Главная > Преодоление > «Подсолнух» и «Елочка», а еще «Непоседы»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 13 (145) 15:28, 5 июля 2018

«Подсолнух» и «Елочка», а еще «Непоседы»

17 июня у ребят было торжество. В их детский дом №1 пришли первые его воспитанники. Брат и сестра — Виктория Алексеевна Ильина и Владимир Алексеевич Корягин жили здесь с 1955 года, то есть пришли в год открытия. Жизнь их сложилась благополучно. У каждого — семья, дети и внуки, образование — высшее. Виктория Алексеевна — физик, живет в Москве. Ее брат остался в родном городе. Их судьбы — пример для теперешних воспитанников, недаром они с таким интересом слушали рассказы гостей и задавали множество вопросов.

Посуду моем сами

Специальный (коррекционный) детский дом №1 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья, находится в Сормовском районе Нижнего Новгорода. Здесь чисто, просторно и уютно, в фойе — небольшой зимний сад. Пальмы, декабристы и прочие растения не просто в горшках и горшочках, а еще и в плетеных из лозы вазах разного размера. Их сделали воспитанники. В детском доме №1 их сейчас 43 человека, от 9 до 20 лет, 17 — с инвалидностью. Но педагоги на собственном опыте убедились, что если окружить ребенка заботой (не формально, а по-настоящему), то в нем просыпаются не только творческие способности, но и силы жить, и правильно строить свою жизнь в этом мире.

— Мне всегда бывает обидно, когда по телевизору вижу ток-шоу, где героями выступают дети, которым очень плохо в детских домах, — говорит Лариса Гришанова, замиректора этого учреждения. — Или сейчас появилось много сериалов на эту тему. Бедные несчастные дети в детских домах! Показано, как они обретают семью… Семья — это, конечно, главное, ее ничто не заменит. Но к детским домам, я вижу, какой-то однобокий подход. Наш детский дом просто для многих стал родным. Здесь любят детей и стараются сделать для них все.

Ребята и живут семьями. Не группами, не отрядами, а именно семьями. Их, кстати, шесть: «Елочка», «Флагман», «Вишенка», «Подсолнух», «Спортивная» и «Непоседы». Их жилплощадь — это не просто комната, где кровати и тумбочки, а целые квартиры. Есть спальни для одного-двух человек, общие комнаты, кухня, ванные, помещения, где учат уроки. Интерьеры в некоторых комнатах как в рекламном журнале. Все они разные, дети и перестановки делают по своему усмотрению. Летом старшие работают, и у них есть «семейный бюджет». Старые обои, например, надоели — можно новые купить и поклеить.

Очень красиво у семьи «Непоседы». Здесь пять человек: четыре мальчика и до недавнего времени была одна девочка, ее взяли в семью. Все ребята учатся в начальной школе, и все с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата. Женя на инвалидной коляске. Но в комнате особое оборудование, такое, что мальчик может сам себя обслуживать. И коляска у него с электроприводом.

Пищу ребята приносят в кастрюльках с первого этажа, из пищеблока. Но можно что-то сготовить самому. У каждой семьи своя посуда, холодильник, микроволновки и тостеры. Дети сами моют посуду, накрывают на столы, сами поддерживают порядок, хотя есть и уборщицы. Педагоги очень стараются, чтобы дети научились жить в семье. Но не только в бытовом плане.

Раскрыть возможности здоровья

На каждого ребенка-инвалида составлена индивидуальная программа реабилитации. Она включает санаторно-курортное лечение, плановое лечение, полную диспансеризацию… Замечательно оборудован медблок, есть и штатные психологи. Практически все 17 человек имеют проблемы умственного развития; с НОДА, нарушениями опорно-двигательного аппарата, — лишь малая часть.

Детей в детском доме приходится учить всему: общаться, вести себя на улице. Адаптация в социальной среде — задача и психологов, и педагогов. А если ребенок с опорно-двигательными нарушениями, очень важна квалифицированная медпомощь.

— У нас была девочка, которая передвигалась почему-то только на коленях, — рассказывает Лариса Александровна. — Начали с ней плотно работать, и она постепенно поднялась. Недавно ее взяли в семью. И до сих пор здесь живет мальчик Саша, которого принесли на руках. Он ходить вообще не мог. В ГИТО ему сделали несколько операций. Да, он хромает, и перемещаться ему тяжело. Но он ходит, и ходит сам! Сейчас ему 19 лет. Он хорошо плетет из лозы, пишет стихи, окончил компьютерные курсы, и сейчас мы подбираем доступную ему профессию.

От сердца

Этот детский дом действительно становится родным. Одно из подтверждений тому — поступок Тани Ф. Ее брали в семью, но пожила она там недолго и запросилась назад, в свою «Вишенку».

— Там было все хорошо, — объясняет Таня. — И относились хорошо, и вообще… Своя комната большая, отдельная. Мне сразу нарядов накупили. Но там все чужое, а здесь я уже привыкла, здесь брат, друзья, воспитатели хорошие. Здесь мой дом.

— Наверное, в основном это от директора зависит, — рассуждает Лариса Гришанова. — Ольга Павловна Омельченко — удивительный человек. Она в отпуске, жаль, что не получилось встретиться. Она как-то сказала, что России должно быть стыдно за то, что у нее есть детские дома. Но, с другой стороны, нам, и детям и педагогам, не стыдно за наш детский дом. Мы гордимся им!

Даже выпускники, заведя уже свои семьи, часто сюда приходят. Поговорить, посоветоваться. Педагоги помогают им не только советом, но и делом. А ведь, если следовать букве закона, делать это они уже не обязаны. Это — от сердца.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.