Главная > Памяти митрополита Николая (Кутепова) > Первая кафедра митрополита Николая (Кутепова)
«Ведомости Нижегородской митрополии» 16 (205) 17:08, 24 августа 2011

Первая кафедра митрополита Николая (Кутепова)

В самом сердце Подкарпатской Руси, как исторически принято называть современную Закарпатскую область Украины, на правом берегу реки Латорица в г. Мукачево, на склоне горы Чернечьей, вершина которой покрыта вековым дубовым лесом, стоит древний Свято Никольский Мукачевский монастырь. Его стены и храмы хранят воспоминания о самых разных вехах своей истории. Но всегда в  этой святой обители теплилась монашеская жизнь. В храме шла Божественная служба и к Богу возносилась горячая и искренняя молитва. Со времени своего основания и  вплоть до конца XV столетия Никольский монастырь имел особые права и особую юрисдикцию духовного центра Подкарпатской Руси, а игумен обители представлял собой высшую церковную власть. В 1491 году в Подкарпатье учреждается епархия, и первый ее епископ Иоанн избирает Мукаческий монастырь в качестве своей постоянной резиденции. В суровые годы богоборчества, с 1961-го по 1963-й, мукачевским архипастырем был молодой епископ Николай (Кутепов). Это была первая архиерейская кафедра будущего нижегородского владыки.

1423052764 (1)За Божественной литургией 10 сентября 1961 года в Успенском соборе Троице-Сергиевой Лавры митрополитом Крутицким и Коломенским Питиримом «архимандрит Николай, содействующу Святому Духу, рукоположен во епископа Мукачевского и  Ужгородского», сообщает нам Удостоверительная грамота за подписью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского), который напутствовал нового архипастыря словами: «Божие благословение на служение в Мукачевской епархии» (письмо преосвященному епископу Мукачевскому и Ужгородскому Николаю от  28 сентября 1961 г. из архива митрополита Николая).

С самых первых дней в Закарпатье стало ясно, что служение молодого епископа не будет легким. Он сразу столкнулся с противодействием со  стороны греко-католиков (униатов), открыто выражавших враждебность к новому православному архипастырю. Кроме того, религиозная обстановка в Закарпатской области была очень напряженной, и любой конфликт мог вызвать совершенно непредсказуемые последствия.

Не складывались у епископа Николая отношения и с уполномоченным Совета по делам религий, который по прошествии некоторого времени в справке-характеристике на нового епископа, направленной в Москву, в  частности писал: «Как правящий архиерей (еп. Николай.— авт.) зарекомендовал себя с отрицательной стороны. Любой поднимаемый уполномоченным Совета служебный вопрос решает только тогда, когда по телефону проконсультируется со знакомыми ему правящими архиереями в РФ. В начальных служебных беседах высказывает уполномоченному Совета свое мнение примерно так: «поймите, что не все поднимаемые вопросы я буду решать». В практической деятельности так и делает.

Епископ Николай за незначительную пьянку отстранил от службы на приходе монаха Варнаву… Приведенные и им подобные примеры создают препятствия в успешном выполнении законодательства о культах по снижению религиозности в области… Дальнейшее пребывание еп. Николая правящим архиереем Мукачево-Ужгородским считаем нежелательным. 16 апреля 1963 года».

Столь нелестный отзыв о деятельности еп. Николая со стороны уполномоченного в то же время свидетельствует о стойкости и преданности молодого архипастыря истинам Церкви Христовой.

За два года служения в Закарпатье владыка Николай много сделал для укрепления православия во вверенной ему епархии. Согласно сведениям из архивных документов, прибыв на кафедру, он выборочно проверил 26 приходов и констатировал несоответствие годовых отчетов его предшественников реальному положению дел.

В отчетах утверждалось, что с наследием унии в Закарпатской области покончено и в церквах все совершается по Уставу РПЦ. Однако ни в одном из 26 храмов владыка не нашел правильно устроенного престола, почти нигде не  было лампадок. Со стороны Горнего места престолы имели ниши, в которых хранились свечи, огарки, книги и т. п. На престолах вместе с Евангелием находились униатские служебники, чаши не имели надлежащих изображений, дискосы были без подставок.

Исповедь иереи принимали сидя на переносной исповедальнице. Во многих храмах существовали миссийные кресты и крестная дорога. Везде оставались иконы с изображением католического сердца. Почти во всех храмах стояли скамьи, а в некоторых местах они даже были пронумерованы, как в театре. Все церковные обряды тоже имели униатскую окраску.

Вот как, например, обстояли дела в кафедральном соборе Мукачева: «Символ веры поется с «filioque», канон не читался, из шестопсалмия читались только первый и последний псалмы. Священник, выходя на проповедь, обращался к верующим со словами «Слава Иисусу Христу!» (чисто униатское обращение). В соборе было более чем достаточно лавок. Собиравший пожертвования звонил в колокольчик. Престол был уставлен цветами, положенной свечи на нем не  было. Во время Причастия не пелось «Тело Христово приимите…», запивка не  предлагалась. В седмичные дни Великого поста в некоторых приходах служится литургия св. Иоанна Златоустого…».

1423052769В целях искоренения выявленных нарушений епископ Николай стремился ввести на приходах единообразие в богослужении и соблюдение православного Устава, упорядочить дисциплинарные и финансовые дела епархии. В протоколе собрания благочинных от 17 декабря 1962 года читаем: «Слушали предложение преосвященнейшего епископа Николая, который сказал, что для того чтобы в храмах нашей епархии совершалось однообразное богослужение, необходимо каждому приходу иметь Типикон и совершать службы согласно Уставу».

Отдохновением от тяжелых архипастырских трудов была для владыки молитва в соборном храме мукачевского Никольского монастыря, где, как и  у всех его предшественников, была его резиденция.

Насельницы обители и сегодня с теплым чувством вспоминают молодого епископа, а сам владыка восхищался укладом жизни монастыря, порядком, рукоделиями монахинь и разумной политикой настоятельницы. По рассказам монахинь, владыка Николай всегда брал их с собой в качестве певчих в  многочисленные поездки по приходам епархии: ведь в Закарпатье не принято в  храмах иметь свои хоры.

Одна из таких поездок осталась в истории благодаря памятному фотоальбому, подаренному архипастырю клириками храма святого великомученика Димитрия Солунского села Верхне-Водяное Раховского района. На Троицу 1962 года в этом обновленном трудами и заботами селян храме, расположенном на вершине горы Магорича, состоялось освящение главного престола.

5 июня владыка прибыл в село. Далее памятный фотоальбом фиксирует все значимые моменты этого события: восхождение к храму на вершину горы вместе с певчими монахинями, селянами и духовенством; освящение престола храма; торжественное богослужение, приветствие селян и спуск с горы в село.

Удивительно в этой поездке, как и во многих других, не  нашедших, к сожалению, отражения в этой фотолетописи, то единодушие, с которым все селяне встречают своего архипастыря. Транспарант с надписью «На многая лета, владыко!», который мы видим на одной из фотографий, совершенно невозможно было бы представить себе в 1960-е годы ни в одной другой епархии, особенно в  России. Но здесь, на древней карпаторусской земле, православный русинский народ всегда любил богослужение и очень трепетно сохранял свои христианские традиции несмотря ни на что.

На Пасхальной седмице 1963 года епископ Николай узнал о  награждении его орденом святого князя Владимира II степени, а осенью постановлением Святейшего Патриарха и Священного Синода епископ Николай (Кутепов) был переведен на омскую кафедру.

Как вспоминал потом владыка, служить на мукачевской кафедре было очень непросто, но его главной целью было, как он сам говорил, «дальнейшее оправославливание приходов Мукачевско-Ужгородской епархии», что он по мере своих сил и возможностей и делал.

Алексей Дьяконов,
кандидат богословия, преподаватель Нижегородской Духовной семинарии

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.