоплощений. В одном образе выступают только центральные персонажи (они почти не уходят со сцены), остальные совмещают несколько ролей. Сама Василина играет Федору (обобщающий образ служанок, которые носят письма Макара и Вари) и алчную тетку Доброселовой Анну Федоровну, которая продала свою осиротевшую родственницу на потеху Быкову. Сергей Юдин — Ратазяева, несчастного Горшкова, доведенного из-за тяжб с правосудием до края нужды, равнодушного и злого к мыканьям Девушкина чиновника, а также болезненного студента Покровского. У Валерия Ерукова роли шарманщика, мичмана, начальника Девушкина, проявившего к нему милосердие, беспринципного и предприимчивого купца Быкова.

— Мы вырисовываем обстановку вокруг главных героев, — говорит Сергей Юдин. — Все прочие персонажи, которых у Достоевского всегда много (большое количество мазков), подчеркивают или оттеняют их. Каждый из моих героев оттеняет Макара Девушкина или Варю. У Макара такая же трагичная судьба, как у Горшкова. Студент Петя Покровский, который презирает и не ценит своего отца, его любви и заботы, оттеняет Вареньку, которая в отличие от Петра с благодарностью принимает отеческую заботу и опеку Макара Девушкина.

Зритель с интересом следит за мастерством перевоплощений. Герои даже без грима легко узнаются, благодаря небольшому говорящему «бонусу» к их образу. Если актер выходит со связкой книг — это студент Петя, если в халате нараспашку — Ратазяев, вышел сгорбленным с повязкой на голове — значит Горшков. А что Макар и Варя? Об их внутренней диалектике, душевном наполнении тоже можно судить по «штрихам к портрету». В первом действии Макар одет в светлый костюм — он пребывает на пике чувств, подбадривает и утешает Варю. Во второй части мы видим его чаще в черном пиджаке, понурым и беспомощным перед ударами жизни. А к концу спектакля он и вовсе склоняется над последней клеткой с чижиками, которые в их квартире «так и мрут».

Смех сквозь слезы

«Русский весьма часто смеется там, где надо плакать», — писал Достоевский. Вот и в спектакле смешных моментов очень много, особенно в первом отделении. Юмор здесь граничит со слезами, во многих ситуациях Макар Девушкин выглядит комично, даже унизительно карикатурно. Долги, домогательства, оскорбления доводят его до унижения, раболепства перед сильными мира сего. И всегда мы слышим отголоски зла в раскатах смеха Ратазяева, чиновника и Быкова — у них нет сочувствия и сострадания к нуждам бедняков.

Но Девушкин боится не без денег остаться, а свое доброе имя потерять. «Вся репутация потеряна, весь человек пропал!» — кричит в сердцах главный герой, когда его вызывают к начальнику, держать ответ за ошибку в бумагах. Как он тянется, горемычный, к его руке, чтобы поцеловать за благодеяние и милосердие. Весь покраснел, трясется, не считая себя, «пьяницу и солому», рукопожатия и милости достойным. Привыкшие к унижениям жители углов и чердаков сами себя не ценят.

Бесспорно, сильная сторона постановки — слаженная, талантливая игра актеров, их глубокое проникновение и погружение в образы. Главные герои спектакля практические не уходят со сцены, они живут в своих образах. Анастасия Ампилогова, которая играет Варю, словно сошла со страниц романа, а заслуженный артист России Василий Попенков, играющий Макара, сумел высветить главное в Девушкине — сострадание к людям, искреннее желание им помочь, до самозабвения.

— Когда мне предложили роль Девушкина, я согласился, не раздумывая, — поделился актер. — Девушкин не может поступиться своими моральными принципами, он все по-человечески должен делать. Его обделяют чином, хотя он старательный. Его подвергают злым насмешкам, хотя он порядочный.

Актеры создали на сцене и глубоко прочувствовали Достоевского — его нравственную мишень, расположенную выше политики и социальных противоречий. В финале спектакля тихо и не пафосно начинают звучать Заповеди блаженства. На сцену выходят «нищие духом»… Макар, Варя, шарманщик, студент и служанка Федора — обладатели истинного богатства, они стяжали его долготерпением и жертвенными поступками.

Сегодня мы живем куда лучше героев Достоевского, но стали ли мы лучше? Этот вопрос как-то ненароком тоже вырывается из сердца вместе с белым шариком Вари, который она выпускает из рук, когда уже под занавес звучат аплодисменты и крики «Браво!»

Марина Дружкова
Фото Николая Бочарова

За афишей театра «Остров» следите на странице их группы «ВКонтакте»

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.