Главная > Статьи > Сестра Предстоятеля и «красный террор»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 5 (113) 13:27, 9 марта 2017

Сестра Предстоятеля и «красный террор»

1937 год. В советской стране развертывается очередная массовая кампания по уничтожению духовенства. По распоряжению Сталина разработан оперативный приказ о расстреле в течение четырех месяцев всех находящихся в тюрьмах и лагерях «церковников». В заключении уже казнен Патриарший местоблюститель Высокопреосвященнейший митрополит Крутицкий Петр (Полянский). Остающийся на свободе его заместитель блаженнейший митрополит Московский и Коломенский Сергий об этом не знает. Не знает и о том, что вскоре произойдет еще одна страшная трагедия на его родине, в Арзамасе, где проживает единственный родной человек — сестра…

Учитель и дочь священника

Александра Николаевна была старше своего брата на пять лет. Она родилась 19 февраля 1866 года в семье протоиерея, старшего священника Арзамасской Алексеевской женской общины Николая Страгородского и матушки Любови. Здесь же, в Арзамасе, окончила прогимназию и встретила своего будущего мужа Евгения Васильевича Архангельского. В 1882 году тот завершил обучение в Нижегородской духовной семинарии с аттестатом по первому разряду и был назначен на должность учителя в подготовительный класс Арзамасского духовного училища.

18 сентября 1883 года в Арзамасе состоялось венчание Александры Страгородской и преподавателя Евгения Архангельского. Через три года, 25 марта 1886 года, Евгений Архангельский был рукоположен в сан священника и определен настоятелем Арзамасской кладбищенской Всехсвятской церкви.

В 1902 году отца Евгения назначили исполнять должность благочинного по 3 му округу Арзамасского уезда. В благочиние входило более 20 приходов. Свое служение на этом поприще он исполнял вплоть до революции. 24 февраля 1913 года, на третий день после кончины тестя, протоиерея Николая Страгородского, указом Духовной консистории отец Евгений Архангельский был переведен на его место — в качестве старшего священника в Алексеевский женский монастырь. На следующий год иерею Евгению Архангельскому был Высочайше пожалован орден Святой Анны второй степени, а 6 мая 1916 года он был возведен в сан протоиерея.

Служение отца Евгения в Алексеевской обители продолжалось до 1919 года. Точная дата его кончины, ее обстоятельства неизвестны, как неизвестно сегодня и место его погребения.

К юбилею революции

У отца Евгения и матушки Александры никогда не было своих детей. Уже в советское время, когда протоиерея Евгения не стало, Александра Николаевна Архангельская взяла на воспитание мальчика, Бориса Лебединского, с которым жила в родовом доме своего деда, в Арзамасе, рядом с Алексеевской обителью. Как жила вдова священника в советском государстве, можно лишь догадываться…

8 октября 1937 года престарелая матушка Александра вмес­те со священнослужителями и монашествующими города Арзамаса была арестована. Ей было предъявлено стандартное обвинение в «антисоветской дея­тель­ности». В вину матушке поставили ее связь с арзамасским духовенством, а также родство с Блаженнейшим митрополитом Сергием, ее родным братом, от которого она якобы получала различные задания и инструкции по проведению антисоветской деятельности.

О «заданиях и инструкциях» красноречиво свидетельствует найденное недавно письмо, написанное святителем Сергием главе Арзамасской епископии Преосвященному Дометиану (Горохову) ориентировочно в 1931 году: «Преосвященнейший Владыко! Моя сестра пишет мне, что благочинный Арзамасской епископии начинает присылать ей деньги, собираемые по приходам, на содержание иерархии… Покорнейше прошу теперь же отменить это распоряжение, поставившее мою сестру в крайне неудобное и даже ответственное положение какого-то казначея Арзамасской епископии. Ни я не давал сестре таких полномочий, ни сама она не выражала желания иметь их. Да и вообще во всех отношениях нелепо вмешивать родственников в служебные дела…»

Но, несмотря на полнейшую нелепость всех обвинений и весьма преклонный возраст — 71 год, решением тройки НКВД от 23 октября 1937 года Александ­ра Николаевна Архангельская была приговорена к высшей мере наказания. 4 ноября вместе с несколькими арзамасскими пастырями ее расстреляли…

Массовыми расстрелами в 1937 м отметила власть годовщину революции. В июле было издано знаменитое постановление №47, в котором давалось указание определить квоты на количество проводимых арестов по категориям (1 категория — расстрел; 2 я — 10 лет без права переписки). Для Горьковской области по 1 й категории запланировано было репрессировать тысячу человек, по 2 й — три с половиной. В жернова революции попала и сестра Предстоятеля Русской Православной Церкви.

Для чего?

Что испытывал Преосвященнейший Сергий, когда из Арзамаса пришла скорбная весть? Об этом мы можем только догадываться. Зато почти с полной уверенностью можно говорить о том, для чего советской репрессивной машине нужно было расправляться с 71 летней вдовой провинциального священника. Уничтожив физически Патриаршего Местоблюстителя, советское государство, видимо, хотело морально сломить его заместителя, а по сути — главу Русской Церкви, митрополита Сергия. Шел 1937 год. Как полагали воин­ствующие безбожники, до полного разгрома ненавистного православия в России оставались считанные годы. Этим планам помешала война…

Материал подготовили Николай Жидков, Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.