Главная > Статьи > «У меня есть мечта»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 11 (95) 16:09, 10 июня 2016

«У меня есть мечта»

DSC09427Кажется, трудно представить страну, изначально более далекую от основных центров распространения христианства, чем Китай. Тем не менее в Китае есть Православная Церковь, и православие в этой стране имеет долгую историю. Есть у Китая особые духовные связи и с Нижегородской землей. Это еще раз подтвердил клирик храма в честь святых Первоверховных апостолов Петра и Павла в Гонконге (Китай) иерей Анатолий Кунг, который в мае посетил Нижний Новгород и Дивеево. Отец Анатолий — первый священник-китаец в истории Гонконга. Мы попросили его рассказать о сегодняшнем положении православия в Китае, миссионерской деятельности среди коренного населения и о своем пути к Богу.

300 лет православия…

— Православию в Китае уже 300 лет. История Православной Церкви в нашей стране начинается с отправки в Китай первой Русской духовной миссии, а возможно, еще раньше, с момента пленения казаков из крепости Албазин, но ее сакральная основа — это кровь китайских мучеников, подвиг веры отцов и дедов нынешних православных. И сегодня мы можем говорить о том, что эта Церковь жива. Она пока невелика, богослужебная жизнь существует лишь в нескольких храмах.

На сегодняшний день в Китае примерно равное количество католиков и протестантов — по 10 миллионов человек[1], при этом число православных всего около 15 тысяч. Это совсем немного, особенно учитывая численность китайского населения. Но это число растет — за последние 20 лет количество христиан всех конфессий выросло в 35 раз.

Дело в том, что действующее государственное законодательство запрещает любые общественные организации, управляемые из-за пределов Китая, что сильно сдерживает распространение православия в стране. В этом отношении положение христиан в Гонконге, где находится наш Петропавловский приход, более благоприятно. Гонконг долгое время являлся британской колонией и воссоединился с Китаем только в 1998 году. Здесь не было ни ужасов «культурной революции», ни гонений на христиан, как в материковом Китае.

Но у православной миссии в Китае сегодня много трудностей: не хватает богослужебной и духовной литературы на китайском языке, не налажено взаимодействие с представителями других Поместных Православных Церквей. Нам не хватает священников, переводчиков, миссионеров. Однако, как я говорил, интерес к христианству чрезвычайно велик, поэтому мы, православные, должны кропотливо трудиться, чтобы удовлетворить духовную жажду соотечественников. В Китае было время относительного процветания православия, и, я уверен, оно обязательно вернется.

О храме…

— Я приехал на Нижегородскую землю за иконой преподобного Серафима Саровского с частицей мощей, которую наш приход в честь святых Первоверховных апостолов Петра и Павла получил в дар от митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия. В Китае батюшка Серафим относится к числу наиболее почитаемых русских святых, поэтому его образ будет чтимой святыней в нашем приходе, станет утешением и радостью для верующих и тех, кто ищет свой путь в Церковь.

Более 10 лет приход в Гонконге был вынужден арендовать помещение для богослужений и воскресной школы, а как раз сейчас мы Божией милостью получили собственное помещение. Уверен, что молитвами Преподобного мы успешно наладим богослужебную и церковную жизнь на новом месте. Надеемся, что и нижегородцы молитвенно поддержат нас на этом ключевом этапе.

О себе…

— Я родился в 1965 году в городе Яньчэн. Окончил факультет русского языка в институте иностранных языков. У меня был собственный и довольно успешный бизнес в России, я вполне обеспечил себя и свою семью. Однако когда мне исполнилось 40 лет, я почувствовал духовную пустоту, все чаще начал задумываться о том, что в моей жизни необходимо что-то изменить.

Когда работал в Москве, иногда с друзьями посещал православный храм и там впервые почувствовал, что такое духовная жизнь. Не могу сказать, что приехал в Китай уже верующим, но я стал чаще бывать в церкви в Гонконге, много общался с настоятелем отцом Дионисием Поздняевым. Постепенно менялось мое мировоззрение — я начал приходить к вере в Бога. А потом от Петропавловского прихода меня отправили учиться в Хабаровскую духовную семинарию. Тогда у меня еще не было мысли стать священником. Но когда я учился в семинарии и ближе познакомился с ситуацией, в которой находится православие в Китае, решил, что должен стремиться к священству, чтобы деятельно помочь становлению китайского православия. Но я очень переживал о том, правильно ли мое решение. Проректор Хабаровской духовной семинарии — епископ Бикинский Ефрем (Просянок) — человек очень мудрый и добрый. Я советовался с ним, стоит ли мне становиться священником в 45 лет, ведь я много работал и много видел в жизни. В ответ владыка напомнил мне притчу о работниках последнего часа и о том, что у людей разный путь, у каждого возраста свои плюсы, и в мои года многие искушения, которые предстоят молодым, уже пройдены. Главное, что в конце все работники получают одинаково. Я тогда еще не знал, что буду первым в Гонконге священником-китайцем.

Меня рукоположили 9 декабря 2014 года — в день памяти святителя Иннокентия Иркутского — небесного покровителя Китая.

О паломничестве…

— Визит в Россию уже не в качестве бизнесмена, а как священника-паломника — для меня очень важный этап в жизни. Ведь именно Русская Церковь сыграла ключевую роль в появлении православия в Китае. Мы и сейчас эту поддержку очень ощущаем, даже в том, как приняли меня на Нижегородской земле. Но мы уповаем и на дальнейшую молитвенную и миссионерскую помощь, ведь Господь сказал: «Идите и научите все народы»… Чтобы исполнить этот завет, нам предстоит много совместно трудиться.

Прежде чем приехать в Нижний Новгород, я совершал паломничество по Грузии, которая приняла христианство раньше России. Меня поразила там простота и доброта людей, их набожность и привязанность к Церкви. По статистике, 80 процентов населения Грузии приступает к Причастию хотя бы раз в год, а 20 процентов совершают это каждый пост. В Грузии, несмотря на события советского периода, сохранилось огромное количество древних святынь первых веков христианства. Однако многие храмы находятся в тяжелом состоянии, требуют ремонта и реставрации.

В России ситуация иная. Насколько мне известно, верующих в процентном соотношении несколько меньше, но при этом отрадно видеть, что церкви восстанавливаются в своем первоначальном благолепии и красоте. Помимо Нижнего Новгорода, мне довелось побывать в Арзамасе, где поразила Соборная площадь и храм Воскресения Словущего. Потрясающий размах — это воистину духовная столица России. Я ловил себя на мысли, что даже немного завидую: сколько пользы могло бы принести православию в Китае открытие хотя бы одного такого храма. Православные в России должны ценить то, сколько им дано, на какое наследие они могут опираться, к каким святыням прибегать в минуту скорби. Мне было приятно узнать, что нижегородцы помнят и чтут память архимандрита Петра (Каменского). Убежден, что у Нижнего и Гонконгской миссии есть не только общая история, но и большие перспективы сотрудничества. Я чрезвычайно вдохновлен визитом в Нижегородскую митрополию и обязательно поделюсь своими духовными переживаниями с моими прихожанами и духовными чадами в Китае.

О студентах…

— За время пребывания в Нижнем Новгороде мне выпала честь послужить вместе с Высокопреосвященнейшим митрополитом Нижегородским и Арзамасским Георгием и  нижегородским духовенством, которые оказали мне сердечное внимание и участие.

Накануне я встретился со студентами института международных отношений и мировой истории Нижегородского государственного университета имени Н. И. Лобачевского и был рад ответить на вопросы, которые молодые люди задавали мне на хорошем китайском языке. Я рассказал им об особенностях государственной политики китайских властей в отношении христианских конфессий, в первую очередь, православных общин.

В тот же день я встретился с воспитанниками Нижегородской духовной семинарии. Признаться, в аудитории верующей молодежи выступать более комфортно. Я поделился с семинаристами историей православной миссии в Китае, рассказал о ее руководителях, о которых до сих пор сохраняется добрая память, — святителе Гурии, архимандрите Петре (Каменском). Также я рассказал о ее современном состоянии и собственном пути к православию. Будем надеяться, что кто-то из слушателей захочет связать свою судьбу с миссионерским служением. Ведь ваши студенты с рождения имеют счастье приступать к таинствам, свободно посещать храм, получать духовное образование. Я призвал семинаристов изучать китайский язык, чтобы нести Свет Христов в Китай, где много-много жатвы.

Мне посчастливилось в семинарском храме во имя Святителя Алексия Московского на всенощном бдении сослужить проректору, протоиерею Александру Мякинину, которому я, пользуясь случаем, хочу выразить глубокую признательность за гостеприимство.

О церковных буднях…

— Я служу в нашем храме в Гонконге каждую неделю, учусь в семинарии, общаюсь с верующими. Кроме личного общения, стараюсь отвечать на вопросы по интернету. В Китае есть православные интернет-форумы, где обсуждаются многие насущные вопросы. Также я стараюсь вести что-то вроде дневника, в котором через призму своего опыта пытаюсь раскрыть верующим красоту и высоту христианского вероучения. Ведь людям легче воспринимать не отвлеченные теории, а перенимать живой опыт человека, которому они доверяют. Параллельно я перевожу на китайский православную литературу, которая, с моей точки зрения, будет полезна для миссии.

Сегодня в Китае только два священника-китайца. Это на всю почти полуторамиллиардную страну. Еще один кандидат пока учится. Для того чтобы китаец стал священником, нужно много времени — изучение русского языка, получение духовного образования, а это не решается за один день и даже за год, требуется кропотливая работа. Но мы смиренно молимся и надеемся, что с помощью Божией эти труды принесут плоды.

О мечте…

— Уверен, что у православия в Китае большое будущее. И, как уже говорил один священник, у меня есть мечта. Я надеюсь, что еще при моей жизни численность православных в Китае достигнет миллиона человек. Вот тогда я буду спокоен. Эта далекая цель, для достижения которой придется много трудиться, но я к этому готов.

Татьяна Фалина

[1] Данные приводятся согласно официальной статистике КНР, однако, по оценкам независимых экспертов, число христиан в Китае может достигать 60 миллионов человек.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.