Главная > Статьи > «Ты хотел поговорить…»
15:44, 12 февраля 2008

«Ты хотел поговорить…»

Несколько лет назад священник Сергей Муратов, клирик храма в честь Воскресения Христова города Дзержинска Нижегородской области, начал создавать собственную музыкальную программу, песенный цикл, с трогательным и запоминающимся названием: «Ты хотел поговорить…»

Название отражает суть проекта. Как рассказывает отец Сергий, чаще всего долгий разговор со священником начинается фразой: «Батюшка, поговорить бы надо…». Иногда с такими словами подходят в храме после богослужения, а иногда их предваряет ночной стук в окошко.
В таких вот, не всегда судьбоносных, но обязательно искренних беседах родились слова, которые приняли форму проповедей — «баллад» отца Сергия.
— Разумеется, эти баллады, «рифмованные мысли» я писал для домашней аудитории, для друзей, — говорит отец Сергий. — Но Дзержинск — город небольшой, и скоро, приглашая на встречи в школы, в дома культуры, меня стали просить … брать с собой гитару.
И это оказалось неожиданно удачным методом миссионерской работы.

В песнях отца Сергия, написанных на собственные стихи и на стихи проиерея Владимира Гофмана, клирика Михаило-Архангельского собора в Нижегородском Кремле, нет того, что в последнее время ассоциируется у слушателей со словосочетанием «духовные стихи и песни». В них нет ни пафоса, ни велеречивых поучений.

У каждого из нас есть знакомые, которых на долгие годы оттолкнула от Церкви какая-нибудь бытовая малость — резкое слово служительницы,
отсутствие привычки к долгим богослужениям, трудности восприятия церковнославянского языка.

Зачастую священник в понимании нецерковных людей — строгий, недоступный человек, говорящий на непонятном языке, живущий непонятной жизнью. Иной и рад бы обратится к нему за помощью и советом, но как подойти — не знает. Совсем иначе воспринимается «неофициальная» беседа со священнослужителем, перемежающаяся балладами — размышлениями.

«Ты хотел поговорить,—
Заходи».

Тихий голос, несложный гитарный перебор — для многих из нас в этих звуках с ранней юности сосредоточена мудрость и красота мира. Так уж сложилась российская история, что отшлифованные вокализы плакатных певцов никогда не были по настоящему близки советскому и постсоветскому слушателю. Барды и менестрели звучали истинным «гласом народным». Заполночные посиделки у очага, будь то туристический костер или кухонная плита — сколько сказано, сколько передумано и пережито!

Песни и стихи разных лет, объединенные одной темой, темой осмысления событий собственной жизни с точки зрения православного христианина, составили постепенно музыкально-литературную программу.
— Диски я дарил своим друзьям и знакомым. Так они разъехались по всей России, на Дальний Восток, в Казахстан. Всего, по моим подсчетам, больше тысячи. Одна есть незадача, как сказал мой давний приятель: «Всем, Сергей, твои песни хороши. Только слушать их в компании — не получается. Наедине с собой надо остаться».

Я пройдусь по тропкам моей памяти,
Четки пальцами потру тихонько,
И испытывать не буду зависти
К тем, кто обнимается в сторонке.

Я прочту Псалтирь на лавке сидя,
Подышу осенним влажным воздухом,
И меня влюбленные не видят —
Заворожены осенних листьев шорохом…

В собрание песен отец Сергий включил произведения разных лет, самое раннее из которых датировано 1987 годом. Всего он написал несколько десятков песен, и продолжает создавать их до сегодняшнего дня. Последние — к музыкальному спектаклю для воскресной школы к Рождеству Христову.

Отец Сергей — профессиональный музыкант. В 1975 году он закончил Дзержинское музыкальное училище, затем — хоровое отделение Горьковской консерватории. Преподавал музыку, работал по контракту в Якутии, путешествовал — жил насыщенной и интересной жизнью советского интеллигента, и был, кажется, счастлив. Как мог. В церковь пришел как преподаватель музыки, по просьбе друга.
— Шел девяностый год, только начали открываться храмы. — Вспоминает отец Сергий. — Мало кто слышал и слово-то такое — «регент». На предложение репетировать с церковным хором я только руками замахал: — В воскресенье? В мой законный выходной?!
Упрашивали: « Ну, позанимайся с нами хотя бы до Пасхи!».
И я остался до Пасхи. А потом — до Троицы. А — потом… Церковная музыка открыла мне красоту и истину Православия.
Сергий Муратов — человек действия. Очень скоро он стал активным прихожанином, в 1991 году был уже рукоположен в диаконы, в 1992 — в священники.

Родившийся в пятидесятые годы, о существовании Евангелия Сергий Муратов узнал из «библиотеки атеиста». Сравнение с «Иерихонской трубой» тоже запомнилось мальчику и потребовало разъяснений.
И только много позже, как семейную тайну узнал он историю своего деда Василия, священника, арестованного и погибшего в лагере «На Николу Зимнего — в ночь»… Ему посвящена одна из песен внука — священника и музыканта Сергия Муратова.

Елизавета БЕРЛИН

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской епархии обязательна.