Главная > Малая церковь > Родители трудолюбивы — и дети не ленивы
«Ведомости Нижегородской митрополии» 17 (149) 14:50, 13 сентября 2018

Родители трудолюбивы — и дети не ленивы

Однажды мы проезжали через село Шилокша Кулебакского района, и наш взгляд поневоле задержался на деревянной скульптуре медведя около одного из домов. Мы не могли не остановиться — любопытство взяло верх: прямо на улице работал мастер. Оказалось, добродушный медведь — только часть композиции, которую Владимиру Громову заказали для пасеки. А вообще, у его большой семьи огромное хозяйство и интересная жизнь.

Увлечение, ставшее заработком

— Будет еще старичок с рамкой меда, зайчик с дымарем и несколько ульев, — поясняет хозяин. — Вообще, все и началось с медведей. Жизнь заставила. Раньше я ездил на заработки в Москву: семья большая, надо было поднимать детей. А почему медведь? Наверное, он ближе всего русской душе.

По словам Владимира Громова, чтобы изготовить такую скульптуру, требуется три дня. Материа­лом служат в основном тополь, ветла и сосна. Работает мастер топором и бензопилой.

— Я не умею рисовать, — признается он. — Легче пилу взять в руки. Каких только медведей у меня не было — и с балалайками, и с гармошками! Заказов много — от Кулебак до Греции. Без работы не сижу. Это и хобби мое, и заработок. Вот смотрите, недавно привез из города дерево, — показывает огромную ветлу, — получится голова богатыря.

Однако некоторые заказы — иконостасы и деревянные колонны для церкви — он делает бесплатно.

— У нас верующая семья, — говорит Владимир Васильевич. — Без веры нельзя.

Пока мы наблюдали за его работой, вернулись из школы сыновья — четырнадцатилетний Антон и Александр, старше брата на год.

— Мои помощники, — улыбается отец. — Помогают довести до ума скульптуру — шкурят. И скотину накормят — у нас большое хозяйство. Антон, хотя и младше брата, зато очень ответственный. И с других братьев и сестер умеет спрашивать.

— А других сколько? — интересуемся мы.

— Всего у нас 13 детей, из них 11 — приемные, — отвечает многодетный отец, немало удивив нас. — Весело живем!

Просто надо любить

Перемены в семье Громовых произошли, когда их младший сын Валерий едва начал ходить, а старшей Елене еще не было и шести лет. Семейство только что переехало в Кулебаки.

— На Рождество я зашла к родственникам и стала свидетельницей драки между моим дядей и его женой, пришлось вызывать милицию, — вспоминает Марина Громова. — Они и предложили мне взять детей.

Так пятилетняя Надежда и полуторагодовалая Алевтина поселились в их доме. И уже не захотели никуда уходить, а когда их непутевые родители, которых лишили прав, изредка проходили мимо, старшая из сестер в ужасе пряталась в ванной.

Спустя четыре года Марина пришла по своим делам в органы опеки, где ей предложили взять маленького мальчика, которого оформляли в детдом. Саше едва исполнилось два с половиной года, он практически не умел ходить и вообще не разговаривал. Документы пришлось оформлять долго — не было даже справки о рождении ребенка.

В новой семье мальчик уже через полгода заговорил, а в первом классе он читал не хуже других. Расстался и с букетом болезней — когда приемные родители привезли его на обследование в Нижний Новгород, врачи в удивлении развели руками.

Позднее сестры поехали в лагерь и познакомились там с Максимом, тот рос в Дзержинском детдоме. И уговорили родителей взять подростка. Пришлось срочно менять дом, в котором большой семье стало тесновато.

Громовы снова вернулись в Шилокшу.

А когда в Кулебаках оказался на грани закрытия детский дом, никто из многочисленных родственников одиннадцатилетнего Димы и его брата Артема, старшего на год, не захотел приютить мальчиков. Нетрудно догадаться, что это сделали супруги Громовы.

— Только Ефросинью мы сами разыскивали, — рассказывает Марина Алексеевна. — О ней мы услышали от дочери моей подруги, отдыхавшей с ней в лагере. Она отзывалась о сироте, как об умнице, которая пишет стихи. Мы нашли Ефросинью в Нижегородском детдоме, но она согласилась к нам ехать только при условии, если мы возьмем ее подружку Наташу.

Домой супруги вернулись с двумя девочками, увидев в этом Божий Промысл, ведь к этому времени Елена и Надежда уже вышли замуж.

А вскоре они привезли из интерната Антона и Сашу. В опеке не стали скрывать, что братья — трудные подростки: учиться не хотели и держали сверстников в страхе — но это не остановило будущих родителей.

— У нас свое мнение, — заявляет Марина Громова. — Мы должны сами убедиться. А мальчики оказались замечательными.

Последний, 12-летний Варлаам, появился в семье более полугода назад. Прежде он жил в жутких условиях, испытывая голод и холод, у него даже не было кровати — спал на коврике в прихожей, над ним издевались одноклассники.

— Сейчас Варлаама не уз­нать, — радуется многодетная мама. — Его не надо заставлять утром чистить зубы, он сам делает уроки, чего не было раньше. Стала затихать и мучившая его аллергия.

В чем секрет таких успехов? Родители объясняют просто:

— С детьми надо заниматься, не отмахиваться от них, разговаривать по душам, обсуждать проблемы, помогать с уроками. А главное — их просто надо любить.

Лентяев нет

У каждого из ребят свои обязанности. Если поначалу кто-то отлынивал и его трудно было приучить к порядку, то со временем все научились не лениться.

— Как правило, дети, которые росли в детских домах, вообще ничего не умеют, — говорит мать. — Максим впервые у нас увидел корову и поросят. Труд —это главное, к чему мы приучаем своих детей. И воспитываем их собственным примером — мы с мужем встаем рано, крутимся целый день. В нашей семье нет лентяев.

Подворье у Громовых действительно большое, живности полный двор: две коровы, два быка, телята, поросята, куры, утки и пчелы — 10 ульев. Но доить хозяйка не доверяет никому, даже мужу, хотя он умеет это делать.

— И на кухне хозяйничаю только я, — улыбается женщина. — Но если уезжаю по делам, готовят все. Мясо, молоко и яйца у нас круглый год, холодильник не закрывается. Делаем творог, масло, сметану, сыр. Коровы у нас высокоудойные, хватает и на продажу, есть постоянные клиенты. Солений полный погреб, одних только огурцов засолили 150 трехлитровых банок, полно салатов и варенья.

Зато на пасеку хозяйка ни ногой. Пчеловодством занимаются муж с сыновьями. Этим летом решили сами запасать сено — взяли в аренду 20 гектаров лугов, пасти животных тоже есть кому.

— С мужем мне повезло, — признается Марина Алексеевна. — Другого такого не найдешь, он вообще ни минуты не сидит без дела. Я поддерживаю его увлечение. Только надо было заняться резьбой раньше, когда остались без работы… Мы вместе трудились в швейном цехе, он был единственным мужчиной в +женском коллективе: и за наладчика, и за грузчика, и воду возил — словом, мастер на все руки.

С мужем они венчались. Кстати, в Шилокше есть храм в честь Архангела Михаила, там крестили Сашу. И дома у Громовых иконы в каждой комнате. Младшие дети занимались в воскресной школе. А нынешней весной, накануне Пасхи, впервые причастили Варлаама.

За детей — горой

Несколько лет назад семья Громовых участвовала в региональном конкурсе и заняла первое место в номинации «Лучшая семья», о них сняли фильм на областном телевидении. К презентации готовились всем дружным семейством — учили стихи, написанные сообща, репетировали песни. Талантов не занимать: Валерий, Лена и Ефросинья играют на гитаре, Елена училась еще в музыкальной школе по классу фортепиано.

Сейчас Ефросинья учится в Московском институте культуры на эстрадно-джазовом отделении, мечтает поступить в ГИТИС. Максим после окончания Кулебакского техникума продолжил учебу в Княгининском институте. Наталья окончила два курса Выксунского духовного училища. Пятеро детей — в Ардатовском аграрном техникуме. Сыновья не равнодушны к спорту — увлекаются дворовым футболом. Дмитрий намерен служить в ОМОНе, Александр хочет стать военным.

— Нам не стыдно за детей, — улыбается Марина Громова. — Мы за них — горой, никогда не позволим кричать на них и унижать и сами никогда не ругаем при посторонних. Стараемся разбирать ошибки в семейном кругу и объяснять, как нужно себя вести. Ни разу не пожалели, что у нас такая большая семья. Была бы возможность, взяли бы еще детей.

Конечно, многодетная семья не бедствует, но теперь, когда старшие выросли и учатся, расходы увеличились.

— После достижения приемными детьми 18‑летнего возраста мне зарплату уже не платят, а пособие — мизерное, — говорит Марина Алексеевна. — Да и очередь на жилье практически не двигается. Только Надя получила квартиру. Мы предлагали взрослым сыновьям и дочерям снимать жилье, но никто не хочет уходить, — улыбается она.

Их собственная дочка, родив двоих детей, тоже взяла приемного ребенка. Девочка в два года не умела ходить и весила всего семь килограммов. Через несколько месяцев ее было уже не узнать.

Так их воспитали родители, что чужих детей не бывает.

Светлана Гундорова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.