Главная > Малая церковь > Светящихся счастьем видно
«Ведомости Нижегородской митрополии» 13 (169) 16:58, 10 июля 2019

Светящихся счастьем видно

Ей 33, ему 35. Оба высокие, подтянутые, красивые. В народе про таких говорят: два сапога пара. Они, и правда, пара вот уже семь лет. Знакомьтесь, Владимир и Татьяна Литоновы. Я сразу узнала их, хотя ни разу не видела. Мы договорились встретиться в субботу перед вечерней службой возле нижегородского храма в честь иконы Пресвятой Богородицы «Умиление». Еще подходя к храму, заметила молодую пару, рядом двое мальчишек, на руках у папы еще один малыш. Пока шла навстречу, невольно залюбовалась: от Литоновых (а это были, конечно, они) на расстоянии веет счастьем и благополучием.

Владимир пригласил на цокольный этаж храма. Входим, удобно усаживаемся на диванчике. Сыновья Литоновых несколько минут сидят с нами, а потом убегают по своим делам. Сразу видно, что в храме они как у себя дома. Спрашиваю родителей: часто бываете?

— Каждую субботу и воскресенье, ну, и по праздникам, если работа позволяет, — отвечает Владимир. Он работает монтажником радиоэлектронной аппаратуры. Это днем. А вечером и до ночи — штукатуром, электриком, маляром и прочее — в своей квартире, которую Литоновы недавно купили в ипотеку.

— Она была в плачевном состоянии — в квартире сверху был пожар, — поясняет отец семейства, — пришлось все до бетона вычищать и по-новому делать. Все сам, кое в чем отец помогает.

На мое замечание «Это ж надо уметь!» Володя пожимает плечами:

— С молитвой: помолился — и делаю. А в интернете все прочитать и посмотреть можно. Было бы желание.

Сейчас Литоновы живут с мамой Владимира. Она очень помогает Татьяне с детьми. Пока их трое, но Владимир мечтает как минимум о пятерых.

— Когда мы встретились, Володя сразу сказал, что его мечта — иметь много детей. Меня это не обрадовало, но и не напугало, — смеется Татьяна. — Я сказала, что сначала один ребенок, а дальше будем смотреть.

Пять с половиной лет назад родился Всеволод, через полтора года — Ростислав. Разница небольшая — муж уговорил Татьяну не затягивать с рождением второго ребенка. И сейчас она ему благодарна за это:

— Мальчикам очень интересно друг с другом, они друзья. После рождения Рости­слава я хотела выйти на работу. Муж говорит: «Нет, давай о третьем ребеночке думать». Одиннадцать месяцев назад родилась Лиза. На работу мне теперь совсем не хочется — хочется больше домом и детьми заниматься. Ну, и мужем, конечно. Он у меня замечательный: надежный, добрый и очень ласковый. Любит свою семью. Приходит с работы — всегда улыбается. Хорошо ему или плохо, он счастлив.

— Конечно, счастлив, — вторит жене Владимир. — Приходишь с работы, открываешь дверь, бежит один, на шею прыгает: «Папа! Папочка!» Бежит второй, ползет третья — вот это счастье, это радость. Я мальчишек потихоньку приучаю к мужским делам: отвертку подать, молоток. И маме они на даче помогают: грядки поливают, ягоды собирают.

Конечно, бывают у Литоновых и проблемы, как без них, тем более, когда работает один папа. Я говорю о проблеме многих многодетных семей — нехватке денег. Но и здесь Володя с Таней не унывают:

— За все время два раза, наверное, было такое, что денег впритык. Муж говорил: «У нас осталось две тысячи на две недели». Ну, ничего. У нас дети не избалованы: бабушки приезжали в гости с гостинцами для них, а уж на макароны с картошкой двух тысяч хватит.

— С помощью Божией все складывается. Шесть лет я работаю один, за это время удалось купить квартиру, машину, нам хватает средств на пропитание. Одеждой помогают: детям кто-то что-то отдает. Ни на что не жалуемся. Мы положились на волю Божию, на Него уповаем.

На волю Божию Литоновы полагаются не так давно. До 26 лет Владимир почти ничего не знал о православии, весь его опыт сводился к тому, что как-то раз в детстве бабушка сводила его в храм. А девять лет назад друг попросил Володю стать крестным его ребенка. Предварительно нужно было побеседовать со священником.

— Во время беседы у меня в голове как будто что-то щелкнуло, — вспоминает Владимир. — Я слушал батюшку и понимал, что ничего не знаю о православии. Этот мир был закрыт для меня. Как так?! С этого момента началось мое воцерковление.

— Я тоже мало что о Боге раньше знала, — продолжает тему Татьяна. — У меня была бабушка, к которой я летом приезжала в гости. Она каждое утро после пробуждения первым делом вставала перед иконами, как мне тогда казалось, разговаривала с ними. Мне это было интересно. А еще было интересно ходить с ней в храм. У меня и крестик был, только я к нему серьезно не относилась, периодически снимала, чтобы надеть украшение, и не видела в этом ничего страшного. Когда с Володей познакомились, он сказал, что в храм ходит. Бывало такое, что он в храм, а я — с подружками гулять. Как-то он шел с помазания, и мы встретились. Я ему говорю: «Что у тебя на лбу?» Не понимала, что это. А потом мне стало как-то неудобно, что он ходит, а я нет. И я стала с ним ходить. Мы все вместе делали. Поначалу было тяжело — ничего не понимала. А потом потихоньку все начало открываться.

Этому помогли и занятия в воскресной школе. Когда старшему сыну исполнилось три года, родители привели его на занятия. И узнали, что подобная школа при храме есть и для взрослых. Были очень рады, когда в сентябре 2017 года в Молитовском благочинии для таких, как они, молодых православных семей открылся семейный центр «Ковчег». И теперь они всю неделю с нетерпением ждут воскресенья.

— С утра идем на службу, причащаемся, — рассказывает Владимир. — Потом от храма в «Ковчег», который на Порт-Артурской находится, едет автобус. С 11:00 до 15:30 мы там. Дети занимаются в кружках в зависимости от возраста: маленькие лепят, рисуют, делают аппликации, дети постарше изучают Закон Божий, Новый Завет. Плюс шахматы, занимательная электроника, танцы, хоровое пение. С родителями в это время занимается либо катехтизатор, либо батюшка проводит беседы, либо психологов приглашают.

— Как же так, — спрашиваю я Владимира, — у вас, можно сказать, один выходной от работы и ремонта, и тот вы не дома проводите, не отдыхаете.

— Проводим с пользой для души, — отвечает Володя. — Центр не так давно открылся, и очень много там надо делать. Все руками мам и пап. Мамы что-то украшают, готовят на кухне — мы ведь там и обедаем — а папы ремонт доделывают.

— Могу сказать по себе, — перебивает мужа Татьяна, — я очень жду этого дня. Приятное общение. И детям очень нравится, в том числе Лизе. Там ведь есть комната матери и ребенка, если что, можно ребеночка уложить спать, покормить.

После того как Литоновы начали посещать «Ковчег», у них появились новые друзья. Остались и старые, среди которых есть невоцерковленные люди. Но как-то так складывается, что со временем они все больше отдаляются друг от друга. Да и времени на встречи особо нет. Если появляется свободное, Таня с Володей его лучше на помощь храму потратят.

— Стараемся участвовать в жизни храма, помогать, — говорит Владимир, — зимой снег расчистить, что-то где-то починить, что-то привезти. И в организации мероприятий участвуем, которые от нашего храма проводятся. Например, был праздник жен-мироносиц, Петра и Февронии.

— Я очень изменилась, после того как пришла к вере, — говорит Таня. — Стала по-другому относиться к жизни. Раньше мне все не нравилось, как говорится, «не угодишь». Сейчас по-другому. Вера дает радость от жизни, счастье бесконечное. Встаешь с утра — и радость: солнышко — слава Богу, дождик — слава Богу! И семья дает радость. Бывает, смотришь на семьи, все, вроде, у них есть, но какие-то они удрученные. Не знаю, как мы со стороны смотримся, но в нашей семье все хорошо. Мы счастливы вместе!

Оксана Москвина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.