Главная > Интервью > «Перспективы — только в объединении»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 13 (97) 14:04, 18 июля 2016

«Перспективы — только в объединении»

Kaneo-2012История православия в Америке берет свое начало в XVIII веке, когда в 1793 году на Аляску пришли русские и основали там свои первые поселения. С тех пор минуло больше 200 лет. Чем живет Православная Церковь в Америке сегодня и каковы перспективы православия в этой стране, рассказывает клирик Успенского храма протоиерей Илия Готлинский, который посетил Нижегородскую землю в рамках паломничества.

— Отец Илия, Америка — христианская страна, или там преобладает атеизм?

— Скорее, постхристианская. Тем не менее общая религиозность в обществе достаточно высока. В Америке даже атеизм очень религиозен. Это единственная страна, где есть Церковь атеистов. Там собираются по воскресеньям, поют антирелигиозные песни, по принципу воскресной школы проводят занятия для детей… Поэтому, если мы говорим собственно о религиозности, то Америка действительно очень религиозна. Может, не в том смысле, в котором мы к этому привыкли, стремясь к возрождению христианства или сохранению христианских ценностей. Впрочем, надо отметить, что подавляющее большинство американцев, даже не ходя в Церковь, все равно, вольно или не вольно, продолжают вести себя согласно общехристианским принципам. К сожалению, порой, это не означает жизни без греха или традиционного понимания о благочестии, но все же очень распространено социальное служение — помощь нуждающимся, малоимущим и прочее. Есть множество организаций, основанных на христианских принципах, и вы не найдете ни одной американской семьи, которая бы так или иначе не участвовала в какой-то благотворительной деятельности. С этой точки зрения можно сказать, что Америка, скорее, постхристианская страна, но, несомненно, пронизанная духом христианских ценностей. Все меньше людей ходит в церковь — идет тенденция к уменьшению численности всех религиозных общин, не только христианских, но в то же время Америка из всех индустриально развитых стран, пожалуй, остается самой религиозной.

Много ли православных общин?

— Согласно разной статистике, православных в Америке от 2 до 6 миллионов. Думаю, 2 миллиона — более справедливая цифра. Палитра православия в Америке крайне разнообразна. Там нет одной Поместной Церкви. Есть греческие, сербские. Одних русских приходов до недавнего времени было три юрисдикции: Зарубежная Церковь, Церковь Московской Патриархии, Православная Церковь в Америке, к которой принадлежу я, — церковь, получившая автокефалию от Московской патриархии в 1970 году.

Но опять встает вопрос: кого считать активными прихожанами? В Америке в каждом православном храме существует такое понятие, как членство в приходе. Прихожане, как правило, не мигрируют между храмами, а ходят в определенный храм своей или какой-либо другой юрисдикции. Но устройство приходской жизни строится по одному принципу, для России достаточно необычному: существует приход, к которому принадлежит определенная группа людей, активно участвующих в жизни прихода. Они платят членские взносы, из этих взносов составляется бюджет прихода, с которого платится зарплата священнику, ремонтируется храм, покрываются другие бытовые нужды и прочее. Поэтому, если считать по количеству активных прихожан, являющихся членами какого-либо прихода, можно сказать, что православие в Америке достаточно маргинально. Если же мы говорим о людях определенных этнических традиций, которые себя относят к православным, то их, несомненно, больше. Тот же вопрос можно задать и о России: считать ли активными верующими тех, кто приходит в храмы на Пасху, или только тех, кто причащается хотя бы раз в месяц и пытается жить согласно заповедям в повседневной жизни?

— А каков состав этих общин?

— Среди православных в Америке есть люди всех национальностей. В большинстве приходов немало обращенных людей не традиционно православных национальностей: они могут быть итальянцами, ирландцами, англичанами, французами в третьем-четвертом поколении, но сейчас уже окончательно превратившихся в американцев. В силу разных причин они переходят в православие из протес­тантских и католических общин. Но основная база православия — этнические приходы, например русские, арабские или греческие. Греческие, пожалуй, наиболее крупные, и в них до сих пор сохраняется сильное этническое ядро.

Антиохийская церковь (арабская) до недавнего времени была самой англоизированной из всех юрисдикций. В ней было наибольшее количество обращенных из среды традиционных американцев. Но сейчас, в связи с событиями на Ближнем Востоке, резко увеличилась эмиграция из Сирии, Палестины, Ливана и других областей Ближнего Востока, поэтому приходы немного обратились вспять и стали употреблять больше арабского. Есть приходы, которые на 100% состоят из американцев, у которых нет никаких этнических привязанностей или этническая история полностью потеряна. Они ходят в Церковь только потому, что православие для них является тем, с чем они согласны, — их символом веры, мотиватором к жизни и поступкам.

— Есть особенные традиции, свойственные для Америки?

— Приходские традиции невозможно описать общей фразой или примером. Если же говорить о традициях христианского делания, очень развита практика благотворительности. Многие приходы устраивают благотворительные обеды, открывают если не ночлежки, то склады с вещами для бездомных. Все православные юрисдикции в Америке участвуют в деятельности двух организаций. Одна — Ассоциация православных христианских миссионеров — ученики старших классов средней школы или учащиеся университетов отправляются в страны Азии, Африки и даже Европы, например Албанию, и проводят там несколько недель с молодежью, общаясь и пытаясь рассказать о православной вере. Есть также Международное православное общество христианского милосердия, которое поддерживают все юрисдикции. Оно действует как благотворительная организация наряду с Красным Крестом. Через него православные врачи могут поехать в развивающиеся страны, чтобы оказывать медицинскую помощь. В частности, проводятся финансовые сборы, отправляются еда, оборудование, медикаменты для беженцев из Сирии или в саму Сирию, Ливан, Иорданию и другие бедствующие страны.

— Какие святые наиболее любимы и почитаемы в Штатах?

— В разных юрисдикциях они, как правило, свои, отражающие национальную составляющую. У греков это большей частью греческие святые, например Нек­тарий Эгинский. Но вообще, в Америке особая любовь к тем святым, которые стоят ближе к нам по времени. Поэтому Нек­тарий Эгинский популярен не только у греков. Из руских святых очень известен и любим Серафим Саровский. Не менее популярен Иоанн Кронштадтский: его работы и житие довольно рано были переведены на английский язык благодаря усилиям Зарубежной Церкви, в которой он был канонизирован еще в 1982 году. Довольно известна святая Ксения Петербургская. Конечно, среди славян и арабов из-за их миссионерской направленности по отношению к американскому населению популярен Тихон Московский, который был епископом Русской епархии на Американской земле. Известны также Иннокентий Московский, Герман Аляскинский — русские святые, посвятившие всю свою жизнь служению православной пастве в Северной Америке, Николай Жичский, который жил и преподавал в Америке. Среди арабов популярен малоизвестный у нас святой — Рафаэль Бруклинский, живший в начале XX века; он учился в духовной академии в России, затем вернулся в Америку, был ближайшим помощником Патриарха Московского в Америке Тихона, тогда еще архиепископа. Большинство «популярных» святых так или иначе связано с Северной Америкой. Ставится вопрос о канонизации матушки Ольги Михаил, жены священника, которая происходила из коренного населения Аляски и прославилась праведной жизнью. Не менее известны мученик Петр (Алеут) и отец Яков Нецветов.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы у Православной Церкви в Америке?

— Перспектива может быть только одна, если все юрисдикции объединятся в одну Поместную Церковь. В данный момент мы разъединены, пытаемся просто выжить. Сделать что-то не только для себя, но и для мира, практически невозможно в таких условиях.

Приведу пример. Я служу в маленьком городе, где есть семь православных храмов на 150 тысяч населения. Когда-то были крупные православные общины, сейчас в каждой не более 150 человек, в основном пожилые люди. Организовать весь спектр приходской деятельности в составе такой маленькой общины необычайно трудно. Получается, что мы занимаемся параллельной деятельностью, но не помогаем друг другу, а являемся чуть ли не конкурентами. Выжить в такой обстановке нельзя. Если все храмы объединить, то это была бы полнокровная община, в которой можно организовать хорошую воскресную школу, курс для студентов и прочее. В маленьких общинах, подобных нашим, возможности и средств к подобному практически нет.

К тому же существуют различные литургические традиции, разные правила поста. В одном приходе что-то можно, в другом нельзя. Из-за этого мы даже не можем выступить единым фронтом с заявлением по поводу тех или иных практик или происходящего в обществе. Мы разъединены.

Было бы замечательно, если бы в Америке была одна Православная Церковь для всех национальностей, как хотели этого Пат­риарх Тихон и отец Александр Шмеман. Мы не должны забывать о том, что призваны быть не хранителями своих литургических традиций, а прежде всего провозвестниками Царствия Небесного. Очень часто у нас об этом забывают.

— Поделитесь впечатлениями о вашей поездке в Россию.

— Поездка очень интенсивная, в течение двух недель мы посещаем величайшие святыни не только Русской Православной Церкви, но и всего христианского мира. Чувства переполняют. Достаточно посмотреть на лица наших прихожан, у которых при входе в тот или иной храм, в частности, в Дивееве, глаза наполняются слезами. Ко мне сегодня на исповеди подошел паломник из группы и сказал: «Я настолько переполнен эмоциями, что не способен собрать мысли, чтобы исповедоваться. За эти дни мы увидели столько величия, что я просто не могу все это сразу осмыслить».

Когда ты живешь в Америке и находишься в ничтожном меньшинстве по отношению к обществу, подобные поездки крайне важны — они наполняют тебя не только благодатью Божией, но и надеждой, что определенными стараниями ты можешь что-то сделать, что ты не один. Ты несешь крест там, кто-то — здесь; кто-то вдалеке молится за тебя, а ты — за них. Много раз паломники, которые ездили со мной в Россию, говорили, что, столк­нувшись с тяжелыми обстоятельствами, укреплялись в трудный час памятью о пребывании у святынь, свидетельством искренней и чистой веры народа в России, и это им помогало преодолевать собственные трудности.

Беседовала Наталья Григорьева

Версия для печати Татьяны Фалиной

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.