Главная > Памяти митрополита Николая (Кутепова) > Первый наставник митрополита Николая (Кутепова). Часть II
«Ведомости Нижегородской митрополии» 5 (17) 13:18, 14 марта 2013

Первый наставник митрополита Николая (Кутепова). Часть II

Владыка Антоний (Марценко) в Польше

Владыка Антоний (Марценко)
в Польше

В Туле с владыкой Антонием

В Туле с владыкой Антонием

Польша. 1930-е гг.

Польша. 1930-е гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5_-17-_0001В прошлом номере «Ведомостей Нижегородской митрополии» читателям была предложена статья о начале служения приснопамятного митрополита Николая (Кутепова) и первом его учителе и наставнике архиепископе Антонии (Марценко), которого наш владыка почитал, любил и помнил всю жизнь. Читайте продолжение очерка.

Секретарь Преосвященного

Фронтовик и студент 3-го курса Тульского механического института Николай Кутепов пришел на службу к архиепископу Антонию (Марценко) осенью 1946 года и, вероятнее всего, их знакомство произошло за богослужением. В институте Николай тогда так и не доучился. Наверное потому, что там узнали о работе своего студента в церкви. Позднее владыка Николай в одной из своих автобиографий писал об этом так: «Я был личным секретарем тульского архиепископа и в связи с этим вынужден был в 1947 году оставить институт». С 1 октября 1946 года Николай Кутепов — второй иподиакон и секретарь Преосвященного, а вскоре владыка сделает его келейником и поселит в своем доме.

Между фронтовиком и тульским архипастырем сразу сложились теплые, доверительные отношения. Николай, потерявший отца, тянулся к архипастырю, видя в нем и глубокую веру, и высокую культуру, и мудрость старшего наставника с богатым жизненным опытом. Друг владыки Николая митрополит Владимир (Котляров) отмечает в своих воспоминаниях, что Николай «был очень привязан к своему наставнику и очень почитал его», а владыка Антоний относился к своему иподиакону с подлинно отцовской любовью и заботой. В частности, он ходатайствовал о продлении ему регистрации паспорта, хлопотал о его прописке, помогал с подготовкой к поступлению в Московскую духовную семинарию, много общался с Николаем, обсуждая самые разные темы.

Общение

Николай Кутепов благодаря помощи своего мудрого наставника из худого и сутулого недавнего фронтовика с печальными глазами, тяжело пострадавшего на войне, превратился в интересного, внутренне спокойного и уверенного в себе человека с пытливым взглядом. Как свидетельствуют фотографии тех лет, он стал красиво, даже щеголевато одеваться. На снимках он предстает перед нами улыбающимся, в модном костюме, с галстуком и в шляпе.

Служебная деятельность иподиакона и секретаря была весьма разнообразной и напряженной. Нам не много известно о том, какие поручения выполнял секретарь архиепископа Антония, но в архиве владыки Николая удивительным образом сохранился документ, показывающий эту работу. В последние декабрьские дни 1949 года накануне праздников Рождества Христова и Крещения настоятелям приходов Тульской епархии за подписью Николая Кутепова, секретаря архиепископа Антония, поступила выписка из распоряжения правящего архиерея. Согласно ей «во избежание несчастных случаев освящение воды в день Крещения Господня надлежало совершать около храма, и никаких церковных процессий в этот день не попускать». С этой выпиской, как отмечается в документе, настоятелям также отправлялось «послание на праздник Рождества Христова для оглашения в церкви за литургией».

Владыка Антоний был очень образованным человеком. Как отмечается в книге «Святитель земли Нижегородской», он владел иностранными языками, разбирался в музыке, литературе, имел патефон и большую коллекцию пластинок. Со всем этим он знакомил своего секретаря и иподиакона. В минуты отдыха они слушали классическую музыку, и Николай научился понимать и любить ее. Эту любовь к музыке нижегородский архипастырь сохранит на всю жизнь. Кроме того, архиепископ Антоний был прост в общении, и часто они часами беседовали за самоваром или сидели на завалинке с самым простым людом, о чем нам тоже рассказывают сохранившиеся фотографии.

Верность

В начале декабря 1951 года тульские следственные органы приняли решение об аресте владыки Антония. Он был арестован 4 декабря 1951 года и осужден по статье 58, п. 1 а УК РСФСР 1938 года «за измену Родине». Статья предусматривала «действия, совершенные гражданами СССР в ущерб военной мощи СССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу». Согласно положению этой статьи осужденные карались «высшей мерой уголовного наказания — расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок 10 лет». Архиепископ Антоний был осужден на 25 лет с полной конфискацией имущества.

Обвинение было очень серьезным. Все близкие тульского архипастыря пережили шок. Самым страшным, подлинным испытанием для Николая Кутепова стал факт полной изоляции, в которой он оказался после ареста владыки, когда даже священнослужители перестали с ним общаться и избегали встреч с ним. Кроме того, чтобы поколебать в народе веру в своего архипастыря, по городу об архиепископе распространились самые нелепые и грязные слухи. Его обвинили в стремлении к роскоши и богатству, хотя сохранившиеся фотографии быта архиерея убедительно опровергают это.

В августе 1952 года владыка Антоний был вывезен из Тулы в неизвестном направлении — как потом выяснилось, в Иркутскую область, в подразделения ГУЛАГа под названием ЮжЛАГ и ОзерЛАГ, центром которых был уездный город Тайшет в 680 километрах от областного центра. Это, однако, не помешало Николаю продолжать активное общение со своим духовным наставником и после его осуждения и ссылки.

Алексей Дьяконов,
кандидат богословия, преподаватель Нижегородской Духовной семинарии

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.