Главная > Памяти митрополита Николая (Кутепова) > «Предписано прибыть в Калугу»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 20 (32) 17:02, 24 октября 2013

«Предписано прибыть в Калугу»

Владыка Николай (справа) во дворе епархиального дома в Калуге

Владыка Николай (справа) во дворе епархиального дома в Калуге

Семидесятые годы прошлого столетия. Трудным и насыщенным был этот период для нижегородского святителя Николая (Кутепова). Дело в том, что за это время ему пришлось три раза сменить место своего служения. С декабря 1970-го по апрель 1975 года молодой, но уже опытный архиерей возглавлял Владимирскую кафедру. Следующие два года он управлял Калужской епархией, а в июне 1977‑го занял свою последнюю кафедру — Горьковскую (с 1991 года вернувшую себе исконное имя), которой успешно управлял до самой своей блаженной кончины в 2001 году. Много испытаний и горестей пережил владыка в эти непростые годы, но в своем архипастырском служении всегда оставался на высоте. Пример тому — обстоятельства его прибытия в Калугу по назначению Патриарха Пимена.

Неодобрение Святейшего Патриарха

Что послужило в начале 1975 го­да причиной перевода владыки Николая с древней Вла­ди­мир­ской кафедры в тихую Калугу — доподлинно неизвестно. Среди духовенства бытовало тогда мнение, что свою роль сыграло сильное недовольство архипастырем со стороны Святейшего Пат­ри­ар­ха Московского и всея Руси Пимена.

Чем же было вызвано это недовольство? Вероятную причину называет ар­хи­манд­рит Донат (Петенков). Ныне он — известный калужский пастырь, ответственный за взаимодействие с местными правоохранительными органами, и член общественного совета при начальнике УФСИН России по Калужской области. Но в те далекие годы он был простым иеромонахом и секретарем Калужского епархиального управления. Так вот, отец Донат отмечает, что «во Владимире в 1970-е годы располагался филиал Отдела внешних церковных сношений (ОВЦС), занимавшийся работой с иностранцами. Патриархия выделяла немалые деньги, и владимирский архиерей мог этими средствами свободно распоряжаться. От владимирского архипастыря требовалось особое умение контактировать с органами власти, что было свойственно владыке Николаю, однако тогда случилось что-то такое, что нарушило нормальный ход работы».

По словам отца Доната, «в то время ходили слухи, что Святейший Патриарх Пимен в начале 1975 года выделил из средств Московской патриархии большие деньги на ремонт владимирского Успен­ско­го кафедрального собора, но у управляющего епархией возникли проблемы с обязательными выплатами в Советский фонд мира. Вероятнее всего, он использовал эти средства на непременные вклады в эту организацию. В противном случае областной уполномоченный по делам религий просто не дал бы владимирскому архипастырю трудиться на благо епархии. Святейший Патриарх, узнав о неисполнении своего распоряжения, очень рассердился, и владыку Николая практически тут же перевели в Калугу».

Архиепископ Донат (Щеголев)

Архиепископ Донат (Щеголев)

Странная миссия

В те дни архиепископ Калужский и Боровский Донат (Щёголев) попросился на покой. Святейший Пат­ри­арх Пимен дважды пытался отговорить владыку Доната уходить: ценил его за опыт, да и калужане очень любили своего архипастыря. Но Пре­освя­щен­ный Донат ответил: «Я не буду управлять епархией по телефону, поскольку мне стало тяжело даже в собственном кафедральном соборе подниматься на второй этаж. Архиерей должен быть живым архиереем, и я не собираюсь держаться за кресло». Словом, вопрос о том, кто займет ка­фед­ру, встал остро.

Владыка Донат уехал в Москву. Иеро­мо­на­ху Донату (Петенкову) позвонила из пат­ри­ар­хии Лидия Кол­чиц­кая, бывшая тогда секретарем управляющего делами, с требованием немедленно вызвать в Калугу из Вла­ди­ми­ра архиепископа Николая (Ку­те­по­ва), пригрозив в случае неповиновения «большими неприятностями» и владыке Николаю, и самому иеромонаху Донату.

— А почему я должен быть разводящим? — возмутился отец Донат. — Ведь вы понимаете — в епархию едет новый правящий архиерей, которого я не знаю, и вдруг я ему сообщаю «очень приятную» новость. Как я буду выглядеть? А потом — это все-таки владыка Николай!

Отец Донат получил ответ, что распоряжение исходит от самого Святейшего Патриарха Пимена.

— Я долго думал, что мне делать, и все-таки утром набрал номер владыки Николая, — вспоминает отец Донат. — Он взял трубку, я представился и попытался мягко сказать: мол, владыка, вы знаете, мы вас ждем в Калуге. А он так сразу спрашивает: а с чего это вы меня ждете?! Отвечаю: Его Свя­тей­шест­во беспокоится, и нас просил, чтобы мы вам напомнили, что мы ждем вас в Калуге. Он все понял: «Когда мне предписано быть?» Завтра вечером вас ждем, отвечаю. «Отец Донат, я буду. Мне вот сейчас контейнер доберут, доложат, и я сразу выезжаю вместе с ним».

— Когда я разговаривал с владыкой, я готов был сквозь землю провалиться, поскольку миссия была чрезвычайно неприятная, — признается отец Донат, — но новый управляющий епархией отнесся к ситуации с пониманием.

Таким образом, получилось, что когда Свя­тей­ший Патриарх Пимен подписывал владыке Донату (Щёголеву) прошение об уходе на покой, еще не было известно, кто будет назначен на его место, а вечером того же дня из канцелярии патриархии сообщили, что на Калужской кафедре его сменит Владимирский архиепископ Николай.

Первые дни на новой кафедре

Как отмечается в книге «Святитель земли Нижегородской», «с невеселыми думами приехал владыка Николай в Калугу. Как долго он будет управлять новой кафедрой — год, пять? Что ждет в новой епархии? Где жить?..»

Калужское епархиальное управление находилось в центре города. Ныне это место полностью застроено многоэтажными зданиями, а тогда калужские владыки и жили, и работали в небольшом частном доме. У правящего архиерея было всего несколько небольших комнат и летняя кухонька на застекленной веранде. Владыка Николай по приезде сразу столкнулся с проблемой непригодности этих помещений для жизни и работы. На свою небольшую кухоньку он еле-еле протискивался, поэтому первое, что сделал, — пристроил полноценную кухню и другие необходимые для работы и жизни архиерея помещения.

Еще удивили владыку документы. Как рас­ска­зы­ва­ет служивший тогда сек­ре­та­рем епархии отец Донат (Петенков), ар­хи­епис­коп Донат (Щёголев), уезжая, собственноручно вырвал и выкинул из каждого дела священников все записи, кроме их послужных списков и документов на рукоположение, — то есть все жалобы, выговоры и т. п., объяснив это так: «Зачем это нужно? Пусть новый архиерей сам наполняет эти дела, если ему захочется. Я не буду писать никаких характеристик. Я не имею права это делать: я что, Бог, что ли?»

По словам бывшего секретаря, владыка Донат уходил так из каждой епархии. С любыми жалобами он поступал приблизительно так же: когда жалоба приходила в епархию, архипастырь откладывал ее и ждал. Через две недели он ее еще раз перечитывал и говорил: «Ну что, никто ничего не предпринял — значит, она потеряла актуальность». И выкидывал бумагу. Вероятно, во всем этом сказывалось то, что он в полной мере испытал на себе репрессивные меры советского режима — отсидел два раза по пять лет.

Владыка Николай, по воспоминаниям своего калужского секретаря, в первые же дни потребовал дела священнослужителей. Отец Донат передает такой диалог. Его высокопреосвященство говорит: «Дайте мне дела, но не все сразу». — «Почему, владыка? Я все могу дать». — «Ну, ты же не донесешь». Я приношу ему небольшую стопку тонких папок, штук 30–40. Он опешил…

Так началось недолгое, но весьма насыщенное архипастырское служение приснопамятного владыки Николая в Калуге.

Алексей Дьяконов,
кандидат богословия, преподаватель Нижегородской Духовной семинарии

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.