Главная > Без рубрики > Суздаль — зимой и навсегда
«Моя надежда» №4 2018 15:53, 19 декабря 2018

Суздаль — зимой и навсегда

От названия города повевает холодком: снег, алмазы, ледяной хрусталь… Суздаль. Первый раз побывали здесь в феврале: промерзли, но заснеженный город был прекрасен. Согревались пуховыми варежками, срочно купленными на базарчике. С тех пор грубой вязки варежки в снежинках — наш личный суздальский сувенир.

Захотелось увидеть и Суздаль летний, побродить по тем же улочкам в жаркий день. Приехали. В июле! И сразу по приезде завернул лютый холод, а мы и куртки-то не взяли… Потому Суздаль для меня — город зябкий, и приезжать сюда лично мне, видимо, так уж и надо — в снег, мороз, желательно метель. Вот крупица впечатлений одной поездки — зимней.

Обретение города

«Подъезжаем!» — слышим от гида. Но где же город? Нашавтобус букашкой ползет по краю пустого, сейчас белого от снега блюдца-луговины.На дальней кромке блюдца рассыпана горсточка деревенских домиков. Чуть повыше их— куполочки: черные, синие, зеленые, над ними поблескивают кресты. Недоразумение о пропаже города быстро разъяснилось: мы объезжаем Ильинский луг в пойме реки Каменки— луг заповедный, и потому шоссе проложено вокруг него. Домики вырастают, превращаются в одно-двухэтажные особнячки, выстраиваются в улочки…

Прибыли на главную площадь города — Торговую. Что-то знакомое в этом патриархальном виде — хочется даже сказать «кадре»: мощенная горбатым булыжником площадь, посреди нее одинокая церковка с колокольней, слева уходит в даль низкий ряд строений с галереей белых колонн — старые торговые ряды. Кажется, даже эти запряженные в сани лошадки, ожидающие теперь седоков-туристов, а не посетителей городского базара ХIХ века, мне известны. Ах, вот откуда выплыло слово «кадр»: экскурсовод поясняет, что фильм «Женитьба Бальзаминова», один из моих любимых, снимался в Суздале.Здесь, на Торговой площади, проходила финальная сцена: счастливый молодожен Бальзаминов пускается в пляс на этом самом булыжнике — и прямо в свадебном костюме.

Любуемся на церковку, на лошадок со смиренными мордами.Кто-то запечатлевает на фото, а кто-то и на холсте: на краю площади, против колонн гостиного двора, незамерзающие художники развернули свои этюдники: храбро держат палитры и кисти затянутыми в рукавицы пальцами.

Нас ведут короткой боковой улицей — Кремлевской — к кремлю. Водители смиренномордых лошадок наперебой предлагают прокатиться с ветерком, но экзотика грозит изрядно уменьшить нашу наличность. Идем пешком, и не жалеем. Улочка— под стать площади: плывут мимо ветхие каменные ворота, деревянная резьба наличников,один-два скромных храма. Вот меж домами — широкий прогал, видна занесенная снегом Каменка, на переднем плане — крутая горка, и дети катаются на санках. Оказывается,не просто горка — городской крепостной вал, памятник ХI–ХII века.

Выходим к кремлю. Нижегородцам непривычно видеть, вернее,не видеть толстых и высоких крепостных стен. Но это действительно кремль: сохранились постройки внутри него. А стены — они были когда-то. Входим через новодельные легкие ворота. Справа белый собор, на его пухлых синих куполах золотые звезды. Собор Рождества Богородицы — древнейший из сохранившихся в городе шедевров белокаменного зодчества Владимиро-Суздальской Руси.

Нашествие Наполеона и бои Великой Отечественной Суздаля не коснулись, но в более ранние времена вражеские набеги сильно ему досадили. Дважды: в монголо-татарское нашествие (зимой 1238-го) и в эпоху Смуты (начало XVII века) — город был почти полностью разграблен и разрушен.

В Крестовой палате (справа — та самая изразцовая печь)

В относительно мирном промежутке XIV–XVIII веков Суздаль расцветает: некоторое время здесь был центр Суздальско-Нижегородского княжества,резиденция архиерея. Кремлевские архиерейские палаты — вот они, как раз перед нами:двухэтажные, белого камня, с высокими крылечками, узкими оконцами. Внутри множество переходов, тупичков, есть, говорят, и потайные лестницы. Одно из помещений — огромный зал парадной Крестовой палаты. Суздальский историк Ананий Федоров писал о ней: «И то чуду подобно… свод един без столпов содержится непоколебим». Подлинный бесстолпный свод не сохранился, его восстановили в конце 1960-х.

Здесь заметка от музейного посетителя (то есть меня):в Крестовой палате можно замечательно долго провести время у двух больших изразцовых печей, рассматривая бело-синие рисунки. На каждом изразце — свой занимательный сюжет.Зимой это занятие имеет особую радость; не помню, топились ли печи, когда мы посещали Суздаль, но ощущение тепла осталось.

Через арку архиерейской резиденции переходим на широкую заснеженную лужайку с панорамой реки и заречья. Здесь, в кремле, на излучине Каменки,и начинался «Суждаль» (так город упоминается в летописи) еще в языческие времена.Хорошо виден в обе стороны крепостной вал, опоясывающий часть старого города. По верхней его тропинке можно совершить прогулку: зимой утопая в снегу, летом — в росе(если трава высокая).

Но прогулка, конечно, откладывается, у кремля нас поджидает автобус. Едем улицей, площадью, потом еще улочками — к Спасо-Евфимиеву монастырю.

Насельники и узники

Вот уж где настоящий кремль! Круглые мощные башни, кирпичные красноватые стены. В башне двойные ворота с длинным между ними переходом. Спасский мужской монастырь и строился как крепость — форпост Суздаля с севера, на высоком берегу реки.

Основатель обители — уроженец Нижнего Новгорода преподобный Евфимий Суздальский — родился в приходе нижегородской церкви Жен Мироносиц, в ранней юности ушел в Печерский монастырь под городом. Монашеские подвиги его были так велики,что игумен, преподобный Дионисий, даже советовал их уменьшить. По послушанию (и по просьбе суздальского князя Бориса Константиновича) в 1352 году преподобный Евфимий был направлен устраивать обитель в Суздале. Не раз пешим ходом он пробирался отсюда в Троицкую лавру к преподобному Сергию Радонежскому за духовным утешением и советом.Святые мощи преподобного Евфимия пребывают в основанном им монастыре.

Здесь же, в Спасо-Евфимиевом монастыре, похоронен еще один герой нижегородской и российской истории — князь Дмит­рий Пожарский. В 1612 году он вместе с Кузьмой Мининым собрал народное ополчение и разгромил в Москве, в самом Кремле засевших поляков и литовцев. Над его могилой — белая часовенка.

Как помнится более или менее прочные крепостные стены обычно вызывали у власти искушение кого-нибудь туда заточить. Да и окраинное расположение Суздаля очень способствовало высылке неугодных столичных жителей и жительниц. Так постепенно Спасский монастырь и обзаводился казематами. Сначала государственной тюрьмой служил больничный корпус; в церковку при нем заболевшие монахи ходили вместе с заключенными. Позднее «безумствующих колодников» (так их назвала Екатерина Вторая в указе об устройстве здешней тюрьмы) прибавилось, и для них построили «крепость в крепости» — внутренний, окруженный глухой стеной тюремный корпус. Он сохранился,применяемый по назначению и советской властью: среди узников 1930-х годов — митрополит Петр (Крутицкий), в 1943-м здесь содержался фашистский фельдмаршал Фридрих Паулюс. Затем, до конца 1960-х, то есть до создания музея, в тюремном здании размещалась детская колония.

Монастырь недействующий, закрыт еще в первые годы большевизма.Но можно зайти в Спасо-Преображенский собор постройки XVI–XIX веков. Стоим среди высоких стен как на дне каменного колодца. Фрески светлых сине-коричневых тонов будто написаны сухой пастелью, и осыпаются так же — под тяжестью времен. Высокие стены по древнему обычаю записаны густо: многофигурная живопись в несколько ярусов поднимается к самому куполу, иллюстрируя сотнями сюжетов всю библейскую историю от сотворения мира до Страшного суда. Тихо и гулко. Голос гида вдруг сменяется мощным хором: для туристов гостеприимная братия какого-то из суздальских монастырей исполняет песнопения. Акустика в соборе — и это сейчас ясно даже профану от музыки — душу потрясающая.

От собора идем к звоннице — узко-высокому зданию посреди монастырской территории. Стоим, подняв головы, гуляем вокруг по дорожкам, слушаем концерт колокольного звона. У концертов есть расписание, к нему многие подгадывают посещение монастыря, и потому на дорожках людно.

Напоследок, выйдя из ворот обители, мы прошлись под ее стенами и еще раз, теперь сверху вниз, с откоса, посмотрели на петляющее русло Каменки.Отделенный рекой, будто совсем близко, виден отсюда женский Покровский монастырь.Он действует. В царские времена здесь подвизались знатные и даже венценосные особы,— многие оказались тут сложным путем государственных интриг. Хотя… кто-то из святых отцов говорил: человек попадает в монастырь не случайно, в этом всегда проявляется воля Божия. Наверное, именно это чувствовала одна из самых знатных насельниц Покровского монастыря — будущая преподобная София — Соломония Сабурова, жена Василия III. Обвиненная в бесплодии, в 1525 году она приняла постриг (по своей воле или нет — историки спорят)и не только именем, но и делом стала на путь подвижничества…

Если случайному гостю города захотелось в нем пожить хотя бы несколько дней, значит посещение удалось. В Суздале — игрушечном городке,где сам воздух словно сгущенное молоко российской истории,— мне казалось, что улицы и храмы его не обойти и за несколько лет. Хочется вернуться.

Текст: Светлана Акимова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.