Главная > Интервью > Протодиакон Андрей Железняков: «Пой Творцу и Создателю со смирением и кротостью, от чистого сердца»
17:26, 11 сентября 2006

Протодиакон Андрей Железняков: «Пой Творцу и Создателю со смирением и кротостью, от чистого сердца»

Баритон отца Андрея Железнякова – одного из двух протодиаконов Преосвященнейшего архиепископа Георгия – известен практически каждому нижегородскому прихожанину. Отец Андрей является солистом архиерейского хора. Об особенностях и трудностях протодиаконского служения мы узнали из первых уст:

– Протодиакон («прото» означает «первый») действительно является старшим над всеми другими диаконами епархии. Это первый помощник архиерея в исполнении церковных Таинств.

– Отец Андрей, в чем заключаются ваши обязанности?

– Проведение архиерейской службы накладывает на протодиаконов особые обязательства. Необходимо контролировать ход всей службы, распределять обязанности между священнослужителями и диаконами, а также хором. Наша задача состоит в том, чтобы все подготовить и предусмотреть. Архиерейские службы должны совершаться четко, а самое главное – без накладок.

– Каким был ваш путь к музыке церковной?

– До двадцати пяти лет я жил обычной светской жизнью, не думая, что когда-нибудь приду в церковь. Моя работа была связана с музыкой, но с музыкой светской. Однажды я ехал на студию, на очередную сессию. Неожиданно мне захотелось выйти из автобуса и зайти в Благовещенский монастырь. Как раз была всенощная. На клиросе пел хор ребят-семинаристов. И вдруг мою душу будто пронзило: те песни, которые я пою, не стоят ничего по сравнению с тем, что я услышал! Звук обычного человеческого голоса в старинном храме звучал красивее любого другого музыкального инструмента. Живой голос, легко раздающийся под каменными сводами, ни в какой степени не мог сравниться со звуком современной голосовой аппаратуры.

– И с этого момента в вашем мировоззрении произошел перелом?

– Да, после этого я стал часто бывать в монастыре, чтобы только слышать это пение. Конечно, смысл молитв во многом был мне еще непонятен, но уже тогда мне захотелось петь и читать как они. В это же время я попал на прием к старцу схиигумену Алексию (Шумилину), который благословил меня оставить свое мирское занятие и работать при храме. Через некоторое время я подал прошение на имя митрополита Николая с просьбой рукоположить меня в диакона. В сан диакона меня рукоположил владыка Иерофей (Соболев) в городе Арзамасе с напутственными словами: «Езжай, буди Автозавод!» Это было в 1997 году.

На протяжении шести лет я служил в храме мученицы Татианы на Автозаводе. После кончины митрополита Николая на Нижегородскую кафедру был назначен архиепископ Евгений. Именно он приобщил меня к архиерейской службе. И вот уже несколько лет я служу в паре с протодиаконом Дмитрием Исаевым. Четвертый год мы сослужаем владыке Георгию. Для нас это великая милость Божия.

– Какие требования предъявляют сейчас к протодиаконам?

– Диакон однозначно должен уметь петь. Кроме того, эта должность требует и большого опыта служения. Диаконов с голосами у нас в Нижнем Новгороде не очень-то много: всего шесть-семь человек. Поэтому мы хотим чаще приглашать нижегородских диаконов, чтобы они ознакомились с архиерейской службой, чтобы они знали, когда петь, выходить, кланяться. По книжке тоже можно прочитать, но пока ты сам литургию раз двадцать не пройдешь – не запомнишь.

– Церковное пение – пение особое?

– Безусловно. Когда мы поем, от нас требуется, чтобы мы отложили в это время все земное попечение и, как говорит Анатолий Оптинский, «петушиное пение». «Петушиным пением» старец называл прославление своих голосовых данных. А ты пой Творцу и Создателю, который дал тебе этот дар, пой со смирением и кротостью, от чистого сердца. Вот тогда людям захочется тебя слушать. И пусть многие не понимают славянских слов, но они подходят и говорят: «Нам так понравилось это песнопение!» Пройдет время, и они прочитают божественные слова услышанных молитв и осознают, какой здесь глубокий смысл!

– Какое песнопение является вашим любимым?

– «Агни Парфене» Нектария Аэгинского и светилен на Успение. Всякое песнопение, написанное святыми отцами, создано по благословению Божию. Они отдавали все лучшее от своей святой души, и всякая другая душа, которая здесь, на земле, услышит это, – примет, какой бы грешной она ни была. Может быть, слов она не понимает, но сам звук, мелодика ложится в уши, и в результате начинает работать сердце. Душа трепещет, она хочет слышать это снова, а этого нет нигде, кроме как в церкви. И тогда ты идешь в церковь.

Беседовала А. Шохина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской епархии обязательна.