Главная > Святители > Архиепископ Сергий (Гришин)
14:34, 31 июля 2015

Архиепископ Сергий (Гришин)

Архиепископ Сергий родился 12 февраля 1889 года в селе Шемозеро Олонецкой губернии, в простой крестьянской семье. В святом крещении был наречен Алексеем. С раннего детства Алексей воспитывался в простоте и чистоте христианской веры. Еще ребенком он всей душой почувствовал благодатную красоту храма Божия и церковного богослужения. В храме Алексей начал свою сознательную жизнь: под руководством престарелого священника он учился читать и писать. Первый его духовный руководитель укреплял веру мальчика, приближая его к Церкви, поощряя пытливый ум к познанию Бога. Чуткий священник понимал, что способности Алексея требуют богословского образования, и благословил его на учебу в Духовное училище. К этому времени у Алексея скончался отец, и он лишился материального обеспечения. Пешком, почти без денег юноша отправился в Петрозаводск. Чтобы прожить, он взялся за тяжелую работу, но, благодаря помощи добрых людей, был вскоре все-таки устроен в Духовное училище, а затем и в Духовную семинарию, проявив себя способнейшим из учеников.

По окончании Духовной семинарии 22-летний Алексей Гришин, как наиболее одаренный и трудолюбивый ученик, был направлен для продолжения образования в С.-Петербургскую духовную академию, на государственное содержание. На третьем курсе обучения в академии сбылась давняя мечта Алексея — принять монашество. Его постригли в стенах Александро-Невской Лавры с наречением имени Сергий. 6 мая 1914 года он был рукоположен в сан иеромонаха, а в 1915 году, когда завершилось его обучение, иеромонах Сергий решением начальства был отправлен полковым священником на германский фронт.

Отец Сергий более двух лет находился на передовых позициях, где перед лицом смерти пламенными проповедями зажигал патриотизм в сердцах русских воинов. Много трудностей и опасностей пришлось пережить молодому иеромонаху за эти два года, но Господь хранил своего будущего святителя. По окончании войны, уже в смутное и тяжелое время, в 1917 году, решением Святейшего Синода иеромонах Сергий был поставлен настоятелем Боровского Пафнутьевского монастыря, в котором и настоятельствовал, имея сан игумена, до 1925 года. По отзыву одного из старцев, игумен Сергий был для своих подчиненных любящим отцом, стараясь входить в положение каждого пасомого, сострадать ему в скорбях, окружать любовью и заботой. Вместе с этим игумен Сергий проявил себя и прекрасным администратором, и горячим молитвенником. Он непрестанно до конца своей жизни пламенно молился Господу о своей пастве и о своих духовных чадах. Он зорко следил за духовной жизнью паствы, глубоко скорбел об ее духовных болезнях, но никогда не осуждал грешника. Его личная жизнь была неотделима от жизни братии монастыря, и можно с уверенностью сказать, что игумен Сергий выполнил слова Апостола: «Быть всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых». Таким же добрым пастырем он оставался и в других местах своего служения.

23 апреля 1927 года, в день памяти св. Георгия Победоносца, в Москве в Кафедральном соборе состоялась торжественная хиротония игумена Сергия во епископа Серпуховского, с назначением на должность управляющего делами Святейшего Синода. Будучи епископом Серпуховским, Владыка Сергий управлял Московской епархией и являлся ближайшим помощником Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия. Надо отметить, что епископ Сергий был на протяжении всей своей жизни глубоко предан Блаженнейшему Митрополиту Сергию (Страгородскому). Их знакомство состоялось еще в Петербургской духовной академии, где Сергию (Гришину) выпало счастье иметь среди своих ректоров и будущего Святейшего Патриарха Сергия.

С 3 апреля 1928 года Сергий (Гришин) возглавил Олонецкую епархию с титулом епископа Олонецкого и Петрозаводского, но уже через месяц был назначен епископом Полтавским. 9 апреля 1932 года он, решением Патриаршего Синода, определен управлять Киевской епархией, где на его долю выпала огромная администраторская работа. С утра до позднего вечера Владыка Сергий занимался епархиальными делами, но, несмотря на это, по нескольку раз в неделю совершал богослужения в храмах. И здесь он никогда не отрывался от паствы, входил в ее нужды, откликался сердцем на все ее скорби и радости.

26 июня 1934 года архиепископ Сергий переведен в Харьков и в том же году удостоен права ношения бриллиантового креста на клобуке. С 23 октября 1934 года он понес послушание архиепископа Вышгородского. Паства украинских епархий глубоко ценила сердечное и внимательное отношение к ней Владыки Сергия.

5 февраля 1935 года архиепископа Сергия назначили на древнюю Владимирскую кафедру, куда он прибыл с несколькими священниками из Киевской епархии и со своим келейником Анастасием (Оболенским), который в 1930 году уже подвергался аресту Полтавским райотделом ОГПУ. Архиепископ Сергий служил в храме святого Никиты Мученика (тогда это был Кафедральный собор). В одну ночь все они, и Владыка Сергий, и его келейник Анастасий (Оболенский), киевское духовенство, епископ Ковровский, викарий Владимирской епархии Афанасий (Сахаров), епископ Филипп (Гумилевский), епископ Ювеналий (Машковский), были арестованы. С 18 мая 1936 года архиепископ Сергий находился в заключении в лагере Псковского округа Ленинградской области, где работал конюхом. В 1941 году архиепископ Сергий был освобожден и назначен архиепископом Можайским, управляющим Московской епархией. Но началась Великая Отечественная война, и Владыка Сергий разделил с первосвятителем Русской Церкви Митрополитом Сергием (Страгородским) несколько месяцев жизни в эвакуации, в городе Ульяновске, куда была временно переведена Московская Патриархия. Там же, в 1942 году, Сергий (Гришин) получил назначение в Горьковскую епархию с титулом архиепископа Горьковского и Арзамасского.

Здесь необходимо дать хотя бы краткую справку о том, что представляла собой Горьковская епархия на этот момент времени. Из документов Государственного архива Нижегородской области (ГАНО) видно, что перед началом Великой Отечественной войны Горьковская епархия была близка к уничтожению. Почти все храмы были закрыты или уже не существовали. Немногие уцелевшие после жестоких репрессий, оставшиеся на свободе священники, уйдя в заштат, продолжали лишь тайком совершать богослужения и требы.

В 1943 году было подсчитано, что из 1126 церковных зданий епархии 892 использовались под клубы, школы и склады, а 228 просто разрушались, пустуя. (Всего по стране к началу войны было закрыто 8000 церквей. — Прим. Ред.).

Чудо перелома безнадежной, казалось бы, ситуации совершила, как это ни странно звучит, новая трагедия — война, заставившая советское правительство принять духовную, моральную и материальную помощь от разоренной, но не сломленной Русской Православной Церкви, носительницы и хранительницы идеи русского патриотизма и защиты Отечества как дела первостепенного, святого и праведного.

Перед лицом могущественного врага советское государство вынуждено было стать более лояльным к Церкви. Почувствовали перемену в отношении к себе и верующие Горьковской епархии, где именно в военные годы разрешили открывать храмы (тогда как буквально накануне войны, 8 мая 1941 года, в самом городе Горьком была закрыта последняя (!) из действующих церквей — в поселке Высоково)…

По всей стране служились молебны о даровании победы нашим воинам. Русская Православная Церковь утверждала народ в вере и надежде на помощь Божию, утешала скорбящих. Ежедневно за богослужениями возносилась молитва: «О еже подати силу неослабну, непреобориму и непобедительну, крепость же и мужество с храбростью воинству нашему на сокрушение и врагов и супостатов…» Во всех приходах страны был организован сбор пожертвований (денежными средствами и ценными предметами) на нужды обороны и помощь семьям защитников Отечества. На деньги прихожан храмов были сооружены танковая колонна имени Димитрия Донского и эскадрилья самолетов имени Александра Невского.

Горьковчане сделали очень большие пожертвования — 9 234 000 рублей. В первые же месяцы войны от одной только Троицкой Высоковской церкви города (а она вновь открылась 10 августа 1941 года) в Фонд обороны страны было внесено более миллиона рублей. На извещении об этом Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий (Страгородский) написал: «Браво, Нижний Новгород. Не посрамили Мининскую память. Бог всех вас да благословит». (Кстати, на момент проведения 24 августа 1942 года епархиального собрания, где на повестке стоял вопрос об увеличении отчислений из церковной кассы в Фонд обороны, от Высоковской церкви, по данным ГАНО, поступило на нужды войны уже 6 миллионов рублей).

В 1942 году городская Троицкая Высоковская церковь была еще единственной действующей не только в Горьком, но и на окрестные три района: число ее прихожан превышало 5 тысяч человек. Еще один храм на окраине города был близок к открытию: 14 апреля 1943 года горисполком предоставил церковь в пос. Карповка «для молитвенных нужд» создавшейся общине. Был назначен священник, который, не получив регистрации, отслужил три службы в возвращенной церкви. Но в ночь с 13 на 14 июня начался налет гитлеровской авиации: пять человек из двадцатки общины погибло, пострадало здание. (Церковь была отремонтирована и открылась 19 июля 1944 года). В августе 1943 года была открыта церковь в слободе Печеры Ждановского района города Горького. Поток писем в облисполком от верующих с просьбами об открытии других храмов не прекращался…

Возглавив Горьковскую кафедру в дни Великой Отечественной войны, архиепископ Сергий (Гришин) вложил много труда в дело помощи фронту и обороны государства. Вклад епархии был настолько солидным, что Сталин счел необходимым направить в адрес горьковской общины и лично архиерею письмо:

«Г. Горький. Архиепископу Горьковскому и Арзамасскому Сергию, председателю православной общины Высокову, зам. председателя общины Грибкову, члену общины Ляминой. Прошу передать православному русскому духовенству и верующим г. Горького, собравшим, кроме ранее внесенных 3 млн. рублей в Фонд обороны СССР, дополнительно 500 тыс. рублей на постройку авиаэскадрильи им. Александра Невского, мой искренний привет и благодарность Красной Армии».

За непрестанными церковными службами в Высоковском храме Владыка Сергий призывал вверенную ему паству следовать примеру нижегородского патриота Минина и отдать все силы на борьбу с вероломным врагом Отечества и православной веры, с оружием в руках отстаивая честь, независимость и свободу нашей Родины. Патриотические воззвания и статьи Преосвященного архиепископа Сергия были также опубликованы в печати. Он принял активное участие в создании в 1942 году объемного исторического труда «Правда о религии в России» (изд-во Московской Патриархии). Эта книга, где собраны потрясающие свидетельства военного времени от непосредственных участников событий, явилась своевременным ответом Русской Церкви на «крестовый поход» фашистов на православную Россию (несмотря на то, что составители книги вынуждены были соблюдать абсолютную лояльность по отношению к власти своей страны, еще недавно разорявшей собственные же храмы).

4 сентября 1943 года произошло историческое для Церкви и страны событие: в Москве состоялась знаменитая встреча Сталина с тремя иерархами РПЦ — митрополитами Сергием (Страгородским), Алексием (Симанским) и Николаем (Ярушевичем). На встрече были оговорены необходимые условия существования Церкви в СССР, ее сосуществования с действующей властью. Через четыре дня, 8 сентября, в столице был созван Архиерейский Собор, избравший Митрополита Сергия (Страгородского) Патриархом Московским и всея Руси. На Соборе присутствовали 19 архиереев (некоторые из них прибыли прямо из лагерей и ссылок). Среди участников Собора был и архиепископ Горьковский Сергий (Гришин): его избрали постоянным членом Священного Синода при Патриархе.

Однако спустя всего месяц после созыва Собора архиепископ Сергий тяжело заболел крупозным воспалением легких и скончался 14 октября 1943 года.

16 октября в Николо-Хамовническом храме в Москве состоялось отпевание Преосвященного архиепископа Сергия. К отпеванию прибыл и Святейший Патриарх Сергий. Строго и торжественно был совершен чин архиерейского погребения. Долго народ прощался со своим пастырем, после чего гроб с телом почившего святителя был перевезен на Введенское кладбище и после литии погребен недалеко от могилы митрополита Трифона (Туркестанова). Впоследствии на могиле архиепископа Сергия поставили памятник из черного мрамора, где в надгробной надписи титул «архиепископ Горьковский» был заменен на «архиепископ Нижегородский».

Из книги «Святители земли Нижегородской». Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затекин) и О. В. Дегтева. Нижний Новгород, 2003 год.