Главная > Святые > Святые покровители Нижегородской земли > Великая княгиня Анастасия Иоанновна, супруга великого князя Андрея Константиновича, в иночестве Васса, в схиме Феодора
15:47, 31 июля 2015

Великая княгиня Анастасия Иоанновна, супруга великого князя Андрея Константиновича, в иночестве Васса, в схиме Феодора

st-vassa-1Благоверная княгиня Васса (Анастасия) — супруга Великого князя Нижегородского Андрея Константиновича (1355–1365) — была родом из Твери. Родители ее — отец Иоанн Славный и мать — Анна. Отец ее, как показывает название «славный», был боярин, происходил родом из Киева и прозывался Киасовским.

Родилась Анастасия в 1331 году «в царство царя Андроника Цареградского, а патриарх тогда был во Цареграде Калисте, а в Орде был тогда царь Азбяк (Узбек) в Сараи, а на Руси во княжение великого князя Ивана Даниловича Калиты, а митрополит был тогда на Руси Феогност».

С ранних лет она привыкла к «книжному учению», которое было в то время достоянием немногих. Предметом ее чтения было Божественное Писание, она знала Ветхий и Новый Завет. И это чтение глубоко запало в детскую душу, она «сердцем прилежаще к Божественному Писанию». Слово Божие сделалось ее достоянием, частью ее существа, и поэтому Анастасия «восхоте во иноческий чин облещися» (принять постриг).

Внутренняя потребность сердца, однако, столкнулась с долгом послушания родителям; ее желанию не суждено было исполниться. По воле родителей и, по-видимому, не без борьбы, она «нужею» «приобщилась законному браку» с Великим князем Нижегородским Андреем Константиновичем. Ей было в это время 12 лет.

Молодые супруги жили благочестиво, верные заветам Христовым.

Великий князь Андрей Константинович отличался глубокой религиозностью и христианской настроенностью. «Зело пишут его духовна и добродетельна». Он был человек «благочестивый», «честный и благоверный», «кроткой и смиренный», перед кончиною своею «во иноческий образ и в схиму облечеся».

Ревность его «по Бозе», между прочим, выразилась в том, что он «лета 1359 в Нижнем Нов Граде постави церковь каменную святого Архистратига Михаила близ двора своего».

В замужестве благоверная княгиня вела подвижническую жизнь, не поддаваясь прелестям мира сего, «не внимаше суетному сему житию, и славу суетного века сего нивочтоже вмени».

Рождение княгини Анастасии.  Миниатюра из  «Лицевого летописного свода»

Рождение княгини Анастасии.
Миниатюра из
«Лицевого летописного свода»

Благотворительность  Великой княгини Анастасии.  Миниатюра из  «Лицевого летописного свода»

Благотворительность
Великой княгини Анастасии.
Миниатюра из
«Лицевого летописного свода»

Поводов к этой «земной славе» в княжение Андрея Константиновича было немало. Княжество Нижегородское при Андрее было «крепко стоятельным». С Ордой и Москвой Андрей поддерживал, по крайней мере, внешне, добрые отношения. «Нижний при нем служил убежищем всех притесняемых мелких удельных князей, в нем искал приюта и защиты князь Галицкий, бежавший из своего удела, в нем скрывался князь Стародубский, выгнанный из своего удела великим князем Московским. Во всем подражая московскому князю, Андрей окружал себя пышной свитой, держал при себе и безуездных князей; заботясь о блеске своей столицы, он старался украсить ее разными сооружениями». Словом, княжение Андрея с внешней стороны, было, пожалуй, и пышным. Во всяком случае, стремления к пышности были. Однако, при всех соблазнах мирских, благоверная княгиня в посте «нелицемерном» и «красном» воздержании, в целомудрии, в умильной молитве и чистоте пребывала, и «изсуши тело свое жесткостью жития», под светлым княжеским одеянием носила она на теле своем власяницу.

«Неоскудная милостыня» благочестивой княгини ясно говорит о нищелюбии ее. Последняя черта христолюбивой княгини особенно является ценной потому, что последние годы княжения Андрея Константиновича были омрачены тяжелыми бедствиями, постигшими Нижний Новгород, о которых с видимым ужасом пишет нижегородский летописец.

Моровое поветрие, охватившее всю русскую землю, коснулось и Нижегородского княжества, народ умирал в огромном количестве; едва зараза начала ослабевать, как Нижний постигла новая невзгода: настала страшная засуха, травы высыхали и обращались в пыль, земля трескалась, и от необычайного зноя загорелись леса, солнца не было видно в густых тучах дыма, воздух наполнился удушливым смрадом, на людей напал страх. Смертельная зараза снова усилилась, в Нижнем умирало ежедневно до 100 человек. «Бысть знамения на небеси, — пишет летописец, — облака были овогда кровавы, овогда черны и мгла стояла три месяца и людем тогда бысть тягостно и скорбно и рыба в реках мерла».

Настоятель Вознесенского Печерского  монастыря архимандрит Дионисий  совершает постриг  Великой княгини Анастасии.  Миниатюра из  «Лицевого летописного свода»

Настоятель Вознесенского Печерского
монастыря архимандрит Дионисий
совершает постриг
Великой княгини Анастасии.
Миниатюра из
«Лицевого летописного свода»

Кончина Великой княгини,  схимонахини Феодоры.  Миниатюра из  «Лицевого летописного свода»

Кончина Великой княгини,
схимонахини Феодоры.
Миниатюра из
«Лицевого летописного свода»

В эту-то тяжелую годину скончался 2 июля 1365 года христолюбивый супруг ее Великий князь Нижегородский Андрей Константинович «и положен бысть в соборной церкви Боголепного Преображения идеже отец его Великий князь Константин Георгиевич положен». Княгиня же, много «плакавши по князи своем», похоронила его «с надгробными песнями». Глубокую скорбь княгини разделял и «весь град», и «державство», «восплакашеся по таковом благочестивом правителе».

После четырехлетнего вдовства Великая княгиня решилась выполнить давнее желание свое — «в иноческий чин облещися». Предварительно она раздает имение свое и богатство свое — злато, серебро и жемчуг — церквам, монастырям и бедным, «людей своих свободи» и «слуги своя и рабы и рабыни».

Пострижение она принимает от преподобного Дионисия, архимандрита Печерского, и поселяется в основанном ею по склону Кремлевской горы Зачатском монастыре, где учреждена была жизнь общежительная.

Жизнь ее в монастыре была образцом строгого подвижничества, она пребывала «в великом безмолвии» — один из самых суровых видов подвижничества, в строжайшем посте и воздержании и истязании плоти, «молитвами и слезами, стоянии нощным и неспанием, многажды и всю нощь без сна пребываше, овогда чрез день, овогда чрез два, иногда же и пять дней не ядяше, в мовню (в баню) не хожаше, в срачице не хожаше, но власяницу на теле своем ношаше: пива и меду не пьяше».

Отношения с внешним миром были совершенно прерваны, «из монастыря не исхождаше, на пирах и на свадьбах не бываше», а «жестоко и трудолюбезно живяше житие в посте и молитве и в почитании Божественных писаний, и во умилении и в слезах». «Кормяшеся рукоделием», — замечает летописец. Трудами рук своих снискивала себе пропитание бывшая княгиня Нижегородская, со смирением и покорностью Творцу и Создателю всяческую исполняла она работу, чтобы поддержать свои силы. Труд физический необходим был для труда духовного.

Фрагмент синодика Спасо-Преображенского  собора с записью о захоронени нижегородских  князей и княгинь

Фрагмент синодика Спасо-Преображенского
собора с записью о захоронени нижегородских
князей и княгинь

Жизнь подвижницы не могла пройти незамеченной для нижегородцев. Монастырь Зачатьевский стал убежищем для всех, ищущих подвига духовного, для тех, кого не прельщала суета мира сего.

Велика была и красота духа и нравственная чистота основоположницы новой обители, которая «ко всем любовь имеяше; злобы ни на кого не держаше». В силу этого вполне понятным является то, что «такое доброе и чистое житие ея видевше, мнови болярыни, жены и вдовицы и девицы постригошася у ней… и вси общее житье живяху», «жестоко же и крепко зело».

Число инокинь в монастыре, несомненно, было значительным: одни документы указывают 90, другие 110, а некоторые даже — до 160. Во всяком случае, общежитие иноческое в Зачатьевском монастыре было положено крепкое*.

* Зачатьевский монастырь находился на самом берегу Волги, вблизи впадения в нее речки Почайны. Он неоднократно горел и окончательно был уничтожен огнем в 1743 году. Тогда обитель перенесли на новое место. В 1764 году он был приписан к другому нижегородскому женскому монастырю — Происхожденскому, который в 1815 году был перенесен с территории кремля на Арзамасский тракт и стал именоваться Крестовозвиженским.

Крестовоздвиженский женский монастырь.  Гравюра А. Быстрицкого кон. XIX в.

Крестовоздвиженский женский монастырь.
Гравюра А. Быстрицкого кон. XIX в.

Нет достаточных данных для суждения о том, сколько времени игуменствовала блаженная Феодора; неизвестно также, когда она приняла схиму с именем Феодоры, — мы находим только указание на то, что «блаженная Феодора, еще и к старости достиже, но от добраго подвига не ослабе, но паче жестоким и дивным житием препровождая жизнь свою». «И поболевши неколико дний преставися ко Господу, Его же измлада возлюби», произошло это 15 апреля 1378 года.

Погребена схимонахиня Феодора была в основанном ею Зачатиевском монастыре, но затем в XVI веке мощи ее были перенесены в Спасо-Преображенский кафедральный собор. В дальнейшем при многочисленных перестройках этого храма усыпальница нижегородских князей и архипастырей размещалась в подклете кафедрального собора. В юго-западной части нижнего храма находилась гробница схимонахини Феодоры. В годы советской власти, когда в 1929 году собор был взорван, гробница этой нижегородской святой, как и другие захоронения, была

уничтожена.

Память св. блгв. Вассы 29 апреля

Текст сайта Комиссии по канонизации Нижегородской епархии