Главная > Статьи > «В феврале 1917‑го мы в порыве негодования подожгли свой собственный дом»
«Ведомости Нижегородской митрополии» 21 (129) 15:19, 9 ноября 2017

«В феврале 1917‑го мы в порыве негодования подожгли свой собственный дом»

4 ноября на Нижегородской ярмарке начал работу мультимедийный исторический парк «Россия — моя история». В преддверии его открытия в наш город приехал викарий Патриарха Московского и всея Руси, наместник московского Сретенского монастыря и ректор Сретенской духовной семинарии, председатель Патриаршего совета по культуре епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов). Как идейный вдохновитель мультимедийного проекта и один из организаторов выставки он провел здесь экскурсию. А после пообщался с нижегородскими старшеклассниками, студентами и педагогами.

Темой беседы стала Февральская революция 1917 года — переломный момент в новейшей истории России.

— Историю нужно знать, — обратился к присутствующим владыка Тихон. — Знание наших «генетических болезней» необходимо для профилактики этих недугов. И важно понимать, что есть главная причина всех наших невзгод — это мы сами. К 1917 году общественный, политический, социальный и духовный иммунитет в стране был снижен. А с «вирусами» пришлось столкнуться серьезными. Я сегодня не буду делать многочисленые ссылки, но все факты, которые буду озвучивать, можно найти в серьезной исторической литературе.

Нищая, темная, отсталая?

— К сожалению, даже в современных учебниках можно прочитать, что Россия до революции была нищей, отсталой страной, томящейся под гнетом царизма. Но что мы видим, обратившись к фактам?

Наша страна перед революцией занимала четвертое (по некоторым показателям — пятое) место в мировом экономическом рейтинге. Происходил гигантский рост промышленности (как сейчас в Китае) и социального обеспечения. Известный экономист и журналист Эдмон Тери прибыл в Россию в 1912 году по поручению французских банков. Мы периодически брали во Франции крупные кредиты, и тамошним финансистам нужно было понять, платежеспособна ли Россия. Исследовав ситуацию, Тери сделал вывод: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 год идти так же, как они шли с 1900 по 1912 годы, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

В 1920 году новоявленное министерство просвещения, которое называлось Наркомпросом, решило изучить уровень грамотности населения. Выяснилось, что 86 процентов подростков 12–16 лет грамотны. Оказывается, в 1908 году в Думу поступил закон о всеобщем начальном образовании. И этот проект стал активно воплощаться в жизнь.

В 1898 году была введена бесплатная медицинская помощь, и к 1917 году две трети населения были ей обеспечены. Фридрих Эрисман, швейцарский врач и исследователь медицины, писал: «Медицинская организация, созданная российским земством, была наибольшим достижением нашей эпохи в области социальной медицины». Бюллетени, молочные кухни, отпуска по беременности появились именно тогда.

Конечно, в Российской империи не все было гладко. И угнетение рабочих действительно было. Но проблемы решались, причем хорошими темпами. — Выдающийся советский руководитель Алексей Николаевич Косыгин рассказывал о своей семье. Его отец был рабочим в Петербурге, потом в Петрограде. Многодетная семья. Они жили в собственной трехкомнатной квартире, мама не работала. Каждое воскресенье ходили в театр.

Война

— Николай II сделал все, чтобы ее не было. И поначалу Россия терпела сокрушительные удары от Германии. Сравним. 1914–1915 годы — сплошные отступления. А через месяц после того как царь становится главнокомандующим (а у него было военное образование), мы видим, что не отдано ни пяди земли. Воен­ные успехи продолжались вплоть до 1917 года.

Вначале был снарядный и оружейный голод, но промышленность имперской России оказалась способной абсолютно беспрецедентно по тем временам перевооружить армию. Ковровский завод был построен именно тогда (это знаменитые пулеметы «Максим»). Появился будущий ЗиЛ и множество других заводов. Причем без увеличения налогов. Россия была единственной из воюющих стран, которая не ввела карточки на продовольствие. Кроме одной — на сахар. Самогон гнали. Была достигнута и дипломатическая победа. Договор Сайкса-Пико в 1916 году. По этому договору России отходила вся Северная Турция, включая Константинополь, Босфор и Дарданеллы.

Николай II был человеком необычайной доброты, но твердости и мужества, и он привел Россию к порогу победы в Первой мировой войне. Ведь уже готовились к параду Победы в Берлине, Вене и Константинополе. Именно для этого сшили множество «буденовок», известных нам по Гражданской войне. Двуглавого орла убрали, звезду прикрепили. Самолетов в  войну выпускалось все больше и больше, а в кожаных куртках авиаторов потом комиссары ходили.

Николай Александрович думал, что, когда русская армия с победой войдет в Константинополь, Берлин и Вену, будет нанесен сокрушительный удар по революционным настроениям. Так бы и случилось. Но противники России сделали все, чтобы этого не допустить.

Мы податливы на осуждение

— Октябрьская революция, которую когда-то было принято называть великой, была лишь жесточайшим последствием того, что случилось в феврале 1917 года. Подготовка к этим событиям шла много лет.

Были в стране революционеры страшнее большевиков, потопивших Отечество в крови, страшнее эсеров — самые влиятельные, богатые, просвещенные, с точки зрения общества, люди в стране. На них молилось «прогрессивное», как тогда говорили, общество. Львов — будущий первый председатель Временного правительства, Керенский, Гучков, Милюков. Они передали Родину в руки человека, который однажды сказал: «А мне, господа хорошие, на Россию наплевать», — Ленину.

Российские элиты давно тяготились самодержавной властью. В заговоре участвовали даже родственники Николая II. Великие князья нацепляли красные банты и приветствовали свержение царизма. А что говорить о дворянстве, интеллигенции… Бытовало выражение (это в разгар войны!) «Уж лучше пусть немцы, чем Романовы».

Был совершен госпереворот, заговорщики добились отречения государя. Они убеждали его в том, что только это спасет Россию от смуты.

И что потом? Приказ №1 — об отмене дисциплины в армии. На пороге победы! И фронт рухнул. На местах уволили всех губернаторов и других представителей власти, начались выборы в советы. Вспомним выборы начала девяностых. Результат — фактическое безвластие. И тут появились большевики…

Епископ Тихон привел еще множество фактов, говорящих о достижениях нашей страны, о личности царя-страстотерпца, который, к сожалению, потерпел сокрушительное поражение в битве на информационном поле, о безбрежной либерализации и расхристианизации тогдашнего общества, которые привели к трагическим событиям февраля, а затем и октября 1917 года.

Владыка процитировал слова фран­цуз­ского дипломата Мориса Палеолога, служившего послом в России в начале XX века: он писал, что не знает другого народа, который бы так поддавался внушению, как народ русский. Это не раз подтверждала и отечественная история.

— В феврале 1917‑го, — cказал автор знаменитой книги «Несвятые святые», —мы в порыве негодования подожгли свой собственный дом.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.