Главная > Без рубрики > Родной для болгар и русских
«Ведомости Нижегородской митрополии» 4 (136) 09:31, 22 февраля 2018

Родной для болгар и русских

Фото pravoslavie.ru

В 2016 году состоялась канонизация замечательного русского богослова, подвижника благочестия и чудотворца, нашедшего место своего последнего упокоения в Болгарии, где он служил с 1921 года. И если в Болгарии «дедушку владыку Серафима» больше знают как святого, которому Господь даровал изобильную благодать чудотворений, то в России он известен в первую очередь своими блестящими богословскими сочинениями, отстаивающими истинность и чистоту православной веры.

Необычное благословение

На надгробии святителя по его желанию написаны слова псалма: «от чрева матере моея Ты ecи мой Покровитель» (Пс 70:6). Это не случайно: покров Божий он ощущал над собой всю жизнь.

Он был десятым ребенком в небогатой семье рязанских мещан Бориса и Марии Соболевых. С раннего детства его отличали искренняя вера и исключительная любовь к Богу и ближним. В последнем классе семинарии Николай загорелся желанием отдать Господу все свои силы и дал обет стать монахом. В 1904 году он отправился в Петербургскую духовную академию, во время учебы в которой несколько раз посещал отца Иоанна Кронштадтского.

На четвертом курсе перед Николаем встал вопрос о постриге, и однажды, когда он читал житие недавно прославленного Серафима Саровского, его озарила мысль: спросить преподобного, обратившись к нему, как к живому. Положив поклон перед книгой, как перед самим старцем, Николай помолился, открыл наугад житие и прочел отрывок, в котором старец Серафим благословляет двух послушников на монашество! При постриге Николай получил имя в честь преподобного Серафима.

По окончании академии отец Серафим служил в духовных училищах Житомира и Калуги, часто посещая старцев Оптиной пустыни. В 1911 году он был назначен инспектором Костромской семинарии, а на следующий год — ректором Воронежской семинарии с возведением в сан архимандрита. Здесь застал его Октябрьский переворот.

Эмигрант по послушанию

В феврале 1918 года в Воронеже был расстрелян крестный ход насельников и прихожан Митрофанова монастыря, были вскрыты мощи святителей Тихона Задонского и Митрофана Воронежского. Семинария была закрыта. В октябре большевики живьем закопали в землю семерых насельников Митрофанова монастыря. Архиепископ Серафим стал очевидцем этих страшных событий и впоследствии говорил, что до сих пор помнит стоны мучеников из-под земли.

После начала Гражданской войны отец Серафим вместе со многими представителями русского духовенства оказался в Крыму. Здесь в 1920 году на праздник Покрова Пресвятой Богородицы в Покровском кафедральном соборе Симферополя состоялась его архиерейская хиротония. Вскоре с великой скорбью он покинул Родину — не по своему желанию, а по благословению старца-епископа Димитрия (Абашидзе), которого глубоко почитал. В августе 1921 года Святейший Патриарх Тихон назначил его управляющим русскими приходами в Болгарии.

Гробница архиепископа Серафима (Соболева)

Можно без преувеличения сказать, что он был душой всей русской колонии. Будучи сам в нужде и лишениях, заботился о бедных и больных: одних устраивал в больницы, для других добивался выплаты пособий, некоторых просто содержал сам. Не меньшую любовь он оказывал и болгарской пастве. Владыка Серафим искренне полюбил эту страну, с радостью посещал главную святыню болгарского народа — знаменитый Рыльский монастырь, имеющий для страны такое же значение, как Троице-Сергиева лавра для России.

В 1934 году владыка Серафим был возведен в сан архиепископа. Поток людей, приходивших к нему для духовного окормления, все увеличивался. Его дерзновенная молитва ко Спасителю и Божией Матери была чудодейственной, возвращала к жизни даже безнадежных больных, о чем сохранилось немало свидетельств. Святитель был наделен даром прозорливости, которая поражала всех. Но сам он старался скрывать ее, говоря: «Это случайно».

Побольше простоты!

С момента пострига и до самой смерти он нес подвиг строгого поста: в продолжение многих лет вкушал пищу только один раз в день, непрестанно молился, служил часто и с огромным благоговением. Вместе с тем, он был очень простым и открытым для всех людей. Владыка приводил слова праведного Иоанна Кронштадтского: «Поменьше своемудрия, побольше простоты». Еще одно наставление, которое он часто пов­торял: «Храните чистоту души». Чистота же его собственной души была такой, что еще при жизни люди видели в нем святого.

Владыка видел, что после поражения обновленчества в России «православный модернизм» начал распространяться в других Поместных Церквах, и считал своим долгом ревностно защищать истину. Он был резко против перехода Церкви на новый стиль, называя его порождением католичества и явлением противоцерковным. Он говорил: «Мои книги — это моя кровь». И действительно, в этой борьбе владыка не щадил самого себя: писал не только днем, но и по ночам, не давая себе отдыха. За свой великий подвиг святитель удостоился от Бога кончины в день Торжества Православия — 26 февраля 1950 года.

Канонизация ревностного защитника чистоты православия и выдающейся фигуры «белой» эмиграции произошла за год до 100-летия Октябрьской революции. Одинаково родной для болгар и русских святитель Серафим молитвенно престоит пред Богом за оба православных народа.

Подготовила Марина Дружкова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.