Главная > Храм с историей > Церковь Мироносиц на Ильинской горе
«Ведомости Нижегородской митрополии» 8 (140) 16:37, 19 апреля 2018

Церковь Мироносиц на Ильинской горе

Фото Андрея Карелина, конец XIX века

Время все старит, а что-то стирает с лица земли, и это неудивительно. Но мое нижегородское детство, вернее, его архитектурный антураж, словно опровергает неоспоримую формулу. Протекало оно в «ветхом» окружении, а начиная с 1990‑х годов это окружение пустилось вдруг молодеть, словно время, дав сбой, резво откручивало стрелки назад…

Уже студенткой проходя изредка родными улочками, замечала то одну, то другую привычную вековую «морщинку» исчезнувшей. Почти с неудовольствием встречая вновь построенное, разрушавшее с младенчества привычный облик города, потом изумленно-благодарно узнавала: это не разрушение, а возвращение. Так было раньше. Значит, так надо.

И вот одно из воспоминаний «ветхих» времен. Храм, у стен которого прошли золотые ранние годы, тогда совершенно не узнанный как дом Божий. Для нас, малышей безбожной эпохи, он был — просто дом.

Душа Започаинья

Эта церковь лишь ненамного моложе, чем ровесник Нижнего Новгорода — кремлевский Михаило-Архангельский собор. В первой половине ХIV века, когда нижегородцы, осмелев, стали поселяться не только у кремля, но и за Почайной — небольшой речкой, огибающей кремлевский холм по дну глубокого оврага — Мироносицкий храм уже существовал. Тогда он был деревянным, а вокруг теснились деревянные же домики жителей Започаинья.

Церковь возвели на верхнем участке Ильинской горы, называемом «Щепотный двор». Это был первый в истории древнерусского зодчества храм типа «корабль», со строго осевым расположением алтаря, моленного зала, трапезной и колокольни.

Вокруг жил народ серьезный, ремесленный: близко, под горой — Нижний посад с торговыми рядами, а в устье Почайны — судоходная пристань. В городской Писцовой книге среди започаинского люда указаны замочники, иконники, коновалы, квасники, крупянники, оханщики (рыболовы), печники, плотники, прядильщики, рогожники, серебряники, судоплаты (починяющие лодки), чулочники, шапочники…

Неподалеку от церкви располагалась и отдельная, в два с половиной десятка домов, слободка пушкарей. Пушкари из кремлевского гарнизона отличались особо строгими нравами. Эта потомственная должность требовала от нескольких поколений служивых (как сообщает «Устав ратный, пушкарских и других дел» 1621 года) быть людьми приветливыми, трезвыми, не лаятелями (ругателями); им надлежало «никого не хулить и смуты своею похвальбою не чинить». «А буде случится, — читаем в Уставе, — что который пушкарь имеет свою законную жену и детей, а похочет с иною в нечистоте пребыти», то такого несчастного «чина и службы лишать и от снаряда и от товарищей с бесчестьем отгонять».

Думается, мироносицкие прихожане любили свой храм и молились в нем усердно. Ведь не случайно два величайших светильника из собора нижегородских святых возрастали именно в этом приходе — преподобные Евфимий Суздальский и Макарий Желтоводский.

Времена мирные

Новая история Мироносицкой церкви начинается в ХVII столетии. После войн и междоусобиц начала века, когда отшумело победоносное нижегородское ополчение, наступил долгожданный мир. Оживилась торговля, возоб­новилось градостроительство. Многие обветшавшие деревянные храмы тогда заменяли на каменные.

Мироносицкому храму повезло с причтом: известно, что каменная церковь была выстроена в 1649 году благодаря «попу Симеону», получившему по несудной грамоте землю за Окой, близ Балахны, и его преемнику — «попу Михаилу», который приступил к строительству новой церкви, добившись в 1632 году беспошлинного провоза балахнинского кирпича.

Каменный двухэтажный придел, внизу в честь апостолов Петра и Павла, вверху — Евфимия Суздальского, был пристроен к северной стороне трапезной в 1805 году на средства нижегородского купца Петра Переплетчикова, а в самой трапезной его же стараниями появился придел Макария Желтоводского.

В 1894–1896 годах приделы расширили. Знаменитый нижегородский фотограф Максим Дмитриев сделал тогда несколько прекрасных снимков. Никто и не думал, как пригодятся эти кадры сто лет спустя, при восстановлении поруганного храма.

Разбрасывая камни — и собирая

После революции 1917 года Мироносицкую церковь постигла общая для церковных зданий участь. Разрушать не стали, — видимо, как памятник старины (хотя древний Георгиевский храм на Верхне-Волжской набережной все-таки был взорван), но верх колокольни, кресты и главки с куполами снесли. Нахлобучили плоскую крышу, и странного вида кособокий домик, обезображенный «корабль», пустился в почти вековое потаенное плавание.

Вокруг выросли свечки-многоэтажки (в 1980‑х годах в одной из них, призванных, видно, задавить в городском пейзаже даже намек на церковную архитектуру, и жила наша семья), под самыми окнами побежали трамвайные рельсы, а покрашенные в казенно-желтый цвет стены приняли новых хозяев.

То ли случайно, то ли по кощунственному плану, но храм передали организации, по духу ему противоположной — театру. Вернее, театральному училищу. В дом Эвениуса на Варварской улице студенты перебрались только в 1965‑м, и потому всенародно любимый, нижегородцами особенно, артист Евгений Евстигнеев, выпускник 1951 года, имя которого сейчас носит училище, — репетировал свои первые спектакли именно в здании Мироносицкого храма. После театралов сюда на три десятка лет въехал техникум легкой промышленности.

В 1990‑х годах храм возвратили Церкви. Сейчас, после многих трудов, он восстановлен почти в прежнем виде. Чин Великого освящения главного придела — в честь святых Жен Мироносиц — совершил 25 января 2014 года митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий.

Светлана Акимова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.