Главная > Паства Христова > Вера, удаль и сила
«Ведомости Нижегородской митрополии» 17 (149) 14:24, 13 сентября 2018

Вера, удаль и сила

17 июля, в день святых Царственных страстотерпцев, от Архангельского храма села Шилокши в Кулебакском районе шел крестный ход — местные казаки и просто жители окрестных сел и деревень. Конечной точкой стал храм в честь Царственных страстотерпцев в Знаменке. До недавнего времени этот населенный пункт был нежилой, умирающей деревней. А сейчас здесь церковь стоит. Оживает Знаменка. Возрождают ее казаки, атаманом у которых — Борис Конышев.

Храм в Велетьме

Борис Борисович родом из села Велетьма того же Кулебакского района. Населенный пункт не маленький даже по теперешним сельским меркам: и школа есть, и садик, и фельдшерско-акушерский пункт, и магазин. Работает рыбхоз, есть и огромный искусственный водоем.

Первая церковь в Велетьме появилась в 1788 году. Говорят, ее строили купцы Баташевы. Храм был деревянным, вокруг — железная ограда, выкованная на железоделательном заводе. В 1936 году храм закрыли, иконы пожгли. До наших дней здание не дошло.

Борис Конышев рос мальчишкой своенравным, но родители были непререкаемым авторитетом. Особенно отец. Он для будущего атамана стал не просто примером — эталоном. Ради отца сын и взялся храм строить.

— Когда отец умер, горе было, конечно, огромное. Хотя я к тому времени уже семьей обзавелся: жена, дочки. Вроде бы, не одинокий был, — вспоминает Борис Борисович, — но душа болела так, что хоть в петлю. Господь меня уберег, в то время я к вере пришел. Получилось вот как. Подвез до Кулебак священника, отца Льва Бушуева. Он меня в храм пригласил. А я до того и в церкви-то не был. Пришел, он мне, помню, две тоненькие брошюрки дал. Это была первая в моей жизни духовная литература. И вот то, что было в них написано, на мое израненное сердце легло. А потом в какой-то газете прочитал, что если человек храм построит, то его усопшим родственникам на том свете легче будет…

Храм в Велетьме во имя Николая Чудотворца начали возводить в 2002 году. Борис Борисович во главе, и жители помогали. Малым чином освятили в 2010‑м. Лето было тревожное: во время жестокой засухи кругом горели леса.

— Мы собираемся в храм, а нам чуть не у виска крутят. Сгорим сейчас, говорят, бежать надо, а вы тут с церковью, — вспоминает Надежда, супруга атамана. — Угли горящие по Велетьме летали. Но освятили, и теперь на все праздники и по воскресеньям у нас служба. Народ ходит, причащается. В 2013‑м владыка Варнава нашу церковь уже архиерейским чином освятил.

Станица Знаменка

С обретением веры у Бориса Борисовича и его семьи началась другая жизнь. В тот же год, когда леса горели, в 2010‑м, появилась новая местная общественная организация — «Приокское казачество». Атаманом казаков стал Борис Конышев.

— Священники мысль подали. А когда я стал изучать эту тему, просто поразился, что за замечательные люди были казаки! И начал с радостью вместе с друзьями возрождать их традиции, —– вспоминает Борис Борисович.

Казак, считает атаман, должен жить на земле. И не один, а рядом с близкими по духу людьми, братьями-казаками. Поэтому и взялись они возрождать заброшенную деревню Знаменку. К тому времени, как в первый раз туда приехали казаки, в деревушке уже лет пятнадцать никто не жил, кроме одной старушки.

— От села Шилокши двенадцать километров в лес, — рассказывает атаман. — Когда туда поехали, эти километры шесть часов преодолевали. А ведь были на «уазиках»! И лебедки в ход пошли, и руками вытаскивали. Бездорожье полное! Весна была, распутица, снег только сошел. Наконец прибыли. Вот она — Знаменка. Наша будущая казачья станица.

Первым делом казаки начали строить храм. В честь святых Царственных страстотерпцев — потому что государь-император Николай Второй был верховным атаманом казаков России. Борис Конышев и другие казаки очень почитают царскую семью. Пока шло строительство, в старом заброшенном доме (их в деревне к тому времени осталось всего два) навели порядок и сделали домовый храм.

— Удивительно, но когда делали уборку, ребятишки-кадеты обнаружили на одной стене календарь за 1982 год, — рассказывает Борис Борисович. — Изображение — икона Всех святых, в земле Российской просиявших. А в центре — царская семья. Представляете, это же советское время! Откуда у бабушки взялся такой календарь, ума не приложу. Император с семьей тогда только за границей были канонизированы.

Храм в честь святых Царственных страстотерпцев небольшой, но очень красивый. Иконы государя и царской семьи освящены в Екатеринбурге, в Храме‑на‑Крови (он построен на месте дома Ипатьева, где расстреляли страстотерпцев). Один монах подал казакам такую идею, и они сразу собрались в дорогу.

— С нами поехал настоятель храма в Велетьме протоиерей Иоанн Клюшин, наш добрый друг, — вспоминает атаман. — Чувства, конечно, непередаваемые, когда стояли в алтаре. Он как раз на месте комнаты, где расстреливали. Они: Николай Александрович, цесаревич, девочки, Александра Федоровна — истинно святые. Кстати, в этом году, когда крестный ход из Шилокши пошел в день 100‑летия убиения царской семьи, так нас там ровно сто человек оказалось. Мы удивились! Три раза пересчитывали крестоходцев — ровно сто.

Сейчас настоятель «царского» храма — протоиерей Евгений Утенков. Он же и духовник казачества. В Знаменке, которую казаки возрождают, две улицы уже имеют названия — Соборная и Родниковая. Но это только задел на будущее, строений тут пока немного. Хотя казаки землю пашут, пруд почистили, разводят рыбу, пасеку завели.

А еще каждый год Борис Борисович с друзьями устраивают традиционные казачьи состязания — шермиции. Сначала приокские казаки ездили на Дон, посмотрели, как там проходят эти состязания, а потом начали проводить у себя. В этом году народу собралось особенно много. Тут и казачий кинжальный бой, и рубка шашкой. Были ребята из военно-патриотических клубов, которые поддерживаются казаками. 29 сентября в Знаменке снова пройдут состязания — на призы атамана Приокского казачества, коим является Борис Конышев. Так что если кто желает силу и удаль показать — добро пожаловать!

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.