Главная > Без рубрики > Родить сердцем и любить
15:51, 1 июня 2018

Родить сердцем и любить

Подвижная, любознательная, в раскосых глазках – озорные лучики. Двухлетняя Саша деловито передвигается медвежонком по комнате, забирается на стул, резво кладет ручки на рояль и начинает импровизировать… Стоп, а не заглянуть ли мне пониже…. Ой, как интересно! Уже занятие началось? Малышка артистично сползает вниз и падает пушинкой в объятия мамы…

Глядя на эту белокурую, с двумя хвостиками, малышку, даже не подумать, что всего два года назад она не держала голову и с трудом переворачивалась на живот. Не могла сидеть, гулить, смотреть в глаза. Она находилась в доме малютки почти без шансов когда-нибудь обрести своих маму и папу. В ее паспорте упрямым приговором стояли два пугающих пункта: синдром Дауна и расщелина губы и неба. С виду Саша была безнадежной. Даже кровные родители от нее отказались – есть ли надежда на приемных?

Для Татьяны и Сергея Мишкиных ее удочерение не было прыжком в неизвестность. В течение полугода супруги собирали информацию о синдроме Дауна. Искали ответ на вопрос, почему  родители отказываются от таких детей. Но понять сердцем так и не смогли.

— Для себя мы решили, что нам в семье такой ребенок просто необходим, и  он не будет бременем и проблемой, — вспоминает Татьяна.

Домой Сашу взяли в начале июля. Ей был год и два месяца. Первое время девочка могла часами лежать на одеяле и смотреть себе на ладошку. На взрослых она не реагировала. Но уже через два месяца Сашенька, держась за бортики кроватки, встала.

— Как только ребеночек с синдромом Дауна попадает в ситуацию принятия, любви, заботы, он просто раскрывается, как цветочек, тянется к людям, стремится изучать мир и всему радуется, — делится наблюдениями мама Таня.

Усыновлению подлежит!

Татьяна и Сергей – родители молодые и в браке совсем недавно. Однако о том, чтобы взять детей из детдома, они заговорили уже в первый день знакомства. Будущий супруг спокойно воспринял неожиданную для первого свидания тему. Для него это был естественный, нормальный шаг – иметь большую семью, и родных детей, и, возможно, приемных.

— Я увидела, что Сергей принимает эту идею, разделяет ее. И когда мы решили пожениться, между нами в этом вопросе было полное взаимопонимание, — говорит Татьяна.

Особое отношение к сиротам, какое-то материнское тепло к ним, как призналась наша героиня, у нее с детства.

— Я очень хорошо понимала, как чувствуют себя дети из детского дома. Когда училась в школе, нас посещали такие ребята. Мы  с ними дружили, несмотря на то, что многие из них плохо учились и ходили в хулиганах.

А еще с юных лет Таня посещала храм, и батюшка, к которому она ходила на исповедь, знал о расположении ее сердца. Когда она рассказала об их с мужем желании усыновить детей, он с радостью благословил их.

Казалось бы, на такой ответственный шаг решаются уже состоявшиеся родители, и можно было бы для начала подождать своих детей, но молодожены, не мешкая, отправились в школу приемных родителей. Там они узнали, что здоровых деток, подлежащих усыновлению, найти очень сложно. Люди годами стоят в очереди, долго пересматривают базы, иногда даже едут за ребенком на другой конец земного шара.

— Нам в министерстве сказали, что взять в семью ребенка без диагноза сразу не получится. Ждать придется минимум года два, — вспоминает женщина. Мишкины ждать не захотели: нечестным показалось отказывать в любви тем детям, которые несчастны дважды: и сиротами стали, и здоровье слабое. Еще тогда они обратили внимание на то, что детишек с синдромом Дауна в базе детей-сирот очень много.

Первым в семье появился Женя, за полгода до Саши. У мальчика слабый иммунитет, есть задержка в развитии и некоторые сложности в поведении, как у всех детей с ФАС – фетальным алкогольным синдромом. Это последствия пагубной зависимости его кровных родителей. Но в целом, утверждает Таня, мальчик сможет полностью восстановиться и наверстать отставание в развитии. Правда, привыкать к новому дому ему пришлось долго, тяжело.

— Первое время я просыпалась от монотонного постукивания, — вспоминает Татьяна. – Заглянешь в кроватку, а он лежит с дикими, полными ужаса черными глазами, смотрит в потолок и стучит ногой в бортик кроватки. Такая у него была боль в душе. Какое-то время он на руках сидел, как сжатая пружинка. Как котенок, который боится, но терпит. Ему надо было ко многому постепенно приучаться: к рукам, к воде…

Против стереотипов

Саше только исполнилось три, но она уже может сама колготки надеть, ботинки застегнуть, кушает самостоятельно ложкой, скоро из стакана научится пить, как только подживет губа после операции. Девочка делает гигантские шаги в развитии. А ведь многих женщин еще во время беременности настраивают против их «аномальных» малышей. Уверяют, что они будут умственно отсталыми и необучаемыми.

Многие стереотипы, уверена мама Саши, в отношении «солнечных» деток возникли именно из-за отсутствия информации о синдроме. Родители не представляют, что их ждет, пугаются и отказываются от своих малышей. Семья нужна всем детишкам, а особенным она необходима как воздух.

— В детском доме дети с синдромом Дауна очень плохо развиваются, — подтверждает мама Таня. – Из-за того, что эти детки очень открытые и настроены на общение, отсутствие своего, близкого человека для них фатально. Я знаю много вдохновляющих примеров. К примеру, моя знакомая, имея троих родных детей, усыновила шестилетнего мальчика с синдромом Дауна. Он не говорил и ходил в памперсах, а за год жизни в семье научился не только разговаривать, ходить на горшок и кушать ложкой – он читает по слогам и готовится пойти в школу.

Ближний круг

Воспитывая особенных детей, родителям, конечно, приходится преодолевать множество барьеров. Мишкины, к примеру, столкнулись с огромным сопротивлением родственников. Если Женю более или менее, со скрипом, все приняли, то, когда Таня пришла в гости к родственникам с Сашенькой, прабабушка говорила ей: «У меня сердце больное, я на нее смотреть не могу. Давай повременим, отложим». Однако очень быстро Саша у старичков стала любимой внучкой.

Мама Сергея тоже отнеслась к новости об удочерении Саши настороженно. Однако уже в первую встречу Саша сидела у бабушки на коленях и гладила ее руку.

— Эти детки очень ласковые, стремятся подарить тепло, и не ответить на него невозможно. Раздражение, неприятие внешнего вида быстро уходит, — объясняет мама Таня.

Сашу Мишкины никогда не прятали. С первого дня гуляли во дворе, с другими детишками копались в песочнице.

— Наша нынешняя компания мам во дворе очень тепло воспринимает Сашу и Женю, — говорит Татьяна. – Большинство детей относится к Саше с особой нежностью, они даже не знают, что такое синдром Дауна, родители-то и те не все знают. Дочка, конечно, отличается от сверстников. Просто многие думают, что ей меньше лет из-за задержки развития. Кстати, у нас во дворе живут трое детей с синдромом Дауна.

Мир становится шире

Саше уже три, а по заключению специалистов  ее развитие соответствует году и трем месяцам. Но это не приговор – это отправная точка, уверена ее мама. Слава Богу, семья Мишкиных получает огромную помощь в воспитании особенной дочери в центре «Сияние». Тем более вопреки всем заблуждениям, даже если нет возможности получать постоянную поддержку специалистов, мамы сами могут многое дать своим особенным детям. Для тех, кто живет в деревнях и небольших городах, далеко от специализированных центров, есть огромное количество ресурсов в интернете, книг и методик. К примеру, портал благотворительного фонда «Даунсайд Ап» или книга Ромены Августовой «Говори! Ты это можешь». К тому же многие мамы ведут блоги в интернете, делятся своим успешным опытом реабилитации и воспитания особенных и приемных детей, в том числе Татьяна.

— Я описываю свой опыт, делюсь методиками, которые мы получаем в инновационном центре «Сияние» от специалистов, которые помогают понять особенных детей, их нужды, установить с ними связь, чтобы помочь в их социализации, — рассказывает Татьяна Мишкина.

Их просто надо любить

Дети с синдромом Дауна не инопланетяне. Да, они особенные, но живут среди нас и проходят те же этапы развития, что и обычные дети, только в своем темпе. «Смогут ли они в будущем догнать ровесников?» — обеспокоенно вздыхают их родители.

— Не нужно никогда ставить  цель кого-то догнать, — считает Татьяна. – Все дети разные. Даже среди нормотипичных ребятишек есть отличники и троечники, гиперактивные и флегматики. «Солнечные» дети требуют больше времени и занятий. Нужно много сил, терпения и принятия. Но не более того.

Если мы привыкаем, что дети растут сами по себе, как трава, у экранов телевизора и компьютера, то появление в семье ребенка, который требует чуть больше внимания родителей, воспринимается как «страшно», на пределе сил. На самом же деле страшного ничего нет, если есть любовь, все можно преодолеть.

— С появлением Саши мир для меня стал во много раз шире, — признается Татьяна. – Мы стали очень дружны со многими семьями из центра «Сияние». Я общаюсь в социальных сетях с мамами, которые живут в Исландии, США, Израиле. Езжу на форумы. Фонд «Обнаженные сердца» Натальи Водяновой раз в год проводит форумы для родителей детей с особенностями развития и приемных родителей. Они приглашают психологов и специалистов по проблемам приемного родительства и воспитания, в том числе детей с синдромом Дауна и ФАС, расстройством аутического спектра. На последнем форуме в Москве специалист в области реабилитации детей с ФАС Дана Джонсон развеяла все стереотипы в отношении особенных детей, заявляя: «Не надо стыдиться этих детей. Надо просто помогать своим детям!»

Особое материнство

И срывается, и плачет, и устает от детей… Все это бывает у Татьяны, как у любой другой обычной мамы.

— Мы, приемные родители, не более добрые, не более терпеливые, — спешит разуверить нас Татьяна. – В моменты отчаяния, когда накатывает усталость, я кричу молитву одним дыханием: «Господи, помоги!» Коляску в руки – и гулять. Хорошо, что рядом есть парк, природа меня врачует.

Чтобы предупреждать такие срывы, нужно нормально высыпаться, поддерживать физическую активность, заботиться о своем здоровье и самочувствии. Иногда достаточно совсем небольшой помощи со стороны. К примеру, пришел с работы муж – отдать ему детей и отдохнуть хотя бы полчаса.

Очень большую поддержку и помощь могут оказать грамотные специалисты – психотерапевты, психологи. Ведь быстро «вжиться» в роль мамы уже существующего ребенка, тем более не младенца, очень сложно. Вчера ребенка еще не было. А сегодня уже куча сложностей, часто конфликтов. И надо всегда помнить о том, что ребенок уже был отвержен, у него есть свой горький опыт и травмы, мешающие нормально развиваться и выстраивать отношения в семье.

Пока мы беседуем, Татьяна часто повторяет: «Мои дети родные, просто они рождены сердцем». У нее не было девяти месяцев ожидания, гормональной перестройки, как у обычных мам. Вместо этого – четкое понимание того, что приемное родительство и детки (пусть сложные, пусть особенные) – это навсегда. Мысли, что ребенка можно вернуть, отказаться, в случае, если что-то пойдет не так, Мишкины не допускают.

Вера и традиция, по словам мамы Тани, хорошо ложатся на детские израненные души, врачуют и укрепляют. Вот и у Саши в церкви всегда прилив сил и эмоций. Малышка крестится правой и левой рукой, наотмашь. В храме она испытывает восторг – пляшет во время Херувимской песни, а когда идет Евхаристический канон, встает на коленки и тыкается лбом в пол. И этим счастьем она сполна делится со своей мамой.

Женя ведет себя на литургии более степенно. Он сдержан и собран, слушает очень внимательно. Удивительно, но с самого начала сын в храме не шалил, не бегал. Как-то понял и почувствовал, что это особенное место, святое, и вести себя нужно соответственно.

— Я не представляю, что было бы с Сашей, не попади она к нам, — размышляет Татьяна. — Я счастлива от мысли, что могу подарить ей и Жене свою любовь! Бояться косых взглядов, непонимания, осуждения? У меня быстро выросла толстая кожа. Ведь дети с особенностями развития учат всех нас, взрослых, любви, терпению, правильному и более мудрому отношению к жизни. Эти дети не ошибка природы, они пришли в этот мир не случайно. У Господа все всегда устроено для нашего счастья, все правильно, даже если поначалу нам так не кажется. Даже то, что пока мы не родили своих кровных малышей, промыслительно – возможно, тогда мы не смогли бы усыновить этих наших детей.

Еще детей? Супруги на это настроены. Правда, усыновить пока не разрешат органы опеки из-за маленькой жилплощади. А своих родить – как Бог пошлет.

Марина Дружкова
Фото из семейного архива Мишкиных

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.