Главная > Интервью > Пост. Первый Великий
«Ведомости Нижегородской митрополии» 5 (113) 15:48, 9 марта 2017

Пост. Первый Великий

В жизни каждого человека наступает момент, когда он преодолевает какую-то ступень, поднимаясь выше в духовном плане. Для многих таким рубежом стал однажды Великий пост. О том, чего стоил этот подъем и как он впервые происходил, расскажут герои нашей публикации.

Все началось с диеты

Надежда Муравьева, журналист:

— В первый раз я постилась, решив похудеть. Девчонки на работе все щебетали о разных диетах, а накануне Великого поста заговорили о том, что пост здорово помогает в борьбе за стройность. Вот кто-то там постился всего лишь первую неделю и сбросил целых 3 кг! Я решила пойти по стопам этого «некто».

Церковной жизнью я тогда не жила, всего-то пару раз была в храме, и то по работе. Это если не считать тех посещений, когда меня в детстве приводила в церковь бабушка (она и крестила меня маленькую втайне от родителей). Так что мой первый в жизни пост начался совсем неправильно. Хотя постилась я довольно строго, фактически всю неделю на хлебе и воде. Заставь, говорят, дурака Богу молиться… В результате заработала небольшой гастрит.

Но этот пост мне действительно был нужен! Не зря Господь все управил именно так. Не бывает совпадений в нашей жизни — есть Промысл Божий. Господь ведет. Знает — куда, знает — кого и устраивает все наилучшим для нас образом. Ведь не случайно именно в тот год, в ту весну, в тот Великий пост я пришла на первую мою после детства церковную службу и исповедалась, и молилась, как умела, но от души.

Конечно, мне и в голову тогда не пришло, что не случайно я, хоть кое-как, но попостилась перед первой моей сознательной исповедью. Хотя в полной мере ее, наверное, так назвать нельзя, я и про исповедь тоже толком ничего не знала, буркнула только: «Каюсь».

А вот к Причастию Господь не допустил. Не знала, что ли, про него наша уборщица Валентина Анатольевна, которая привела меня в церковь? Не помню уже. Но я точно не знала.

Она сказала накануне: «Что-то неладно с вами. Надо бы в церковь сходить. Как раз пост, пойдешь что ли?» Я тогда работала на телевидении, и наша съемочная группа попала в аварию. Машина — практически всмятку, а мы трое: оператор, водитель и я — отделались царапинами, я — вообще легким испугом. Все бы ничего, только в течение, наверное, пары недель — еще несколько опасных ситуаций на дороге. Вот об этом и толковала мне Валентина Анатольевна, приглашая в храм. И, вы знаете, не попадали мы потом в ДТП. Хотя и продолжали с не меньшей регулярностью и энтузиазмом колесить по дорогам.

В следующем году я уже постилась не только в первую неделю, но и на Страстной, где-то в глубине души понимая, что делаю это не только ради фигуры. Не скажу, что после тех событий, которые привели меня в храм, я взялась за духовную литературу и стала регулярно посещать богослужения. Нет. К Богу же часто в скорбях приходят, а как все хорошо, так и до свидания. Все было очень постепенно. Я начала соблюдать пост не только телесный, но и духовный, хотя громко сказано: «Соблюдать», на самом деле это были лишь робкие попытки. Это и теперь так, просто сейчас я больше знаю.

Здравый смысл и вера

Алексей Заглумонин, прихожанин Успенского храма города Бор:

— Свой первый пост я, наверное, никогда не забуду. Жена решила меня воцерковлять и посадила на рис и гречку. Правда, с маслом. На девятый день у меня было совершенно угнетенное состояние, далеко не великопостное. В общем, на девятый день я сдался.

Потом уже понял, что не пост слишком тяжел, а просто я взял ношу не по себе. А чтобы пройти путь Четыредесятницы и Страстной седмицы как должно, нужны годы и духовный опыт. У меня потом было много попыток выдержать семь недель. Не все они заканчивались успехом, но в какой-то момент у меня получилось.

Здравый смысл и крепкая вера — вот что нужно, чтобы одолеть этот путь. Кроме духовного поста, по благословению, я пью молоко (это связано со здоровьем). И за последние годы я настолько буквально врос в церковную жизнь, что уже не представляю, как это — не поститься? Ведь пост — это же инструмент для преодоления страстей. Одну победишь — другая включается, мы же всегда как по тонкой кромочке идем, того и гляди упадешь.

А вдруг в салоне — Христос?

Евгений Калмыков, водитель общественного транспорта:

— Можно сказать, что мой первый настоящий Великий пост случился лишь два года назад. Попытки были и раньше. Конечно, когда я только пришел к вере и стал ходить в храм, читать духовную литературу, поститься старался. Начинал, бросал… Непомерные задачи на себя брал и в первую же неделю ломался. Как говорится, ревность не по разуму. Нужно же соразмерять со своими силами и возможностями и телесный пост, и духовный.

Помог мне осмысленно к этому подойти наш храм на улице Кащенко и священник, у которого я стал окормляться. Я выдержал весь пост. К тому же часто посещал богослужения, а батюшка меня советами поддерживал.

После Пасхи уже проанализировал свое самочувствие и душевное состояние и понял, что и на самом деле в плане здоровья не пострадал, плюс масса свободного времени появилась (телевизор же не смотришь и у компьютера — только по необходимости).

Но главным результатом я считаю то, что к концу поста было у меня такое небольшое озарение, такое просветление ума. Так случилось, что я сделал людям добро и ожидал от них благодарности. Ее не последовало. Я сначала обиделся, а потом вдруг, как вспышка, мысль: «А вдруг среди тех людей был Христос? И это я Ему сделал». То есть не ради славы и похвалы нужно добро делать, а ради Христа. Я, конечно, раньше только умом это понимал, а тут вдруг так явственно увидел, насколько это истинно.

Такие моменты придают сил. И мягче, бережнее к людям относишься, в том числе к пассажирам. А вдруг там у тебя в салоне сидит Христос? Хотя… так оно и есть. Ведь в каждом человеке — образ Божий.

Сосредоточиться на внутреннем мире

Евгения Ястребова, студентка:

— Я человек невоцерковленный. И постилась впервые. Пока решилась на одну неделю. Может, и на последней попробую. Просто захотелось проверить, насколько это способствует концентрации на духовных ценностях. А мой интерес к этому был вызван еще и тем, что этим летом я со знакомыми была на Серафимовских торжествах в Дивееве. Окунулась в атмосферу. Мне хочется постараться отойти от материаль­ной стороны жизни и сконцентрироваться на своем внутреннем мире.

Нагрузка в университете большая, и готовить мне особо некогда, первые два дня я ела только гречку, а потом обнаружила в доме массу вкусных вещей: грибочки, овощные салаты, разные овощные консервы… Когда сильно хотелось есть, а ничего подходящего под рукой не было — просто пила воду. И я чувствую, что что-то изменилось, есть небольшое внутреннее переключение.

Нет ничего вкуснее хлеба и воды

Протоиерей Сергий Жулин, духовник Арзамасской православной гимназии:

— Своего первого поста я, наверное, не припомню. Семья верующая: мы, дети, всегда постились. Что можно сказать о посте из детства? Непонимание многого, доверие родителям и послушание (раз они говорят поститься, значит надо).

До восьмого класса постились строго под опекой родителей. В старших классах учился я в другом селе, там надо было всю неделю жить в интернате, только на выходные — домой. Что дают, то и ели. Так что создавались проблемы в плане поста. Потом армия — какой там пост? А после армии я начинаю заново изучать науку под названием «духовная жизнь», поступаю в Московскую духовную семинарию и вновь постигаю аскетические приемы поста.

Знаете, как в семинарии постились? Расскажу один случай. Учимся, трудимся на послушаниях, едим, что дают, как в армии. А дают, понятно, постное. И пришлось мне работать с одним монахом (он, кстати, ныне епископ). И вот в первую неделю поста я смотрю на него: бледный, уставший… Спрашиваю: «Что такое-то?» А он в ответ с неохотой: «Ты меня не трогай, на этой неделе вообще ничего не ем». Он не ел всю неделю! Разговлялся только в воскресенье — причащался.

И я думаю: «Ну-ка попробую попоститься так же». Решил только первые три дня. На следующий год начался пост, и я эти три дня выдержал. Вот это была борьба! Но когда я причастился в среду, было такое ощущение, как будто Пасха!

И тогда я действительно понял вкус хлеба. Во время этого поста мне сначала так хотелось доесть то, что не доел до заговенья. Это у меня прямо в глазах стояло: баранина, блинчики с мясом… Ах, как вкусно! Хотя в первый день о еде не думаешь как-то, а вот на второй… А на третий уже ничего не хочется. Только воды и хлеба с солью, больше ничего. А после причастия ты жуешь хлеб, пьешь воду — и так вкусно! И дальше такой становится легкий пост, как на крыльях.

Вот какие были мои аскетические опыты в семинарии. А тот монах меня предупредил, чтобы я никому не говорил, что три дня не ем, не показывал вида. Я старался, хотя еле ноги волочил.

Года три тогда в семинарии я так постился. А священнический пост — это особый труд. Помимо поста духовного и воздержания в пище, это просто труд: службы, исповеди, снова службы, молебны, соборования, по домам, в храме… Пощусь так, чтобы сил хватало на служение. Но вкус того семинарского хлеба до сих пор помню.

Подготовила Анна Лебедева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.