Главная > Без рубрики > Русский легион чести
«Ведомости Нижегородской митрополии» 12 (168) 17:48, 27 июня 2019

Русский легион чести

Во время Первой мировой войны, когда Россия выполняла свой союз­нический долг, очень тяжело пришлось двум государствам — Франции и Греции. Император Николай II дал приказ помочь им. Так был создан Русский экспедиционный корпус (РЭК). В мае этого года в Москве состоялась научная конференция, посвященная забытой странице русской истории. Участие в ней принял и нижегородский историк Александр Лушин.

Воевать со своим народом немыслимо

1916 год. Франция частично оккупирована немцами, надежды на победу мало. Похожая ситуация на Балканах. В этих условиях Русский экспедиционный корпус отправляется во Францию. Отбирали в него, как правило, солдат и офицеров, уже прошедших войну, имевших награды. Унтер-офицеры, по большей части, были георгиевскими кавалерами. Во Франции корпус разделили на две части — Особые русские бригады. Одна осталась в стране, другая отправилась на Балканы.

Воевали русские храбро. Союзники сразу поняли, какая серьезная помощь пришла. Но просуществовал корпус лишь до конца 1917 года. После Февральской революции Временное правительство поддержало идею ведения войны до победного конца, а вот уже после Октябрьской большевики решили упразднить корпус. «Долой войну, зачем воевать за чужую страну…» — под такими лозунгами началось разложение армии.

Рядовые солдаты в большинстве своем требовали отправки домой (многим из тех, что вернулись, пришлось в 1930-е годы несладко: кто в лагеря, кому расстрел). Часть офицеров выехала в Россию для участия в Белом движении. Но многие остались. По нравственным причинам: война была гражданской, брато­убийственной, драться со своим народом эти люди считали немыслимым. Солдаты и офицеры, оставшиеся во Франции, продолжали воевать с немцами. Было создано новое воинское подразделение — Русский легион чести.

Дрался он совершенно отчаянно! В бою офицеры и солдаты брали в руки винтовки и шли цепью в штыковую атаку. Шли молча, без криков, и яростно кололи противника. Психологическое воздействие было очень сильным. Немцы русских легионеров просто боялись. Перед сражением под Суассоном 1-й батальон Русского легиона состоял из 500 человек, 130 осталось лежать на поле боя.

Легион чести существовал до осени 1918 года, потом был распущен. Часть его воинов ушла из армии, и они остались жить во Франции, а другая поступила в иностранный легион. Из солдат были созданы рабочие роты, аналог наших строительных войск.

Это нужно знать

— Долгое время в нашей стране о Первой мировой особо не говорили, дали ей название империалистической, — говорит Александр Николаевич Лушин. — Тем более старались забыть тех, кто был во Франции, и о легионе чести особенно. Но интерес к русским бригадам в последние годы возрос. Большая роль в этом принадлежит Наталье Родионовне Малиновской, дочери маршала Советского Союза Малиновского, который в свое время был воином РЭКа. Вокруг нее стали сплачиваться люди, которые хотели восстановить правду о корпусе, о легионе чести. Стали собираться потомки, многие живут за границей. Появился фонд «Общество памяти воинов Русского экспедиционного корпуса 1916–1918 годов». И это начинание получило настолько живой отклик! И от властей, и от общественных структур.

16–18 мая в Москве на базах центра «Русское Зарубежье» и Центрального музея Вооруженных сил Российской Федерации прошла первая Международная научная конференция, посвященная Русским особым бригадам. Приехали видные историки из пяти стран мира — более 40 человек. У некоторых — русские корни.

Среди организаторов конференции – Патриарший совет по культуре Русской Православной Церкви, Министерство Вооруженных сил РФ, Министерство культуры РФ, общественные организации. На открытии форума было зачитано приветствие Президента России Владимира Путина. В нем говорилось о том, что наконец открывается истина о той войне, и что общество должно знать о героизме наших предков.

— Парадоксально, но во Франции, Греции, США выходит большое количество книг об этом, а у нас практически ничего, — рассказывает Александр Лушин. — Меня поразило выступление профессора Гельтона (это один из крупнейших современных историков). Доклад назывался «Русский легион чести: реальность сильнее мифов». Факты очень интересные приводил, аж мурашки по коже…

В первый день участники стали почетными гостями выставки, открывшейся в Центральном музее Вооруженных сил России. Она — о Русском экспедиционном корпусе и Легионе чести. Уникальные вещи, фотографии… Целый стенд здесь посвящен родственникам Александра Николаевича.

Простреленная ряса

— В корпусе воевал мой двоюродный прадед протоиерей Николай Цветаев, — рассказывает Александр Лушин. — Он был военным священником, служил в маршевом батальоне, награжден золотым наперсным крестом на ленте ордена святого Георгия, то есть он Георгиевский кавалер. А такие награды давались исключительно за личное мужество, проявленное в бою. У отца Николая и еще были награды: ордена святой Анны и святого Владимира. В составе экспедиционного корпуса он воевал до самого его роспуска.

К этому моменту во Францию приехал младший сын батюшки — Николай Николаевич. Старший — Александр — в это время воевал в Белой армии на юге России. Николай Цветаев-младший был выпускником юнкерского училища, прапорщик, потом получил чин подпоручика. Приехал и сразу вступил в Легион чести. Ему было 19 лет.

Воевал Николай в батальоне, где его отец был военным священником. В одном из боев получил тяжелое ранение. Поскольку попал во Францию при Временном правительстве, то его еще успели отметить. За проявленное мужество он получил Анну IV степени. Это так называемое Анненское оружие — на эфесе шашки крепился знак ордена Святой Анны. А французским правительством он был награжден Военным орденом с серебряной звездочкой.

— Известный историк Александр Миссонов, выступая на конференции, обратился лично ко мне, — вспоминает Александр Лушин. — Он рассказал об одном эпизоде битвы под Суассоном. Оказывается, когда почти все офицеры в батальоне были убиты и ранены, остались юные прапорщики, внезапно на боевых позициях появился протоиерей Николай Цветаев. Он поднял крест над головой и повел батальон в атаку! И они опрокинули немецкие позиции. Я об этом не знал! То, что у него была ряса простреленная, пробитая пулями, было известно. Но вот эта история абсолютно новая.

Отец Николай числился во французской армии до 1920 года, в Марокканской дивизии. С конца 1918-го она уже в боях не участвовала, и батюшка ездил по тем самым русским рабочим ротам. Служил, читал проповеди и дарил книги. В Русской общественной библиотеке имени И. С. Тургенева в Париже до сих пор хранятся книги с его автографами. Те, что он подписывал офицерам и солдатам. Отца Николая паства очень любила.

— Многое мне было известно из семейной истории, — говорит Александр Николаевич. — Но о том, что на самом деле происходило во Франции во время Первой мировой войны, мы узнали не так давно. Раньше не было возможности изучать французские документы. Замечательно, что есть подвижники, которые ищут документы, выкупают их, а потом присылают потомкам, мне в том числе. На конференции, кстати, говорилось, что возвращение истории РЭК важно не только для русских, но и для греков, французов, македонцев, сербов. Почему? Мне ответили так: «Просто мы поняли, что вы не бросаете своих. Вы не народ-предатель».

На форуме прозвучало пожелание построить в Москве храм, посвященный памяти воинов Русского экспедиционного корпуса и Легиона чести. А еще ученым-историкам и потомкам бойцов легиона представили проект памятника. Стоят трое: офицер с шашкой, солдат со штыком и священник с поднятым крестом. Всем вспомнился отец Николай…

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.