Главная > Святые > Нижегородские новомученики > Священномученик Иоанн Флеров (1870 – 1918)
15:20, 25 января 2015

Священномученик Иоанн Флеров (1870 – 1918)

Иерей Иоанн Флеров с родственниками

Иерей Иоанн Флеров с родственниками

Храмоздатель Михайло-Архангельской церкви в селе Семьяны иерей Иоанн Клавдиевич Флеров посвятил всю свою недолгую пастырскую жизнь служению в этом сельском приходе. Это был видный и деятельный пастырь в дореволюционной истории Нижегородской епархии.

Родился отец Иоанн на нижегородской земле в 1870 году в крестьянской семье. 18 июня 1892 года окончил Духовную семинарию по второму разряду и через год поступил на службу в качестве преподавателя Закона Божия в земское начальное училище в селе Юрино Васильсурского уезда.

11 января 1895 года указом Нижегородской Духовной консистории Иоанн Флеров был определен настоятелем в село Семьяны Васильсурского уезда, и уже 14 января состоялось его рукоположение в сан диакона, а 22 числа — в сан священника.

Молодой батюшка много сил и времени отдавал не только служению в храме Божьем, но и преподавательской, просветительской и миссионерской деятельности. На протяжении многих лет (с 1895 по 1917 гг.) отец Иоанн являлся законоучителем в Семьяновском начальном земском училище. Служил также заведующим и учителем грамоты в церковно-приходских школах, как в самом селе, так и в соседних приходских деревнях: Никольское и Емельяново. Начиная с 1915 года, являлся наблюдателем церковных школ всего Васильсурского уезда. Обладая прекрасным голосом, кроме уроков Закона Божия, отец Иоанн проводил также с крестьянскими детьми уроки пения.

7 мая 1897 года в центре села Семьяны случился страшный пожар, в результате которого сгорело 155 жилых домов, все общественные здания, дома священнослужителей и деревянный Михайло-Архангельский храм. После этого несчастья прихожане единогласно избрали батюшку председателем комитета по постройке временного храма. Для этих целей из соседнего села Высокий Оселок была перевезена недействующая небольшая деревянная церковь, и уже через полгода, 22 января 1898 года, в Семьянах состоялось освящение новой деревянной церкви.

Но для столь многочисленного прихода этот храм был мал, и во избежание повторения такого происшествия, как пожар, отец Иоанн выступил инициатором строительства каменной церкви, организовав для этой цели сбор пожертвований. Впоследствии отец Иоанн был отмечен официальной письменной благодарностью со стороны епархиального начальства «за ревностные труды и усердие по сбору пожертвований на построение храма».

Настоятель обратился к Преосвященному Владимиру (Никольскому), епископу Нижегородскому и Арзамасскому, со следующим прошением: «Согласно приходского приговора крестьян села Семьяны и деревни Никольского Выселка Васильсурского уезда Нижегородской губернии от 1 октября 1898 года <…> всепокорнейше прошу Вас, Ваше Преосвященство, утвердить строительный комитет по устройству каменного храма в селе Семьяны…». В состав данного строительного комитета вошли представители самых разных сословий: уездный исправник, земский начальник, уездный предводитель дворянства и крестьяне.

Новую церковь в селе строили всем миром на собранные пожертвования. Крестьяне сами делали кирпич, заготавливали лес и доставляли строительные материалы, кроме этого, отрабатывали определенного рода повинность: каждая семья принимала участие в строительстве.

12 декабря 1901 года проект церкви был представлен для согласования в Нижегородскую Духовную консисторию, а 9 июня 1902 года Преосвященный Назарий (Кириллов), епископ Нижегородский и Арзамасский, совершил чин закладки нового каменного храма в селе Семьяны. Храм был заложен трехпрестольным: во имя Собора архистратига Божия Михаила и прочих Сил бесплотных, святых бессребреников и чудотворцев Косьмы и Дамиана, святителя и чудотворца Николая, крестителя Господня Иоанна и святого евангелиста Иоанна Богослова.

Спустя семь месяцев, в феврале 1903 года, в приходе вновь случилось несчастье — сгорела вместе со всем имуществом деревянная церковь. Однако благодаря активной деятельности отца Иоанна уже к Пасхе жители села смогли обустроить временную деревянную церковь, приспособив для этих целей здание местного начального земского училища. В своем прошении на имя владыки Назария с просьбой выдать святой антиминс и разрешить местному отцу благочинному освятить обустроенный алтарь, отец Иоанн с прискорбием писал: «Сердце мое изболелось от думы, что великие праздники Благовещения Пресвятой Богородицы, Вербного Воскресения, страстные дни и Святую Пасху придется провести как какому-нибудь беспоповцу. Без Божественной литургии я не в состоянии прожить этих дней. Мое положение и так самое тягостное, самое печальное. Пожалейте нас, Ваше Преосвященство!» Благословение было получено, и к утешению всех прихожан на праздник Святой Пасхи все желающие смогли причаститься Святых Христовых Таин.

В 1900 году ко дню Святой Пасхи отец Иоанн был удостоен своей первой награды — набедренника. В 1903 году батюшка был отмечен сразу двумя наградами: правящим архиереем Преосвященным Назарием «за отлично-усердное служение Церкви Божьей» — фиолетовой скуфьей, а от лица Святейшего Синода на Пасхальной седмице награжден камилавкой.

Визитная карточка иерея Иоанна Флерова

Визитная карточка иерея Иоанна Флерова

С 1907 по 1913 год отец Иоанн исполнял обязанности председателя строительного комитета по возведению в своем приходе каменного храма. В период строительства батюшке пришлось пережить со стороны некоторых прихожан несправедливые нападки, как главному руководителю и вдохновителю всех работ. Но постепенно деятельность строительного комитета под его руководством привлекла на свою сторону симпатии большинства прихожан и благотворителей. Господь послал для столь богоугодного дела строителям церкви щедрого мецената — московского купца Василия Степановича Плешачкова. Много помогали в возведении церкви и его компаньоны по торговле писчебумажным товаром, а также васильсурская купеческая вдова Екатерина Васильевна Дюжакова и ее сыновья.

В 1912 году, рассказывая на страницах «Нижегородского церковно-общественного вестника» о строительстве в его приходе церкви и о намерении Преосвященнейшего епископа Иоакима (Левицкого) освятить ее, отец Иоанн говорил: «Благодарение Господу Богу и добрым людям! Труды строителей принесли свой плод: храм выстроен и благоукрашен». Торжественное освящение церкви (главного престола) состоялось 23 сентября (по ст. стилю) 1912 года. На праздник к отцу Иоанну в Семьяны съехались многие священнослужители и монашествующие, во главе с епископом. Храм был переполнен народом. За литургией состоялось посвящение местного псаломщика В. А. Воскресенского в сан диакона.

Прошение иерея Иоанна Флерова епископу Балахнинскому Лаврентию (Князеву)

Прошение иерея Иоанна Флерова епископу
Балахнинскому Лаврентию (Князеву)

После службы по благословению Преосвященного Иоакима благодарные прихожане поднесли отцу Иоанну золотой наперсный крест, возложить который, однако, владыка тогда еще не мог, не имея на то разрешения Св. Синода. Принимая этот подарок, в ответном слове, указывая на свой иерейский крест, батюшка сказал: «С этим крестом я ездил к преподобному Серафиму и к преподобному Сергию, Радонежскому чудотворцу, молился перед угодниками Божиими об успешном построении сего храма. Этот св. крест во время всего молебна лежал на самой главе Преподобного Сергия под воздухом <…> Подносимый вами золотой крест, как более дорогой, обязывает меня и к большему терпению <…> если Господь пошлет мне испытание. В прошедшее время строительства между мною и некоторыми прихожанами были неудовольствия, обиды, столкновения. Настоящий радостный день в нашей приходской жизни обязывает нас забыть все и простить друг друга. Я прощаю всем и все, и меня Христа ради простите. Благодарю прихожан за дорогое подношение, благодарю и всех сторонних лиц, пожелавших посетить наше торжество и помолиться в новосозданном храме».

Спустя два месяца, 2 декабря 1912 года, по благословению правящего архиерея отец Иоанн освятил третий (последний) престол в своем храме во имя святителя и чудотворца Николая. В проповеди после богослужения им были произнесены такие слова: «До великого счастья дожили мы, дорогие прихожане! Великая радость для нашего прихода. Вы сами знаете, как близок нашему сердцу святитель Николай и как дорого его заступничество перед Господом за нас грешных. Но если счастливы все мы, то более всех я. Господь судил мне положить камень в основание сего святого храма; положить и последний камень в купол. Теперь по милости Божией и благословению нашего мудрого и доброго архипастыря мне привелось довершить и освящение нашего храма».

А затем батюшка рассказал прихожанам о том, как в детстве ему было явление иконы святителя Николая: «Мне было 5–7 лет, когда в какой-то большой праздник и рано утром пошел я к заутрене, и вот, когда вошел в сени, вдруг они страшно осветились; я обернулся назад и увидел на стене пресветлую икону святителя и чудотворца Николая — на мгновение, потом стало темно. Всегда помятуя о сем видении, я не понимал, к чему оно было. Теперь же я понял, что мне суждено было прославить святителя в сем новосозданном храме, поставить и самому освятить его престол против всех моих ожиданий».

Возведенный трудами и заботами отца Иоанна Архангельский храм отличался от других сельских церквей Нижегородской епархии своей монументальностью, красотой и благолепием. Внутренняя красота храма и по утвари, и по росписям поражала всех.

Новый храм был рассчитан более чем на тысячу человек. Выстроен он был по проекту нижегородского епархиального архитектора А. К. Никитина. Общая стоимость всех работ составила более 80 тысяч рублей, и на его строительство было употреблено около 1355540 штук кирпича.

3 февраля 1914 года за постройку в селе Семьяны каменного Архангельского храма отец Иоанн был награжден орденом святой Анны III степени.

В 1913 году, весной, когда по всей России праздновалось 300-летие царствования дома Романовых, прихожане церкви села Семьяны на приходском сходе под председательством отца Иоанна приняли решение в память об этом знаменательном событии соорудить в своей церкви дубовый резной киот с двуглавыми орлами и поставить в него памятную икону, посвященную юбилею династии Романовых, перед которой будет гореть неугасимая лампада, «дабы напоминать потомству о любви отцов к царствующему дому».

Выстроив и благоукрасив для своих прихожан прекрасный храм, отец Иоанн скажет: «Моя церковь долго будет стоять и никто к ней не подступится», — и в дальнейшем это предсказание исполнилось, но сам пастырь и храмоздатель с приходом к власти большевиков будет неоднократно подвергаться арестам по обвинению в контрреволюционной деятельности.

Наряду с приходскими трудами и заботами в период с 1905 по 1918 год батюшка был председателем приходского попечительства о семьях бедных прихожан, уездным наблюдателем за церковноприходскими школами и членом благочиннического совета, а также входил в состав епархиального комитета по реформе приходской жизни. За ревностное пастырское служение ко дню Святой Пасхи в 1916 году отец Иоанн был отмечен Святейшим Синодом очередной наградой — наперсным крестом.

Сын иерея Иоанна Евгений Флеров

Сын иерея Иоанна Евгений Флеров

В марте 1917 года в Губернский исполнительный комитет поступило заявление от 18 жителей села Семьяны, в котором они просили прислать депутатов, чтобы разобраться с теми односельчанами во главе с отцом Иоанном, которые «горячо защищают старый строй». Обвиняли батюшку, что он отказался отслужить панихиду по «павшим в борьбе за свободу» и в том, что на службах поминал бывшего царя.

В ответ на это заявление отца Иоанна вызвали в Васильсурск и, запретив возвращаться в Семьяны, изолировали из прихода «во избежание эксцессов с прихожанами». Сам же отец Иоанн следствию заявил, что «жалобы эти от кучки людей не составляют настроения всего общества, которое относится к нему благосклонно, и потому просит разрешения возвратиться в приход». В защиту своего пастыря выступила другая часть односельчан, которая обратилась к уездному комиссару с прошением, «в каковом объяснили, что они радуются совершившемуся перевороту, приветствуют новое правительство и просят отпустить к ним в с. Семьяны доброго духовного пастыря священника Флерова, на праздник Святой Пасхи». По милости Божией батюшка был отпущен, но спустя год его вновь будут обвинять в контрреволюционной агитации.

Весной 1918 года в уездном Комиссариате юстиции вновь по доносу односельчан было заведено дело в отношении контрреволюционных выступлений отца Иоанна, которое впоследствии было передано в следственную комиссию при ревтрибунале. На запрос в сельсовет об агитации против советской власти священника Флерова, члены сельсовета донесли, что он в проповедях выступал против новой власти.

Для разбирательства и ареста отца Иоанна в Семьяны были посланы сотрудники уездного совета. Но они не застали батюшку дома и стали опрашивать людей. В ответ на эти события 3 марта в селе начались волнения.

По набату церковного колокола люди собрались возле школы на стихийный сельский сход, на котором постановили: «…единогласно в том, что мы, общество в полном составе, подчиняемся всем властям и совету солдатских и рабочих депутатов. Все единогласно постановили батюшку не отпускать из с. Семьяны, а так как он ни в чем не виновен, то протестуем против возведенного на него обвинения в противлении советской власти и грудью отстоим его от всяких насилий со стороны кого бы то ни было…». Кроме этого, крестьяне решили послать со своим заявлением делегатов в Васильсурск для выяснения всех обстоятельств данного дела, надеясь, что их мнение будет услышано.

На следующий день, 4 марта, исполнительный комитет уездного совета вынес постановление: «…имея в виду, что священник Флеров ведет открыто контрреволюционную пропаганду, и что сторонники его без сопротивления решили его не выдавать, депутацию сторонников священника Флерова, явившихся, подвергнуть личному задержанию при Васильсурской тюрьме, впредь до выдачи Совету священника Флерова…». В качестве заложников милиция арестовала восемь жителей села Семьяны, которые обратились к властям в защиту своего пастыря.

Узнав о произошедшем, ради освобождения крестьян отец Иоанн прибыл в Васильсурск для дачи показаний. На вопрос о том, подчиняется ли он советской власти, отвечал: «Я только исполнял предписания и постановления своего духовного начальства, объясняя в проповедях все распоряжения, напечатанные в церковных газетах <…> читал послание Патриарха Тихона и декреты об отделении Церкви от государства». И в своем заявлении от 5 марта отец Иоанн открыто писал: «С церковного амвона по приказанию епархиального начальства я, как и все священники России, читал послание Патриарха Тихона об анафеме, объявляя декреты о Законе Божием, об отделении Церкви от государства. Ничего преступного я в этом не признаю, и не я виноват, что имеющие уши слышать, не слышат правды, а выводят всевозможные предумышленные заключения <…>. Я признаю cоветскую власть в государственной жизни как гражданин Российской рабоче-крестьянской республики и прошу освободить меня от всяких допросов, дознаний и вызовов…». Кроме этого, он считал, что дело это возникло по доносу нескольких человек, имеющих с ним личные счеты, и просил допросить других свидетелей, называя имена и фамилии 21 человека. Следственная комиссия взяла с отца Иоанна подписку о том, что он не должен покидать пределы уездного центра.

11 марта в Архангельском храме состоялось приходское собрание, на котором прихожане узнали, что их настоятелю вновь грозит опасность быть насильно удаленным из прихода и попасть под суд. Тогда прихожане составили новое заявление, в котором выразили любовь, уважение и доверие к отцу Иоанну, говоря, что все обвинения в его адрес необоснованны, и что другой священник им не нужен. Данное заявление подписали более 450 человек.

Но, невзирая на мнение большинства жителей села Семьяны, 20 марта 1918 года следственная комиссия вынесла постановление: дело священника Иоанна Флерова передать для рассмотрения в ревтрибунал, остальных же свидетелей не опрашивать. Публичное судебное заседание Васильсурского уездного ревтрибунала состоялось 12 апреля, но сам батюшка явиться на него не смог, по причине болезни и плохой дороги. Он передал властям, что он сильно болен, через силу ходит в храм, чувствуя невыносимую боль и слабость, что в текущую неделю говеет до 250 прихожан, оставить которых без исповеди и причастия он не может, и он по долгу службы, во исполнение воли прихожан и не имея отпуска, не может приехать в Васильсурск. Пастырский долг для отца Иоанна был выше страха перед новой властью. Суд вынес решение об аресте священника и до вынесения приговора заключении его в тюрьму, вновь назначив дело к слушанию.

Документ из следственного дела иерея Иоанна Флерова

Документ из следственного дела иерея Иоанна Флерова

В это же время, 11 апреля 1918 года, в семью отца Иоанна пришло страшное известие о смерти его единственного сына Евгения. В 1915 году в 19-летнем возрасте он ушел добровольцем на фронт, затем в Ретенберге попал в плен и 1 апреля 1916 года скончался от ран в передвижном запасном госпитале в местечке Скутари, где и был погребен. На фотографии сына батюшка напишет: «Неожиданное известие страшно поразило нас. Царствие Небесное тебе, дорогой ненаглядный мученик, спишь ты в сырой земле на чужой стороне». Не пройдет и полгода, как отец Иоанн сам примет мученическую кончину.

10/23 сентября 1918 года благочинный 1‑го округа Васильсурского уезда протоиерей Василий Успенский в своем рапорте на имя Преосвященнейшего Лаврентия (Князева), епископа Балахнинского, сообщал: «…6-го сего сентября последовала смерть подведанаго мне священника села Семьяны отца Иоанна Флерова. Последний умер по приговору cоветской власти. Поступок, за который осужден священник Флеров, мне неизвестен. После него осталась жена, детей нет.

Совершение богослужений в селе Семьяны поручено местным священникам села Воротынец, где их двое, а требоисправлениие — ближайшему священнику села Огнева Майдана». Когда отец благочинный писал эти строки, он не мог и представить, что спустя два месяца Преосвященнейший владыка Лаврентий также будет расстрелян.

Но именно это неопровержимое свидетельство и воспоминания жителей села Семьяны на сегодняшний день являются фактами, подтверждающими гибель сельского пастыря иерея Иоанна Флерова по приговору большевиков. В самом же следственном деле, кроме постановления от 21 июня 1918 года о прекращении следствия в отношении батюшки, ни о вынесении приговора, ни о его исполнении нет ни слова.

Михайло-Архангельская церковь села Семьяны

Михайло-Архангельская церковь села Семьяны

Расстрел отца Иоанна произошел по приговору так называемого «летучего отряда при Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениям по должности в Казанской губернии», который решил навести порядок и на окраине Нижегородской губернии, в Васильсурском уезде. Именно начальник этого отряда написал 7 сентября 1918 года начальнику милиции и местного ЧК: «Прошу сообщить немедленно, за что арестован товарищ Флеров, который был в Губчрезвычкоме и освобожден как не причастный в контрреволюционных выступлениях». Совершив убийство священника, только после чекисты сочли нужным ради оправдания вновь обвинять его в контрреволюционных действиях.

В Васильсурской тюрьме батюшку долго мучили, часто вызывали на допросы, требуя отречения от Христа и от священнического сана. Отец Иоанн категорически отказывался. В конце концов его вывели на кладбище и велели копать могилу. Выкопав, он стал молиться, а когда закончил, сказал: «Я готов». Отец Иоанн был убит залпом в спину.

После гибели отца Иоанна у его матушки Серафимы Петровны представители местного комитета бедноты изъяли все ценное имущество, но оставили дом и небольшой фруктовый сад, посаженный когда-то ее мужем. В течение 12 последующих лет она работала просфорницей при Архангельском храме. 25 марта 1930 года было подписано постановление о ее аресте по обвинению в связи с группой кулаков-лишенцев. На допросе матушка заявила: «…виновной себя в предъявленном мне обвинении не признаю, поясняю, что агитации я никакой против советской власти и проводимых ею мероприятий не веду. Кулаки-лишенцы в моем доме не собираются для обсуждения антисоветской деятельности». По приговору ОГПУ 55-летняя матушка Серафима была выслана на три года в Северный край. Дальнейшая ее судьба остается невыясненной.

После мученической кончины отца Иоанна храм в селе Семьяны обрел предстателя пред Господом. Безбожная власть долго пыталась закрыть церковь, но разорить и осквернить ее не удалось. В годы страшной Великой Отечественной войны, благодаря мужеству верующих местных женщин, в нем возобновились богослужения. И по сей день Архангельский храм является для всех нижегородцев памятником народного благочестия и истинного служения в нем замечательного пастыря и храмоздателя — иерея Иоанна Флерова.

Память сщмч. Иоанна 4 октября.

Цитируется по книге «Жития святых, новомучеников и исповедников Земли Нижегородской». — Нижний Новгород, 2015. Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затёкин), игумен Дамаскин (Орловский), О.В. Дёгтева.