Главная > К духовному размышлению > Новое небо и новая земля
«Ведомости Нижегородской митрополии» 13 (145) 17:17, 5 июля 2018

Новое небо и новая земля

Как священнику мне не раз приходилось слышать на исповеди о том, что человек физически боится смерти. Даже не столько того, что будет за гробом, потому что он не знает, что там будет, сколько смертного часа, этого неизвестного, таинственного перехода в другое бытие. И это понятно, ведь смерть хотя и неизбежна, но противоестественна. Подсознательно человек знает это всегда. Как победить страх расставания с земной жизнью? Как воспитать в себе убеждение, что смерть не антоним жизни, а неотъемлемая часть этой жизни, а мы являемся соучастниками своей смерти?

«Восстает в нетлении»

Христианское учение дает ключ к победе над страхом смерти. Имея «память смертную», человек приходит к последней черте подготовленным: он не боится встретиться со своим Спасителем, потому что жил по Его заповедям. По воле Божией он вступает в новую жизнь, условия которой, если можно так сказать, он подготовил жизнью предыдущей. Христианский символ веры гласит: «чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века». Что же это за век наступит после Второго пришествия Христова, после воскресения мертвых и Страшного или окончательного суда?

Тела человеческие после воскресения, учит Православная Церковь, будут существенно те же, каковыми были при земной жизни в соединении с душами. Но будут все же и отличны: они восстанут в преображенном виде, по подобию воскресшего Христа Спасителя. «Сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется душевное, восстает духовное» (1 Кор 15:42–44). То есть, как мы уже выяснили, речь идет о новой субстанции. «И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1 Кор 15:49).

А будут ли тела праведников отличаться от тел грешников? Да, будут. И те, и другие воскреснут нетленными и бессмертными. Но «иная слава солнца, иная слава луны, иная — звезд: и звезда от звезды разнится в славе. Так и при воскресении мертвых» (1 Кор 15:41–42). «Все восстанут и в той же силе, и в том же нетлении, и в той же славе нетления, но не все в той же чести и несокрушимости».

Воцарение справедливости

Всеобщий суд будет касаться мироздания в целом, начиная с падших ангелов и заканчивая родом человеческим. И это будет Последний суд, который определит участь каждого из подсудимых навечно. Произойдет и обновление мира: «И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновала» (Откр 21:1). Последнее неизбежно, ведь для нового, прославленного тела необходим и соответствующий ему мир.

«А нынешние небеса и земля, содержимые тем же Словом, сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человеков… Не медлит Господь [исполнением] обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию. <…> и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят. Если так все это разрушится, то какими должно быть в святой жизни и благочестии вам, ожидающим и желающим пришествия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают? Впрочем, мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Петр 3:7, 9:13).

В обновленном творческим Божественным актом мире воцарится справедливость. Это значит и справедливое, и, более того, милосердное воздаяние воскресшему человечеству: «и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими» (Откр 20:12).

«Каждому свое»

Что же за муки вечные ждут грешников во втором бесконечном периоде загробной жизни?

Прежде всего, ад — место, лишенное света. Первым и самым ужасным видом мучения для человека, созданного по образу Божию, будет удаление от Бога. Разве не страшно услышать на века: «не знаю вас: отступите от Меня, делатели неправды!» (Лк 13:27). Вечное удаление от Источника жизни будет для грешников «смертию второю» (Откр 20:14).

Священное Писание говорит нам также о «неугасимом огне» и «черве неумирающем». Что это такое? Слово Божие не дает ответа. Святой Иоанн Дамаскин объясняет так: «Грешники преданы будут огню вечному, не такому вещественному, как у нас, но такому, какой известен одному Богу». Огонь, который жжет и не сжигает. Огонь мрачный, без света. Некоторые учители Церкви понимали эти слова так: «червь неумирающий» — это внутренние мучения, угрызения совести, «огонь» — мучения внешние. И то и другое страшно. Жгучий и не сжигающий огонь плюс муки совести. Очень точно сказал когда-то Пушкин в «Скупом рыцаре»: «Совесть — когтистый зверь, скребущий сердце; совесть — незваный гость, докучный собеседник, заимодавец грубый; это — ведьма, от коей меркнет месяц и могилы…»

Но самое страшное — в аду нет надежды. После окончательного суда невозможны изменения. «за мною — вход в царство скорбей, За мною — путь к вечной скорби. Оставь надежду всяк сюда идущий», — поэтическая метафора Данте Алигьери не противоречит религиозному пониманию того, что творится за этими воротами.

Часто вспоминают и другую фразу, начертанную якобы на вратах ада: «Каждому свое». Священное Писание подтверждает: «…каждый получит свою награду по своему труду» (1 Кор 3:8). Святой Ефрем Сирин добавляет: «Иначе мучится прелюбодей, иначе блудник, иначе убийца, иначе вор и пьяница».

Но и в аду грешники не лишены Божией любви. Только здесь она не согревает, она — жжет. По учению святых отцов, свет Божественной любви и адский огонь составляют одну энергию, но душами она воспринимается по-разному: одним — в радость, другим — в муку. Человек получит то, к чему был расположен при жизни. Исаак Сирин определял ад как невозможность более любить.

В царстве славы тоже каждого ждет своя участь. «В доме Отца Моего обителей много», — говорит Спаситель (Ин 14:2). Что же ждет праведников? Что это такое — вечное блаженство, жизнь вечная в Боге? Святитель Григорий Богослов определяет эту жизнь как созерцание Бога. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят», — учит и Господь в Нагорной проповеди (Мф 5:8).

Мы знаем, в чем заключается образ Божий в человеке — это ум, воля и чувства. Ум, жаждущий истины, достигнет совершенного знания — «вера прекратится, и настанет одно непосредственное ведение» (2 Кор 5:7). Воля, жаждущая добра, получит полное удовлетворение своему стремлению. Сердце, жаждущее блаженства, найдет себе полное успокоение в единении с Богом. Восстановленный образ Божий — новый человек — войдет в Царство Небесное. «И не войдет в него ничто нечистое и никто, преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни» (Откр 21:27).

Посмертные пути

Итак, что же произойдет с человеком непосредственно после смерти? По разлучении с телом душа проходит три этапа: на третий день она поднимается к Богу и касается мира радости, созерцая его до девятого дня; потом она касается мира скорби; на 40-й день, когда душа знает все: вспомнила свои дела, увидела миры, — совершается частный суд.

До Страшного суда участь души все же изменяема. Изменение это возможно по милости Божией через молитву за эту душу. Вот почему православные христиане молятся за усопших. Учение Церкви утверждает, что наша молитва, а особенно принесение Бескровной Жертвы (поминовение на литургии) способны влиять на состояние души в том мире.

Всматриваясь в будущее

Человек тем и отличается от животного: для того смерть бессмысленна, для человека — нет. Мы говорим, что смерть — не самое главное, что происходит с нами, есть нечто более высокое. Христиане не боятся смерти. Во всяком случае, христиане православные.

Помни о смерти — и не согрешишь. А значит, встретишь последний час достойно. Тогда отступит смертный страх, нечего будет бояться. Впереди встреча с Богом. А Он есть любовь. Как же можно бояться встречи с Любовью? Нам дана целая жизнь для постижения этого. А особенно время старости или болезни.

Старость — период всматривания в будущее, подготовка к будущей жизни. В это короткое оставшееся время надо не гоняться за безвозвратно ушедшей молодостью, а серьезно осмыслить жизнь и смерть. В чем смысл жизни? Христианство отвечает на этот вопрос однозначно. Если, конечно, человек ищет ответа. Вот почему в православии принято молиться, чтобы Господь избавил от внезапной смерти. Ведь если человек умрет внезапно, он не успеет даже сделать последние распоряжения, простить и попросить прощения, попрощаться с близкими — и то не успеет.

Тяжелая, порой смертельная болезнь — также время, данное человеку осмыслить прожитое, проститься со всеми, исповедаться и приобщиться Святых Таин. Почему древние христиане не боялись смерти? Да потому что они приняли в сердце благую радостную весть Евангелия: царство смерти разрушено Христом, после Его воскресения наша природа изменена, она получила возможность бессмертия: мы — бессмертны. Более того, мы обречены на воскресение и на встречу с Богом.

Христианство — религия возрождения. Оно утверждает, что человеческая природа не просто ценна для Бога, она ценна как созданная по образу Божию, она драгоценна, и именно на ее основе люди имеют возможность войти в Царство Небесное. Христианство называют лекарством бессмертия. И дается это лекарство безвозмездно, и принимается оно добровольно: было бы желание и воля.

Подготовил протоиерей Владимир Гофман

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.