Главная > Без рубрики > О чем грустишь, катехизатор?
«Моя надежда» №2 2018 16:12, 7 августа 2018

О чем грустишь, катехизатор?

С 2011 года на каждом православном приходе начали появляться штатные катехизаторы. Цель их работы — помочь человеку, возможно, впервые заглянувшему в храм, прийти к Богу, дать подсказку на этом самом главном в жизни пути. Множеству людей катехизаторы знакомы по беседам перед таинствами Крещения и Венчания. Кроме того, в Нижегородской епархии действуют 29 воскресных школ для взрослых, которые посещают больше 6оо человек. Кажется, все гладко. Приходят новые люди в храм, воцерковляются. Состоялась беседа перед Крещением — человек достойно, с обновленной душой принимает дар Духа Святаго. Но это в идеале. А как в реальной жизни? Чем живут, о чем грустят современные катехизаторы, чему радуются? И кто они? Познакомимся поближе.

Как ими становятся

В Нижегородской епархии катехизаторов готовят на курсах при храмах, в частности, на катехизических курсах при Александро-Невском соборе, и в Центре подготовки церковных специалистов «Покров» имени митрополита Николая (Кутепова). Катехизис — один из основных учебных предметов в Центре изучения Библии при Никольском соборе Нижнего. За знаниями отправляются и в Москву, в Православный Свято-Тихоновский университет.

— Как-то мы с супругой оказались на встрече с настоятелем нижегородской Старопечерской церкви протоиереем Евгением Худиным, и это определило нашу дальнейшую судьбу, — рассказывает катехизатор нижегородского храма в честь Преображения Господня Сергей Фомичев. — Мы стали прихожанами, а когда появилась нужда в катехизаторе, предложили мне. Служение это сложное и очень важное. Нужно понимать, что каждый здесь должен стремиться к полному воцерковлению человека. Но это стремление, идеал… В наших реалиях, когда общение — это всего лишь несколько часов, сложно добиться такого. Наше дело — сеять. Поэтому даже если удастся затеплить огонек веры в человеке — уже огромная радость.

Катехизатор из Богоявленского храма Борского благочиния Светлана Серова много лет до нового рода деятельности заведовала детским садом. И одной из первых в районе вместе с коллективом начала развивать духовно-нравственное направление в дошкольном воспитании. Разрабатывали программы, методические материалы, писали пособия. Даже воскресная школа сначала была на базе детсада. Затем переехала в вагончик, а потом в поселке вырос храм, который строили всем миром. Здесь, в цоколе, теперь каждую неделю проходят собеседования перед таинствами.

О радостях

— Бывает, на крещальные беседы три-четыре человека придут, а бывает — 10–15, — рассказывает Светлана Валентиновна. — На беседах перед венчанием людей меньше. Приятно разговаривать с молодыми людьми, а еще приятнее — с теми, кто прожил вместе долгую жизнь и на склоне лет решил обвенчаться. В основном люди слушают нас с удовольствием, даже иногда просят: расскажите еще что-нибудь. И как потом радостно видеть, что детей к причастию приносят не только мамы и папы, но и крестные!

— Приятно, конечно, наблюдать, что люди начинают жить церковной жизнью, — делится впечатлениями Светлана Онищенко, катехизатор Никольского собора Нижнего Новгорода. — У нас за последний год приняли крещение 50 человек в возрасте от 10 до 80 лет. А несколько перешли из старообрядчества и ислама.

Надежда Мишина — катехизатор с 2002 года, она трудилась на этой ниве еще до решения Архиерейского собора о введении на приходах штатных должностей. К ней обращались и светские практикующие психологи в сложные моменты своей жизни. Приходили поговорить о вере, приходили за помощью. По ее мнению, катехизатор — и педагог, и психолог, и даже журналист, умеющий построить интервью, а еще брат или сестра, которые слушают и слышат. Ему, как никому, надо знать и любить людей, быть человеком образованным, начитанным, умеющим говорить правильно, образно, на языке слушающего, на уровне его образования.

— Но главное — катехизатор должен быть искренне верующим (но, конечно, не фанатом), — говорит Надежда Андреевна. — Очень важно, что у него есть прекрасная возможность говорить с человеком не виртуально, как это сейчас распространено, а с глазу на глаз. Время подготовки к таинствам — бесценное, и на катехизатора возлагается огромная ответственность. Если здесь схалтурить, по-моему, это еще больший грех, чем если бы ничего не сказать.

О горестях

— Люди приходят иногда просто потому, что без бесед не покрестят, не обвенчают. Не все верующие, — вздыхает Светлана Серова. — У нас даже были случаи, когда кандидаты в восприемники, поокончании беседы, отказывались быть крестными. Значит, человек не формально подошел. К сожалению, есть и другие, которые настаивают на своем. Хотя понятно, что беспокоиться о душе своего крестника они не будут.

Светлане Валентиновне помогает в работе то, что она живет в небольшом поселке. Здесь многие друг друга знают, все на виду. Встретив кого-то на улице, она может спросить: «Почему давно на причастие ребеночка не приносили, почему сами не ходите?» Никто не обижается. Понимают, что это не праздное любопытство.

Надежду Мишину очень беспокоит то, что часто беседы перед таинствами проводятся в помещениях, которые не располагают к неформальному общению.

— Ведь это беседа, а не лекция или урок, — поясняет Надежда Андреевна. — Здесь не будут лишними чай, или кофе, или печеньки, особенно постные, может быть, даже испеченные катехизатором. Согласитесь, в школах кабинет физики отличается от кабинета химии, литературный класс не перепутаешь с классом труда. Что мы видим в кабинете физики? Дух, эстетика, смысл предмета запечатлевается в памяти людей, входящих в эти комнаты. Как же это не учитывать в катехизации?! Все должно быть наглядно, живо воздействовать на человека, запоминаться. Из моей практики, многих, пришедших на катехизацию, удивляет, что и великие ученые: Ньютон, Лейбниц, Павлов — были верующими: их высказывания можно увидеть на стене катехизаторской комнаты. В кабинете должны быть и книги, которые можно порекомендовать как для «начинающих», так для «уже что-то знающих», чтобы их можно было подержать, полистать, а потом, может быть, прочитать.

— Можно сделать больше наглядных пособий на электронных носителях, презентаций, — предлагает Светлана Серова. — Хотелось бы также организовать клубы, чтобы взрослые люди и после крещения туда приходили, общались.

Все наши герои уверены — чтобы их служение давало больше положительных результатов, нужно постоянно повышать уровень собственных знаний о Боге.

— И это вполне логично приводит к мысли о постоянно действующих курсах «повышения квалификации» для обмена опытом между приходскими катехизаторами, — добавляет Сергей Фомичев.

Да, много людей приходит на беседы: и равнодушных, и спешащих, и злых, но ведь есть и такие, которым действительно открывается вера. Ради них стоит усердно трудиться. Может статься, именно от катехизатора будет зависеть, какой путь выберет человек во времени и вечности.

Протоиерей Евгений Худин, руководитель отдела образования и катехизации Нижегородской епархии:

— Проблемы, с которыми сталкиваются приходские катехизаторы, условно можно разделить на внешние и внутренние. Условно, потому что они тесно связаны. Основная внешняя проблема — закрытость оглашаемых. Не просто молчаливость или угрюмость, а полное нежелание воспринимать. Зачем же они приходят? Потому что «так сказали в храме». Нередко люди активно демонстрируют свое нежелание присутствовать на беседе. Отсюда и вторая, внутренняя проблема — проблема выгорания катехизатора. Когда ты видишь подобное отношение, когда чувствуешь, что твои слова ударяются о стену, то опускаются руки и встает вопрос: есть ли смысл в работе? Катехизаторам в таких ситуациях необходимо быть бдительными к себе и не допускать упаднического настроения, но обратиться к «рецепту» апостола Павла: «Облекитесь во всеоружие Божие» (Еф 6:10–17). А также помнить, что мы только сеем, взращивает же Бог (1 Кор 3:7).

Если вовремя не диагностировать и не решить для себя эту проблему, она выйдет на другой уровень: катехизатор потеряет эмоциональную вовлеченность, станет теплохладным — а мы знаем, что это самая худшая «духовная температура» (Откр 6:15–16). Чтобы этого избежать, нужно чаще молиться и приобщаться Святых Христовых Таин.

Говоря об итогах работы катехизатров за несколько лет, нужно отметить, что многое достигнуто во взаимоотношениях со светскими структурами, многое восстановлено из утраченного в период богоборчества. Однако в умах и сердцах людей все еще немало суеверий и превратного понимания духовных основ, жатвы по-прежнему много (Мф 9:37). Можно было бы сказать, что людей в храмах стало больше — вот, дескать, и результат, но, увы, это не всегда показатель. Результат здесь — изменение в умах. А оно требует долгого времени. Возможно, действительные плоды трудов сегодняшних катехизаторов мы увидим только в следующем поколении.

Текст: Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.