Главная > Святители > Епископ Зиновий (Красовский)
14:35, 31 июля 2015

Епископ Зиновий (Красовский)

Преосвященный Зиновий родился в 1884 году на Нижегородской земле, в семье священника Владимира Красовского, и в святом крещении был наречен Владимиром. В 1909 году окончил Нижегородскую духовную семинарию по первому разряду. Еще во время обучения в семинарии юный Владимир остался сиротой: скончался его отец.

10 сентября 1909 года, по благословению епископа Нижегородского и Арзамасского Назария, Владимир был назначен законоучителем церковно-приходской школы деревни Бугровой Нижегородского уезда. В тот же год он женился. 29 сентября 1909 года был определен на священническое место в Троицкую церковь села Ичалки Княгининского уезда. 18 октября Преосвященный Назарий рукоположил Владимира в сан иерея и назначил его настоятелем указанной церкви. С 29 октября 1909 года иерей Владимир Красовский определен законоучителем двухклассного мужского училища. Содержания от казны он не получал, как значится в его формулярном списке, а получал 150 рублей за преподавание Закона Божия в училище, имел 75 рублей в год кружечного дохода со своего храма, 400 рублей за аренду земли, требы же иерей Владимир совершал бесплатно. В 1911 году в их семье родилась дочь Елена. Этим и заканчивается послужной список священника Владимира Красовского, а из его биографии становится известно лишь, что сразу после родов скончалась его супруга матушка Евгения, и все последующие годы он жил целибатом.

Свой нелегкий путь иерей Владимир проходил с честью. Святая Церковь отличала его наградами, саном протоиерея и благочинного. В 1943 году он принял монашество с именем Зиновий и в том же году, 9 декабря, был хиротонисан во епископа Лысковского, викария Горьковской епархии.

В связи со смертью епархиального архиерея, архиепископа Горьковского и Арзамасского Сергия (Гришина), с 1944 года викарию Зиновию (Красовскому) пришлось временно самостоятельно управлять всей Горьковской епархией. В 1946 году Святейший Патриарх Алексий I утвердил его правящим архиереем с титулом епископа Горьковского и Арзамасского. В виду болезни Преосвященного Зиновия Святейший Патриарх назначил ему помощника, викария Лысковского Преосвященного Максима, который до этого занимал кафедру Каменец- Подольскую и Проскуровскую.

Епископу Зиновию довелось управлять Горьковской епархией в последний год Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы. Это было время, с одной стороны, всеобщей военной разрухи, голода, массовых тягот и лишений, трагических событий в каждой семье, но, с другой стороны, время возрождения церковной жизни, Русской Православной Церкви в целом, время перелома в отношениях Церкви и богоборческого государства. Постановлением Правительства СССР от 11 августа 1945 года Русской Церкви были возвращены права юридического лица, право иметь собственность и даже ее производить. Стали открываться храмы (в 1930-е годы и накануне войны в Горьковской епархии они закрывались по нескольку сотен в год).

В Горьковской области уже на 4 марта 1944 года в облисполком поступило 111 заявлений из 42 районов области с просьбой об открытии церквей. Открыто же было только 6 храмов, фактически уже действовавших: в городе Ветлуге и в селах Полховский Майдан Вознесенского района, Малом Мурашкине Большемурашкинского района, Шершово Перевозского района, Кубенцево Балахнинского района и Выездное Арзамасского района (для сравнения — до трагических лет наступления советской власти на Церковь в Нижегородской епархии действовало 1126 церквей). В самом городе Горьком за годы войны было открыто лишь три храма, и все — на окраинах.

В 1944 году запланировали открыть еще 5 сельских церквей — в Великом Враге, Гремячеве, Каменке, Богатиловке, Архангельском-Кобылине. В 1945 году было открыто уже 22 церкви, в 1946 году — 31, в 1947 — 44, в 1948 — 46. (Однако не надо думать, что и в последующие советские годы количество открываемых храмов в епархии продолжало расти в геометрической прогрессии: результат 1957 года — 51 действующий храм — не был превзойден до 1989 года! — Прим. Ред.).

И Церковь отнюдь не обрела полную свободу в своей деятельности. Спустя месяц после знаменательной встречи Сталина с тремя иерархами Русской Православной Церкви в Москве, 8 октября 1943 года был образован Совет по делам РПЦ при Совнаркоме СССР. Это ведомство, по словам Сталина, было призвано координировать интересы государства и Церкви. В каждую область страны направлялся представитель вышеупомянутого Совета — уполномоченный. В Горьковской области в период управления епархией Преосвященным Зиновием (Красовским) уполномоченный сменился трижды: первым был назначен И. А. Уткин, летом 1944 года — Ф. А. Мосунов, а с 1945 года уполномоченным на 15 лет, до 1960-го, стал А. М. Богданов.

Процедура открытия храма при новых порядках, например, была следующей: двадцатка верующих подавала ходатайство в местный Совет, тот пересылал ходатайство в Облисполком, тот — в Совет по делам РПЦ, который подавал документ с изложением аргументов в Республиканский Верховный Совет. Ответ шел по тем же инстанциям, но огромная роль в деле открытия или же неоткрытия церкви принадлежала органам местной власти.

Понятно, что власти на местах, как активные участники политики уничтожения храмов в недалеком прошлом, находились в некотором шоке от изменения правительственного «курса» в отношении Церкви. В лучшем случае, они не препятствовали робким попыткам жизнедеятельности церковных общин, но о том, чтобы делать встречные шаги, не могло быть и речи. Поэтому многие из первооткрытых в послевоенное время храмов пережили стадию полулегального существования. Даже ранее открытая в городе Горьком Карповская церковь около года бездействовала из-за саботажа Горсовета. Уполномоченный И. А. Уткин вынужден был в этой ситуации сам жаловаться в Совет по делам РПЦ: «Горсовет не дает положительного согласия на открытие и регистрацию священника. Меня осаждают верующие, настойчиво добиваются конкретного ответа. Прошу совета, как мне поступить в данном случае… Сообщить прошу мне, исключая Горсовет, после получения Вашего ответа попытаюсь договориться — или ходатайство отклонить, или дать согласие на продолжение службы, тогда зарегистрирую общину».

В 1944 году, когда Владыка Зиновий (Красовский) вступил во временное управление обширной Горьковской епархией, здесь было всего 38 священнослужителей. 26 из них побывали в тюремном заключении: осуждены были, в основном, по ст. 58, п. 10 — «антисоветская агитация». В 1947-м, за год до ухода на покой Владыки Зиновия, в епархии стало 55 священников и 19 диаконов (для сравнения: еще в 1937 году, до начала последней волны репрессий, обком партии насчитал в Горьковской области 1750 священников).

Жизнь сельских священников в это сложное время открытия первых храмов была тяжелой: реально на содержание духовенства средств у верующих не хватало, хотя под ходатайством об открытии церкви подписывались сотни и порой больше тысячи человек. Благополучнее жили священнослужители церквей на окраинах города. Например, Высоковская церковь, куда стекались тысячи православных, могла содержать штат в 15 человек и клир из двух священников и диакона. При этом же храме жил и получал содержание из его доходов архиерей: с 1944 года — Преосвященный епископ Зиновий.

Нельзя не отметить тот факт, что послевоенные годы были периодом и финансовых послаблений в отношении Церкви со стороны правительства: из многочисленных непосильных налогов, которыми духовенство облагалось до 1943 года (в таких размерах, что вынужденно отказывалось от службы), остались только подоходный и военный. В Горьковской епархии это позволило, например, церковному совету Печерской церкви не только восстановить один из красивейших (и до сих пор) храмов города, но и украсить его, так что, по словам иерея Лебедева, «храм… принял такой вид, в силу которого его можно назвать молитвенным зданием верующих, где они могут не только исправлять свои требы, но и находить уют и успокоение».

Сами верующие были в послевоенные годы убеждены, что их страна и правительство повернулись к ним лицом. «Учитывая призыв правительства и власти об открытии церквей, приветствуем возобновление в стране осознания, что верующие культурные люди должны идти рука об руку с властью трудящихся», — под такими искренними и достаточно наивными, на взгляд человека нашего времени, письмами в Совет по делам РПЦ подписывались члены церковных общин. Эти общины, сами еле стоявшие на ногах в финансовом отношении, выделяли деньги, к примеру, на благоустройство города. Оформилась традиция добровольных взносов: на Патриархию, на епархию, на патриотические нужды. Более того, в 1947 году епископ Зиновий письменно призвал все духовенство, советы церквей, верующих отметить всенародный праздник «30-летия Октябрьской социалистической революции» досрочным расчетом по государственному займу, досрочным взносом духовенством подоходного налога, увеличением взносов в фонд восстановления народного хозяйства. Сам епископ из личных средств сделал отчисления в Красный Крест, и его примеру последовали районные церкви.

В 1947 году «Журнал Московской Патриархии» опубликовал вести из Горьковской епархии, где советским правительством были награждены 7 священнослужителей медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.». Первым в этом списке значился Преосвященный Зиновий (Красовский).

Итак, служение Владыки Зиновия в Горьковской епархии совпало с поворотным моментом в жизни всей Православной Русской Церкви и ее верных чад: привлекая архивные документы, статистические данные и другие свидетельства, можно утверждать, что Горьковская епархия в эти годы «восстала из пепла», возродилась как факт. Церковь получила возможность существования и даже заняла свое место в структуре советской жизни.

Однако недолго Преосвященному епископу Зиновию дано было Богом нести архипастырские труды. В связи с тяжелой болезнью, которая не оставляла его в течение многих лет, он вынужден был 18 ноября 1948 года подать прошение об увольнении от дел епархии. На покое Владыка Зиновий прожил не более шести лет, невыносимо страдая от болезни.

4 июля 1954 года он принял мирную кончину.

Отпевание почившего архиерея совершил его преемник, архиепископ Горьковский и Арзамасский Корнилий, в сослужении всего городского духовенства. Множество верующих пришло отдать последнее целование архипастырю-страдальцу, из-за болезни пролежавшему шесть лет без движения. Тело святителя погребено возле алтаря Троицкого Высоковского храма Нижнего Новгорода.

Из книги «Святители земли Нижегородской». Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затекин) и О. В. Дегтева. Нижний Новгород, 2003 год.